У Пинчука раздали призы кураторских симпатий. Фото

28
11 грудня 2011
Никита Кадан, Постамент. Практика вытеснения, 2009-2011. Эта работа были удостоена Главной премии PinchukArtCentre 2011 года
Жанна Кадырова, Без названия, 2011. Жанна получила Специальную Премию (25 тысяч гривен)
Жанна Кадырова, Без названия, 2011
Сергей Радкевич, Евхаристия, 2011. Сергей также получил Специальную Премию PinchukArtCentre и 25 тысяч гривен
Сергей Радкевич, Евхаристия, 2011
Сергей Радкевич, Евхаристия, 2011
Никита Шаленный, Сон клоуна, 2011; Фейс контроль, 2010; День рождения, 2010 (проект Одиночество). Шаленному достался Приз зрительских симпатий и 10 000 грн
Никита Шаленный, Кукла, 2011; Сон клоуна, 2011 (проект Одиночество)

9 декабря в "Арене" прошла церемония вручения премий PinchukArtCentre, которая присуждается молодым украинским художникам в возрасте до 35 лет.

Всего разыгрывалось 4 приза – Главная Премия в размере 100 тысяч гривен, две Специальные Премии по 25 тысяч гривен и приз зрительских симпатий в размере 10 тысяч гривен. Помимо денежного вознаграждения, победители Премии получают также возможность месячной стажировки в мастерских известных международных художников.

 Никита Шаленный, Сергей Радкевич, Никита Кадан и Жанна Кадырова, лауреаты Премии PinchukArtCentre 2011

Если бы букмекерские конторы Украины принимали ставки на результат пинчуковской премии, то неплохо заработать в этом году имели бы шанс не только победившие художники. У конкурса не было одного или даже нескольких фаворитов; в этом году он получился очень разнообразным, очень сильным, очень богатым на "темных лошадок", никому не известных ранее молодых художников, представивших интересные профессиональные проекты.

Единственным более-менее предсказуемым стал приз зрительских симпатий, доставшийся Никите Шаленному за его очень яркий, очень кичевый и очень неглубокий проект. Очередь, которая каждый день выстраивается вдоль фасада Арены и которой так гордится Виктор Пинчук, довольно четко просигнализировала, что ее эстетическим предпочтениям еще есть куда расти.

Не менее сильным и интригующим, чем состав номинантов, было и жюри конкурса, в которое вошли один из самых влиятельных кураторов и мыслителей современности Ханс-Ульрих Обрист, директор лондонской Barbican Gallery Кейт Буш, директор парижского Palais de Tokyo Марк Оливье Валер, известная российская куратор Екатерина Деготь, и два художника – Олафур Элиассон и Павел Маков. Представить себе, по каким критериям будут судить выставку такие разные и самобытные личности, было совершенно невозможно.

Еще большей интриги добавлял тот факт, что члены жюри должны были увидеть выставку номинантов и принять решение за один день, прямо перед церемонией. К тому же четверо из шести членов жюри имели весьма поверхностное (если не сказать, что не имели никакого) представление об украинском искусстве и о контекстах, в которых существуют разные участники конкурса и в которых возникли их работы.

Исходя из этого, можно заключить, что наибольшее влияние на принятие решения жюри имела в этом году Екатерина Деготь – с одной стороны, известный международный куратор, с другой стороны, хороший знаток и давний ценитель украинского современного искусства. Именно ее убеждения и симпатии, скорее всего, определили тот факт, что первый приз достался Никите Кадану, негласному лидеру критического, политически и социально-ориентированного течения в украинском молодом искусстве и вполне официальному лидеру художественной группы РЭП и кураторского объединения "Худсовет".

 Ханс Ульрих Обрист, Никита Кадан, обладатель Главной премии PinchukArtCentre 2011, и Екатерина Деготь

Интересно, что свою речь перед объявлением имени победителя Деготь начала именно с политического высказывания, заявив, что она чрезвычайно рада находиться на этой сцене в Киеве, но гораздо больше ей хотелось бы быть в Москве, где сейчас пишется история и где люди отстаивают свое право жить в честном обществе. Эта реплика довольно прямо указала на то, что премию получит кто-то из РЭПа – группы, выросшей из стихийной мастерской, работавшей в дни Оранжевой революции в стенах Центра Современного Искусства при Киево-Могилянской Академии.

Таким образом, круг замкнулся – куратор из страны, стоящей на пороге перемен, вручила премию художнику, творческий путь которого непосредственно связан с подобными переменами в его стране и несет на себе ощутимый отпечаток всех преимуществ и недостатков жизни в революционную эпоху. Вручая приз Кадану, Деготь в каком-то смысле совершила символический жест, выразивший веру в те процессы, которые сейчас происходят в ее стране: даже если политические плоды гражданских протестов будут ничтожными, у нас всегда остается надежда, что на этом поле битвы потом взойдут ростки нового искусства, а, следовательно, нового мышления.

Не меньшее влияние Деготь наверняка имела и на присуждение первой из Специальных премий Жанне Кадыровой, еще одной художнице, вышедшей из РЭПа. Правда, в этом случае это был скорее, что называется, "lifetime achievement award" – Жанна безусловно является самой самобытной, успешной и плодотворной художницей ее поколения, и не отметить этого в рамках такой престижной премии было бы просто несправедливо.

Вторая из Специальных премий была явно отдана на откуп международным членам жюри: в этом решении явно читается как незаангажированность (положительная сторона неосведомленности в местном контексте), так и присущая западным кураторам привычка искать национальную уникальность и идентичность в искусстве других стран. Премию получил молодой художник из Луцка Сергей Радкевич, создавший монументальную роспись в здании Бессарабского рынка.

Неизвестно, что произвело большее впечатление на иностранных кураторов: магия самой Бессарабки или абсолютно нетрендовые, а оттого очень свежие в мировом контексте византийские мотивы в работе 24-летнего украинца. Скорее всего, это было нечто третье, что уже принесло главный приз PinchukArtCentre 2009 года Артему Волокитину – та академическая школа техники живописи и композиции, которая практически совершенно вымерла на Западе и только каким-то чудом до сих пор сохранилась и живет у нас.

Трудно было не заметить если не разочарования, то, по крайней мере, отсутствия явного восторга по поводу решения жюри на лице у главного виновника события – Виктора Пинчука. Что и говорить, Артем Волокитин с его непривычной для западного зрителя живописью классического толка был максимально удобным "титульным" художником Премии. Его работы легко и бесконфликтно можно было встраивать в любую концепцию и любой контекст, будь-то экспозиция на Венецианской биеннале или выставка в самом ПАЦ, собирая при этом восторженные отзывы западных зрителей о школе, манере и традиции.

 Виктор Пинчук, основатель PinchukArtCentre, и Никита Кадан, обладатель Главной премии PinchukArtCentre 2011

С Никитой Каданом такая история не пройдет. Стать новым "карманным художником" ПАЦ на международной арене ему явно не суждено – во-первых, он и сам давно уже уверенно ощущает себя на этой самой арене, во-вторых, его мировоззрение слишком радикально противоположно тем ценностям, которые проповедует ПАЦ, и самой идее современного искусства как олигархического хобби. Впрочем, только время сможет показать, способна ли его позиция пошатнуться в свете открывающихся для победителя Премии PinchukArtCentre перспектив, и способны ли плоды проснувшегося в 2004 году гражданского общества вызреть на поле, окучиваемом мотыгой крупного капитала.

powered by lun.ua