Премиальная лихорадка, или Бенефис молодого искусства

22
18 грудня 2012

Парад художественных премий, который мы могли с интересом наблюдать в украинском секторе мирового художественного пространства на протяжении декабря 2012 года, помимо конкурсной интриги и подчас неожиданных (или наоборот слишком очевидных) решений жюри, предоставляет широкое поле для разного рода размышлений о состоянии искусства вообще и украинского в частности.

Речь идет о трех в сущности очень разных премиях.

1) Конкурс МУХі - национальная премия для художников до 35 лет, которая является частной инициативой владелицы Боттега галереи Марины Щербенко и уже второй год реализуется при поддержке фонда знаменитого украинского мецената и большого ценителя искусства Игоря Воронова. Вручается ежегодно с 2009 года.

Призовой фонд составляет 40 000 грн., 15 000 грн., 10 000 грн. за первое, второе и третье место соответственно.

Нематериальная составляющая проекта четко не обозначена, но с очевидностью предполагает возможность дальнейшего плодотворного сотрудничества художников с галереей Боттега.

2) FutureGenerationArtPrize – международная премия для художников до 35 лет, связанная с деятельностью небезызвестной украинской институции PinchukArtCentre, за которой стоит финансовый ресурс также вполне конкретной персоналии, обозначенной в ее названии. Вручается с 2010 – один раз в два года.

Призовой фонд составляет 100 000 у.е. за первую премию и 5 специальных по 20 000 у.е.

Нематериальная составляющая поощрения: первенство в соревновании предполагает реализацию персонального проекта в PinchukArtCentre, каждая из спецпремий повлечет за собой возможность резиденции в мастерских самых востребованных художников современности.

Никита Кадан получил PinchukArtPrize 2011 года. Фото предоставлено PinchukArtCentre, фотограф: Сергей Ильин 

3) Премия Малевича, поощряющая украинских художников, возрастом до 40 лет. В отличии от двух предыдущих, эта институциональная премия никак не связана с поиском талантов, а отмечает только состоявшихся художников за их профессиональный вклад в развитие украинского искусства.

Она была инициирована Польским институтом в сотрудничестве с украинской Фундацией CSM. Вручается раз в два года с 2008 года. Призовой фонд составляет 3000 евро. Еще столько же партнер премии образовательная организация "Культурный проект" выделяет на осуществление резиденции в варшавском центре современного искусства "Замок Уяздовский".

Фрагмент инсталляции "Доска почета": серия автопортретов Жанны Кадыровой 

Сам факт существования этих премий говорит о соревновательной природе художественного процесса. В основе любого искусства мы всегда найдем стремление к превосходству. Вот только кого над чем? Древний художник соревновался с природой, признавая за ней, тем не менее, неоспоримое первенство.

В эпоху Возрождения художник дерзнул превзойти Бога в умении творить.

Духом соревновательности между различными школами или направлениями в искусстве, пропитана вся история искусства Нового и Новейшего времени. В стремлении доминировать, каждая из них тщетно пыталась установить гегемонию своего визуального языка, что, конечно, было уже невозможно в мире, образ которого в представлении человека все больше дробился, индивидуализировался и уточнялся в деталях.

Вся эта бесконечная борьба за доминирование на территории искусства привела к необходимости отказаться от единой доминанты вообще, ради возможности услышать каждого. Именно потому - нравится нам это или нет - современное искусство представляет собой предельно свободное и максимально демократичное пространство, где есть место любому жесту, если он совершен художником.

 Лада Наконечная. Фото предоставлено PinchukArtCentre, фотограф: Сергей Ильин

Последняя 13 Документа (выставка, которая проводится один раз в 5 лет в г.Кассель (Германия) и уже традиционно считается важнейшим интеллектуальным нервом всей современной системы искусства), курируемая Каролин Кристов-Бакарджиев, ставшей по-совместительству и главой международного жюри FutureGenerationArtPrize, как раз была посвящена поиску возможных оснований для бесконфликтного существования в мире, где каждый (причем даже не обязательно человек) имеет право голоса.

При этом соревновательность не исчезает из художественного процесса, а превращается в конкуренцию нового. Например, новых идей, новых возможностей, новых форм. А в случае с премиями становится еще и возможностью заработка для работников искусства.

Материальное вознаграждение, как бы велико оно ни было, никогда не было и никогда не станет стимулом для художественных свершений, но, как справедливо заметила Лада Наконечная в интервью Радо Свобода, "даст возможность одной из нас спокойно работать, не думая о деньгах".

Все три премии, более или менее сознательно, подтвердили один и без того довольно очевидный факт.

 Леся Хоменко. Фото предоставлено PinchukArtCentre, фотограф: Сергей Ильин

Слегка апокалиптичный 2012 год стал годом триумфального шествия из проекта в проект художников из группы Р.Э.П (в группу входят шесть художников: Леся Хоменко, Никита Кадан, Жанна Кадырова, Ксения Гнилицкая, Лада Наконечная и Владимир Кузнецов).

Появившись на горизонте в 2004 в качестве молодых и подающих надежды, всего за восемь лет они прошли путь до национальных звезд с международным признанием.

Мировой тренд романтично-утопичного левого искусства, обличающего капиталистический способ производства ценностей, приобретает в их творчестве смелую постсоветскую аранжировку и узнаваемое звучание.

За феноменом группы Р.Э.П стоит целое поколение художников, социальных активистов, культурных деятелей, искренне разделяющих их идеологию.

В случае с Премией Малевича, рэповцы, привыкшие играть в команде, взяли главный кубок еще до объявления результатов, что и поспешили продемонстрировать номинатки – Леся Хоменко, Лада Наконечная и Жанна Кадырова, облачившись в одинаковые костюмы.

 Леся Хоменко, Лада Наконечная и Жанна Кадырова. Фото - Виктора Тимохина

Дважды финишировать этой же команде удалось и в международных соревнованиях FutureGenerationArtPrize. На выставке номинантов на эту премию они были также представлены двумя проектами.

Проектом Никиты Кадана – прошлогоднего победителя национальной премии PinchuckArtPrize и групповым проектом Р.Э.П.

В связи с чередой этих премий, а также комплексом событий их сопровождавших, в отечественной художественной среде весь последний месяц царила атмосфера одного непрекращающегося бенефиса поколения Р.Э.П. и их идеологической программы.

Жанна Кадырова. Фото предоставлено PinchukArtCentre, фотограф: Сергей Ильин

Выставка проекта МУХi лишь на первый взгляд выпадала из этой логики, хотя на самом деле косвенно лила воду на ту же мельницу, проводя черту и финализируя обозначенный поколенческий срез.

И все же во всей этой истории со стойким привкусом равенства и братства есть только один момент, на который следующему поколению, несомненно, стоит обратить внимание.

Поскольку практика искусства вряд ли когда-нибудь станет командной игрой, где равные друг другу игроки, занимая каждый свою обозначенную позицию, ведут команду к победе, метафора спортивной команды тут не совсем уместна. Она всегда будет спекулятивна, до тех пор, пока играют все на равных, а выигрыш достается "одному из нас".

Гораздо более продуктивной метафорой, на мой взгляд, тут может служить коллектив музыкантов, собравшихся ради одного проекта. Идеальной иллюстрацией для меня стал проект Ultramarine, который я посетила в период работы над настоящим текстом, еще раз убедившись, что в ХХI веке важнейшим из искусств для нас является музыка.

Не из-за превосходства духа соперничества, но из-за умения слушать и слышать. Это живое воплощение абсолютной магии, когда в течении часа, 4 безупречно владеющих своим инструментом музыканта, импровизируя, рождают из звуков нечто имеющее абсолютную ценность.

Они играют не одну композицию, а создают пространство бесконфликтного и гармоничного сосуществования для четырех отдельных произведений.

Наверно, только это и может считаться самой настоящей командной игрой.

powered by lun.ua