Алексей Коган: Нет никакого унижения украинских музыкантов

52
27 квітня 2012

Алексей Коган — продюсер, журналист, член международной ассоциации джазовых журналистов, инициатор создания и арт-директор международного джазового фестиваля Jazz in Kiev, арт-директор фестиваля Alfa Jazz Fest (Львов), куратор самой джазовой - Волошинской сцены - фестиваля "Джаз Коктебель".

Свою деятельность в качестве радиоведущего и популяриляризатора джаза начал в 90-х годах на радио "Промінь", где вел ежедневные часовые программы, посвященные как современной джазовой музыке, так и истории джаза.

Впоследствии работал на радио "Континент", "Ностальгия" и др. Не будет преувеличением сказать, что на его передачах выросли целые поколения любителей джаза в Украине. В начале 2000-х выступил как джазовый продюсер,  организовал  серию еженедельных джазовых концертов украинских музыкантов в клубах "Динамо-люкс", "Аль Капоне", "Lapsha Jazz".

Серия успешно продолжается джазовыми концертами "Тема с вариациями. Live" по средам в Культурно-образовательном центре "Мастер-класс", где уже состоялось 105 концертов.

Можно с уверенностью сказать, что это одна из лучших площадок, где украинские джазовые музыканты могут представить свое творчество. Алексея Когана по-прежнему можно слышать в эфире каждую среду и понедельник на Music Радио, где он ведет передачу "Час на Джаз", и каждую пятницу на радио "Промінь".

Мы пообщались с Алексеем Коганом накануне второго международного джазового фестиваля Alfa Jazz Fest, который состоится во Львове 1-3 июня.

- В преддверии фестиваля Alfa Jazz Fest напрашивается мысль о том, что нынешний год очень удобен для некоторого подведения итогов.

Десятый "Коктебель", пятый Jazz In Kiev (полуюбилей), второй Alfa Jazz Fest. Еще лет семь-восемь назад и мечтать не приходилось о таком количестве звезд в один год. Важно, что при этом в фестивальную жизнь вовлечено много украинских музыкантов. Можно ли попробовать подвести какие-то итоги для украинского джаза в целом?

- Мне все-таки кажется, что это уже второй виток. Первый виток настоящей концертной жизни в Киеве связан даже не с моими концертами в "Динамо-люкс", я тут не кокетничаю. Виток настоящей клубной жизни и приезда звезд – это был Эрик Айгнер, клуб "44", 2002-2004 год: Мейнард Фергюссон, Джо Завинул, Виктор Бэйли, Эрни Уотс, Джон МакЛафлин и Shakti (я точно кого-то забыл). Это все делал Эрик Айгнер.

Плюс концерты украинских музыкантов, выпуск дисков. Сейчас выпуск дисков несколько прекратился по известным причинам. Люди берут музыку из Интернета, и в этом качестве CD уже не является товаром. Правда, большие фирмы еще продолжают работать и говорят, что компакт-диску как товару еще семь лет ничего не грозит.

Да, второй виток. Честно скажу, не знаю, с чем это связано. Для меня это движение в Европу. Фестивали Alfa Jazz Fest, Jazz In Kiev… я не буду говорить, что это фестивали мирового уровня, хотя это, наверное, так. Люди, которые делали Alfa Jazz Fest, ездили набираться опыта в Марсиак, Монтрё, и смогли в этом убедиться.

Для меня самое большое достижение украинской независимости – показатели популярности авторской музыки.

Если три года назад из десяти выпущенных за год дисков – пять было со стандартной музыкой, пять с авторской музыкой, а четыре года назад соотношение было шесть на четыре, то в этом году все десять дисков, которые вышли, - стопроцентно авторская музыка.

 

 

В этой связи я часто вспоминаю, как на лекции в Чикагском институте джаза Брэнфорду Марсалису задали вопрос: "Почему вы не играете стандарты?".

Он ответил: "Стандарты – это клево, это школа. Но пора нам придумывать такую музыку, которая будет стандартами в двадцать первом веке, чтобы молодым было что играть".

Мне кажется, в Украине уже есть пьесы, которые – опять же это субъективная точка зрения – можно назвать стопудовыми стандартами. Например, пьеса Сережи Овсянникова "Наречена" или "Синее платье", или обработка Юрия Шепеты и Игоря Закуса народной песни "Америцький край", или "Украинская басовая песня" Игоря Закуса, "Одиночество" Валеры Волкова.

Эти вещи на слуху в некотором роде благодаря моим коллегам и друзьям с европейского и американского радио, которые эту музыку крутят у себя не ради вежливости, а потому что за это не стыдно. Лэрри Эппелбаум (который, кстати, снова приезжает в Украину, на Alfa Jazz Fest) сделал у себя в Вашингтоне уже семнадцать выпусков, посвященных украинскому джазу.

Ему нравятся Dislocados, квинтет Дениса Дудко, ему нравится то, что делает Дима Александров, группа "Небесна ріка". Поэтому, мне кажется, в украинском джазе все происходит так, как оно должно происходить.

Действительно, в этом году как-то все выстроилось, словно парад планет. Но мое отношение к этому: я не хочу праздников, я хочу, чтобы это было чем-то обыденным. Например, я приезжаю в Нью-Йорк, в гостинице лежит журнальчик типа What's On. И вот я хочу, чтоб как в Нью-Йорке посмотреть в журнал, сидя в кресле, и… так, туда не пойду – дорого, это не хочу, это слышал, в этом я не разбираюсь, а вот это интересно. И у меня есть выбор. Три концерта из двадцати.

Вот мне хочется, чтобы это было обыденным. Почему в свое время так был страшен Уиллис Коновер (американский джазовый продюсер и радиоведущий "Голоса Америки". – А.Ю.) для тоталитарных стран?

 

 

"Голос Америки", но ни одной политической привязки. Он давал возможность выбора. Наверное, поэтому его в Польше называли символом антикоммунизма. У вас есть возможность выбора на украинском радио и украинском телевидении? Нет, у вас нет такой возможности. Поэтому для нас, для тех, кто любит джазовую музыку, и ценны такие островки культуры, каким является "Мастер Класс".

Есть активность в других клубах. Активизировался Divan, появился очень симпатичный клуб Cotton Club. Так что в этом плане все хорошо. Еще бы немножко удачи. Надоело все делать, как говорит Жванецкий, вопреки и не взирая. Иногда кажется, что силы кончаются.

Вот мы в этом году будем делать детский фестиваль без поддержки, такой, как нам хотелось бы. Мы запустили социальный проект "Дай джазу!" по сбору средств. Сказать, что он работает хорошо, нельзя. У нас нет тут опыта, но мы пытаемся как-то сдвинуть с мертвой точки. И мы сделаем детский фестиваль и сделаем его хорошо. Но будем все равно думать, что могли сделать лучше.

Но лучше можно было бы делать только, если бы было немножко другое финансирование. При этом мы дорожим своей репутацией и готовы отчитаться за каждую полученную копейку.

Что касается пятого фестиваля Jazz In Kiev, то мы не смотрим на него как на юбилейный, но чертовски приятно выходить на сцену и говорить: "До вашої уваги п’ятий традиційний…"

А пятый – это уже, можно сказать, традиционный. И у нас на фестивале все будет хорошо. Будет обязательно United project (совместный проект) украинских и иностранных джазменов и не будет никаких искусственных аншлагов. Таков принцип нашего продюсерского центра. По поводу конца света мы всегда говорим: Ничего. Пятый фестиваль провести успеем.

Есть много других проблем. Например, кроме "Мастер-класса" и консерватории по большому счету нигде нет приличных акустических инструментов. Нет конкуренции залов. Реальный концертный зал для джазового концерта музыканта серьезного уровня должен быть чуть больше консерваторского.

В Киеве нет ни одного приличного тысячника с приличным акустическим инструментом. Это гигантская проблема. Девять лет назад у меня была возможность привезти тогда еще недорогого Гонсало Рубалькабу. Он говорил, что его устроит отель две звезды. Только одно условие: лучший инструмент в стране. И я не смог найти зал. Консерватория была занята, филармония занята, разгар сезона, а от нашего разговора до концерта оставалось полтора месяца. Отсутствие залов – страшная проблема.

А теперь мы ставим перед собой сверхзадачу не только привозить хороших музыкантов и платить им хорошие деньги, но и своих "продавать". А ведь есть кого "продавать".

- В связи с этим возникает вопрос, каковы перспективы, так сказать, экспорта украинского джаза?

- Пока что это в основном без нашей помощи. Хорошо продается Энвер Измайлов. Начал продаваться в ближневосточном регионе, в арабских странах Jazzex. Они блистательно выступили на фестивале в Каире. Я был в Лондоне в прошлом году и познакомился с людьми, которые занимаются джазом в арабских странах, представителями Палестины, Египта, директором очень известного Cairo Jazz Сlub.

Там любят любое пение а капелла. И вот они там были реальными звездами. Mansound: у них вышел новый альбом A Capellissimo. Неделю назад был на пресс-конференции во Львове и случайно попал на их концерт: Шопен, Рахманинов, Боккерини, пару украинских песен, пару русских. Здорово сделано, здорово звучит. Очень за них рад.

Хорошо начал продаваться Lush Life, стопудовый украинский продукт, хотя они играют в стиле мануш (manouche – цыганский джаз, синтез свинга и гитарной музыки. – А.Ю.).

Сейчас, если сработает, они должны 8 июня ехать в Брюссель и выступать в ресторане штаб-квартиры НАТО на встрече украинской делегации со спецслужбами НАТО, которые помогают в обеспечении безопасности на Евро-2012. Они захотели украинскую джазовую группу и выбрали Lush Life. И, как всегда, по закону подлости оказалось, что у трех музыкантов нет в природе загранпаспорта.

Музыкантская тема стопудово. Очень высоко оценили нашу группу известные французские исполнители стиля мануш. Есть предложение на Gypsy фестиваль. Еще их приглашают на фестиваль в Южную Корею. Очень здорово работает Trio Picasso, как мы их называем. У них два состава и две разных программы. Их часто приглашают на корпоративы, причем для того, чтобы они играли именно свою музыку.

Еще можно вспомнить Романа Грынькива. Это брэнд. Он записался с Элом ди Меолой, в одном из проектов Питера Гэбриела. Но это уже шире джаза. Он представляет музыку как таковую.

К сожалению, нет отношения такого, чтобы поддержать свое. Иногда сетуют на отсутствие государственной поддержки. Да не будет никогда государственной поддержки.

У меня большие надежды на молодежь. На Гришу Паршина, на Виктора Павелко, Кирилла Погудина, Дениса Аду, хотя он уже руководит биг-бэндом и это уже сложившийся музыкант. Я считаю, что потрясающий проект нераскрученный "Млада".

- Возвращаясь к фестивальной теме. Насколько наши фестивали становятся площадкой для общения между музыкантами?

- Конечно, становятся. Например (выдам секрет фестиваля Alfa Jazz), Джино Ваннелли пригласил украинскую духовую секцию. Будет играть Александр Чаркин на тромбоне и Денис Аду на трубе. Я считаю, это прорыв.

 Джино Ванелли

 

Далее. Открытием фестиваля будет совместное выступление "Пиккардийской терции" и Mansound. Есть примеры сотрудничества. На фестивале "Джазовая провинция" в Курске вместе играли Эрик Мариентал и Mansound. Марк Соскин, Дима Александров, Андрей Арнаутов, Алик Фантаев записали шикарный диск.

Рэнди Брекер и Cхід-Side вместе выступали в Киеве. Дино Салуцци и киевский оркестр New Era Orchestra на фестивале Jazz In Kiev 2010. Дино приехал заранее, четыре дня напряженных репетиций, были проблемы, но Салуцци остался доволен. В этом году фестиваль Jazz In Kiev открывает киевский биг-бэнд.

- Обилие качественных джазовых фестивалей в Украине способствует развитию джазового туризма? А в какой мере наши фестивали могут быть привлекательны уже не только для нашей публики, но и туристов из-за рубежа?

- Трудно сказать. Ну, вот Львов сработал. Что касается Jazz In Kiev, не могу сказать про дальнее зарубежье, но дипломатический корпус к нам ходит исправно и не только на фестивали, но и на все концерты.

Мы уже отследили, что у нас есть около 900 человек, которые постоянно заказывают билеты на фестиваль, и около 300 которые более или менее постоянно ходят на наши концерты. Я не говорю, что на джазе можно заработать. Скорее нет. Но при нормальной работе лет через семь-восемь на самоокупаемость можно выйти. Но тут уже нужно держать планку, если она взята.

Молодежь активизировалась. Биг-бэнд появился. Я всегда говорил: биг-бэнд – это как съезд партии. Это потрясающая школа. Растут сильные музыканты. Посмотрите на Дениса Аду – какой скачок, - посмотрите на Богдана Гуменюка, на Паршина Гришу, Аню Донцову, Даниила Зверхановского.

Есть и потери. Вот гитарная школа и педагогика осиротела в Украине. Нет Вовы Шабалтаса. Хорошо, что он успел подготовить учеников. Ну, и схема остается. Все джазовые музыканты играют в поп-музыке для поддержания авторитета. Такая практика во всем мире. Посмотрите, кто ездит в туры с поп-звездами, рок-звездами – все станет ясно.

- Давайте теперь поговорим о фестивале Alfa Jazz и музыкантах, которые выйдут на сцену. Как вообще происходит подбор и приглашение хедлайнеров?

- Самое большое достоинство фестиваля – это разная музыка. Как мы говорим, мы вас не развлекаем, а представляем разную музыку. Выбирайте. Так вот самое большое достижение фестиваля автоматически является его самым большим недостатком. Это фиксированные даты.

Сколько раз менеджер Чика Кориа говорил: Алексей, в Киев с удовольствием, но давайте фестиваль у вас будет не 20-го октября, а начните 25-го. А ведь мы зал забиваем еще летом. И тут браво моему коллеге Вите Овчинникову, который творит чудеса.

И, может смеяться надо мной, наверное, мы все-таки хорошие люди. Нам Бог все время помогает, и как-то все складывается. На первом фестивале у нас была трагедия. Все музыканты поначалу могли выступать в один день, все шесть команд. Но потом все как-то расставилось.

В этом году у нас Кенни Гаррет. Он был уже в Киеве, но кто его видел в клубе Sullivan Room? 180 человек. К тому же на площадке, которую трудно назвать джазовой. Дальше, Ришар Бона. Был в Киеве пять лет назад в ресторане, где с трудом зашло сто двадцать человек. Причем состав совершенно новый и новая программа (я ее еще не слышал).

Ришар Бона 

 

Второй день: Джон Маклафлин, легендарный гитарист, который представит свой проект the 4th Dimension. И Кассандра Уилсон. Хотя некоторые считают его скучной, но, тем не менее, по моим данным, на субботу билетов уже практически нет. Хотя, как и в прошлом году, те, кому не достались билеты, смогут в парке, на травке наблюдать фестиваль на плазме.

Третий день: Джон Патитуччи – я считаю, превосходный выбор – и Джино Ванелли. Для завершения фестиваля то, что надо. Должно понравиться всем. Плюс у него день рождения. В июне ему исполняется шестьдесят. Выглядит прекрасно.

Кассандра Уилсон 

 

Не забывайте, что на сцене у площади Рынок у нас будет трио Скота Хендерсона, квартет Аркадия Шилклопера, потрясающий венгерский гитарист Мики Бирта, польский квартет Марека Напьорковского, выступят восемь украинских команд, две российские команды.

- По каким критериям отбирались украинские музыканты на фестиваль? Судя по программе, в этом году в основном в бой идет старая гвардия?

- Для того, чтобы выходить на сцену, надо уметь играть. И мы не ставим перед собой задачу "расширения географии". Если львовянин или сумчанин играет лучше киевлянина – поедет львовянин или сумчанин. Будут представлены люди, которых реально интересно слушать.

И вопреки тому, что иногда говорят, нет никакого унижения украинских музыкантов. И они все работают на достойных условиях. И когда будут заканчиваться концерты, в клубах ночью будет происходить то, ради чего музыканты туда приезжают.

Я не говорю о Кассандре Уилсон, но я совершенно не убежден в том, что музыканты Кассандры не пойдут в "Левый берег" или "Дзыгу", чтобы поиграть с украинцами. Так было в Киеве.

Эл Джерро после концерта пошел спать. Все его музыканты были в "Пикассо" после концерта. Дейв Холланд пошел спать, но все его музыканты играли в "Лапше". Spyro Gyra с Валерой Волковым, Максимом Гладецким играли до утра.

 

 

- И последний вопрос: что нам готовит пятый Jazz In Kiev в октябре?

- Jazz In Kiev, конечно, сильно отличается по формату от Alfa Jazz Fest. Закрытое помещение. Мы естественно должны привозить суперхедлайнеров. И в этом году, я думаю, фестиваль будет – не хочу сказать элитарным, но – очень изысканным, по-настоящему юбилейным.

Не могу раскрывать пока все тайны, скажу только, что Киев увидит Майка Маниери со своим последним проектом – это уже точно. И Киев увидит Хироми Уэхару. Будет активность вокруг фестиваля…

Как говорит мой коллега Владимир Каминский, фестиваль перестает жить, когда людей начинает интересовать результат, а не процесс. Вот нам пока очень нравится процесс. 

powered by lun.ua