Энциклопедия украинской жизни

100
26 грудня 2012

Выставка Николая Пимоненко – первая за полстолетия ретроспектива художника и первый крупный проект НХМУ после поутихшего уже скандала вокруг должности его директора.

В 4 выставочных залах – большинство ключевых полотен, эскизов и графических работ Пимоненко фондов НХМУ и ряда региональных музеев. Любопытным дополнением к основной экспозиции полотен стали аутентичные национальные костюмы, а также, серия копирующих наиболее известные пимоненковские сюжеты т.н. наивных картин неизвестных народных художников из музея Ивана Гончара.

"Святочное гадание", 1888 

Николай Пимоненко – крупнейший украинский живописец рубежа 19 и 20 веков, творческая биография которого включает, пожалуй, большинство важных для его времени вех в художественной карьере.

Воспитанник, а затем и преподаватель знаменитой Рисовальной школы Николая Мурашко, академик Петербуржской академии художеств (наивысшее профессиональное признание в Российской империи), член различных художественных сообществ Парижа, Мюнхена и Берлина, и, наконец, участник знаменитейшего в наших широтах Товарищества передвижных художественных выставок.

С упомянутыми передвижниками Пимоненко сближал пленэрный метод работы и внимание к современной ему панораме жизни со всеми ее характерными проявлениями.

В фокусе художника – украинский город, и, в первую очередь, украинское село.

Сын деревенского иконописца, а затем и постоянный обитатель села Малютинка на Киевщене, Пимоненко пишет эту не понаслышке знакомую и близкую ему среду радостной и светлой, преисполненной какой-то совершенно завидной безмятежностью.

Запечатленные на полотнах сцены труда и отдыха изображены в одинаково мажорном настроении, будто бы их автор, к слову, проживший довольно короткую жизнь вследствие хронической болезни, пребывал в перманентно бодром расположении духа.

Вторит этому общему настрою выставки и ее название – "Искусство как радость жизни".

 "Жница", 1889

Перефразируя известную характеристику, данную В. Белинским пушкинскому "Евгению Онегину", работы Пимоненко можно назвать энциклопедией украинской жизни.

С достойной этнографа наблюдательностью и здоровой любовью к национальному колориту, художник любовно выписывает яркие человеческие типажи, тонко подмечает характерные бытовые детали, рифмует бесхитростные сюжетные сценки с знакомой и понятной красотой окружающего пейзажа.

Жизнь Украины рубежа веков по Пимоненко – подчеркнуто мажорная и даже несколько преувеличено идеалистическая. Уже не обремененная недавней панщиной, еще не испытавшая на себе ускоренный ритм ХХ века, эта жизнь у художника будто бы остановилась во времени, да так и застыла на уровне такого себе архетипичного образа.

В отличие от "классических" передвижников со свойственными им обличающими комментариями и морализаторством, Пимоненко вглядывается в свою современность с другой стороны – через любование трогательными в своей простоте человеческими отношениями, житейскими буднями, а главное, врожденной способностью естественно и радостно проживать их.

 "Свадьба в Киевской губернии", 1891

К теме социального напряжения Пимоненко по-крупному обратился разве только в "Жертве фанатизма" – довольно театральной сцене самосуда жителей еврейского местечка над девушкой, полюбившей кузнеца-украинца и принявшей православную веру.

Картина "Жертва фанатизма"

Несколько обособленно стоит также и "Цветочница" - изображение продавщицы цветов в городских сумерках. В отличие от улыбающейся в лучах солнца девушки, протягивающей зрителю цветок на одноименной картины по соседству, образ "вечерней" цветочницы окутан флером совсем иного настроения – минорного, смутно-тревожного, тоскливого.

Образ босоногой девушки, приехавшей из села продавать цветы на многолюдной улице олицетворяет здесь неуместность и чужеродность взращённой на земле доброй доли украинского общества в стремительно урбанизирующимся мире, его неспособность подстроится под новый лад, органично влиться в чуждую городскую среду.

Позаимствовав логику рассуждений Пимоненко о болезненных социальных переменах на изломе двух эпох для анализа его же творчества, становиться возможным определить место и значение художника для его времени.

"Идилия", 1908 

Российский историк искусства Михаил Герман рассматривал Илью Репина как предвестника модернизма, угадывая в природе его позднего живописного языка первые намеки на будущие пластические открытия следующего за ним исторического поколения художников. Подобно гению пленэрной живописи Репину, друживший с ним Пимоненко также программно осваивал преимущества работы с натурой на открытом воздухе, формальные эффекты естественного освещение и прочие импрессионистские приемы – словом, все то, без чего новая живопись не перебросила бы мостик из девятнадцатого века в век двадцатый.

Добившись высокого мастерства в выбранном направлении, Пимоненко фиксирует своим творчеством последний рубеж, когда такого рода произведения еще могли быть уместными и актуальными.

Судить о решающем значении Пимоненко для последующего развития национального искусства едва ли представляется правильным. Но вот занять место, говоря прагматичным языком, яркого и убедительного бренда украинского классической художественной культуры, его творчество однозначно заслуживает. А именно в таких брендах и нуждается сегодня художественный музей в борьбе за своего нового зрителя.

Выставка продлится до 10 марта 2013 года

powered by lun.ua