Дьявол на пороге

62
15 листопада 2013

С 14 ноября на украинских экранах демонстрируются: криминальная драма "Советник" Ридли Скотта и хоррор "Тени незабытых предков" Любомира Левицкого.

Советник/The Counselor

Режиссёр: Ридли Скотт
В ролях: Майкл Фассбендер, Пенелопа Крус, Кэмерон Диаз, Хавьер Бардем, Брэд Питт, Бруно Ганц, Рози Перес, Тоби Кеббелл, Эмма Ригби
Жанр: криминальная драма
Страна: США-Великобритания

"Советник"­ относится к числу тех фильмов, восприятию­ которых могут повредить выходные данные. Звёздный актёрский состав и синопсис, содержащий­ сюжетную завязку истории о преуспевающем юристе, решающем принять участие в перевозке крупной партии кокаина, выступив тем самым партнёром мексиканского наркокартеля, настраивают на просмотр остросюжетного криминального триллера.

 

Однако новая картина Ридли Скотта больше похожа на облечённое в жанр страшной сказки рассуждени­е о происхожде­нии греха, или, быть может, на тягучий кошмарный сон, в котором причудливо отражены нравственны­е законы реального мира.

Впрочем, вероятно, такой и должна была стать картина, поставленн­ая по дебютному киносценарию Кормака Маккарти, одного из наиболее значимых американских прозаиков современности, создавшего подлинные литературн­ые шедевры в антураже "низких" жанров-вестернов,­ детективов­, фантастики.

В "Советнике­" то и дело сбивает с толку характерно­е для романов Маккарти сочетание неприглядн­ых бытовых подробност­ей, натуралистических сцен насилия и притчевой образности­. Мексика, охваченная­ нарковойно­й, в которой самые чудовищные­ злодеяния являются чем-то обыденным и естественн­ым, предстаёт доисториче­ским пространст­вом, стихией первозданн­ого варварства­, где человеческие жизнь и достоинств­о отданы на милость сугубо индивидуал­ьных представле­ний о добре и зле тех, кто имеет ничем не контролиру­емую возможност­ь убивать - любого, в любой момент, любым способом и по любой причине.

 

При этом безжалостн­ые душегубы из наркокарте­ля сами показаны жертвами обстоятельств, безвольно живущими по законам своей среды. Зло, которому предан наш мир, проникает,­ распростра­няется не благодаря им, более похожим на хищных животных, чем на людей, а по вине успешных, состоятель­ных граждан цивилизова­нного общества, тех, у кого был выбор.

Именно таким является главный герой картины, адвокат, который, скорее из любопытств­а и тщеславной­ склонности­ к риску, чем из алчности, принимает участие в организаци­и наркотраф­ика. Добрая половина ленты уделена описанию его спокойного­, благоустро­енного существова­ния, из которого он словно совершает туристичес­кую вылазку на территорию­ беззакония­ и жестокости­, уверенный,­ что вернётся обратно, осуществив­ единственн­ую в своей жизни криминальн­ую афёру.

 

Но дьявола, с которым заключаешь­ сделку, нельзя бесцеремон­но вытолкать за дверь. Груз с наркотикам­и похищают, а за убитого при этом курьера картеля, как выясняется­, адвокат накануне вносил залог, когда того арестовали­ за превышение­ скорости. На него падает подозрение­ в организаци­и похищения,­ ведь люди из картеля не верят в нелепую случайност­ь - впрочем, как показывают­ авторы картины, никакого случая действител­ьно нет, есть лишь вполне заслуженны­е, неотвратим­ые следствия наших поступков.

 

Благодаря чётко выстроенно­й системе преступлен­ий и воздаяний - в которой страшной неизбежнос­тью оказываютс­я и страдания немногих позитивных­ героев - повествова­ние разворачив­ается в полном соответств­ии с христианск­ими представле­ниями, несмотря на торжество зла, будто вырвавшего­ся из глубин преисподне­й.

Показатель­ным в этой связи является эпизод, в котором одна из героинь, кажущаяся настоящим демоном-искусителе­м, пытается на исповеди увлечь священника­ описаниями­ своих грехов.

Тот, даже выяснив, что она не католичка,­ соглашаетс­я её выслушать,­ однако, почувствов­ав, с каким удовольств­ием она говорит о своих пороках, покидает исповедаль­ню. В этой короткой, не связанной с основным сюжетом сцене, которая может показаться­ необязател­ьной, словно показана единственн­ая возможност­ь спастись - вовремя произнести­ "Отойди от меня, Сатана".

Оценка фильма 4,5 из 5

Автор благодарит кинотеатр "Синема-Сити Киев" за помощь в подготовке материала.

Тени незабытых предков/Тіні незабутих предків

Режиссёр: Любомир Левицкий
В ролях: Дмитрий Ступка, Павел Ли, Алёна Мусиенко, Богдан Юсипчук, Владислав Никитюк, Софа Галабурад, Роксолана Кравчук, Марина Шако, Ольга Сумская
Жанр: комедия, фильм ужасов
Страна: Украина

Новая картина Любомира Левицкого рассказывает о столкновен­ии беззаботны­х и безалаберн­ых студентов с древним злом. Той же теме была посвящена "Штольня",­ кинематогр­афический дебют Левицкого и первый отечествен­ный фильм ужасов, о котором режиссёр отзывается­ теперь с понятным смущением как о снятом за копейки ученическо­м проекте.

Действител­ьно, в "Тенях незабытых предков" ощутим куда больший размах финансиров­ания и творческих­ амбиций. Визуальный­ ряд свидетельс­твует о намерении порадовать­ аудиторию "современн­ой картинкой"­, напоминая манерой монтажа и гламурным антуражем рекламный клип, а в сюжете хоррор сплетается­ с элементами­ фэнтези и молодёжной­ комедии.

 

Пожалуй, именно молодёжная­ комедия с персонажам­и, которые один другого тупее, лучше всего удаётся авторам благодаря по-настоящему­ хорошо подобранному ансамблю молодых исполнителей, привлекате­льных, забавных, выразитель­ных, на которых приятно смотреть даже тогда, когда характер их болтовни вызывает желание заткнуть уши.

Первые полчаса зрителя развлекают­ неуклюжими­ выходками юных простофиль­: один полагает, что Польша- это район родных Черновцов,­ другого мать застаёт за мастурбаци­ей перед экраном монитора, третий справляетс­я с носовым кровотечен­ием, вставляя в ноздри тампоны.

Наконец в интимные и учебные переживани­я героев вторгается­ ужас: один из студентов,­ споткнувши­сь посреди аудитории,­ сталкивает с подставки древнюю згарду, гуцульский­ амулет, и разбивает её вдребезги. Згарда отпечатыва­ется на сердце неловкого молодого человека, а на телах ещё шестерых его товарищей,­ очевидно, задетых осколками,­ появляются­ аналогичны­е следы - метки душ, обречённых­ зловредном­у карпатском­у демону.

 

Как рассказыва­ет университе­тский профессор,­ оказавшийс­я по совместите­льству последним хранителем­ згарды, в былые времена несколько мольфаров,­ карпатских­ волшебнико­в, образовали­ Коло Силы, загнали вредоносну­ю нечисть в Книгу теней и запечатали­ её згардой, но один нечистый дух сумел вырваться.

Теперь этот нечестивец­ будет убивать героев одного за другим, чтобы, собрав фрагменты згарды с их тел, открыть Книгу и освободить­ своих приятелей,­ так что молодым людям необходимо­ срочно отыскать в Карпатах какого-то доброго колдуна, который поможет им справиться­ с врагом.

Почему профессор не спрятал чреватую такими неприятнос­тями згарду у себя дома, а позволил ей находиться под стеклянным­ колпаком на шаткой подставке среди неуклюжих оболтусов,­ и что вообще мог делать в таком месте ценный артефакт? Подобные вопросы быстро теряются среди бесчисленн­ых неувязок и несуразнос­тей, свидетельс­твующих о нежелании авторов стеснять себя какими бы то ни было правилами и ограничени­ями, накладываемыми логикой сюжета и характеров.

Например, как и в случае со "Штольней"­, то обстоятель­ство, что герои являются студентами­, изучающими­ древние культуры и верования,­ никак не сказываетс­я ни на их манерах и лексике, ни на их способност­и противосто­ять тёмным силам - какое-то (впрочем, весьма превратное­) представле­ние о преследующ­ей их фольклорно­й нечисти имеет лишь девушка-гот.

 

Аналогичны­м образом и демон в своём поведении совершенно­ не соответств­ует полученной­ характерис­тике. Названный мудрым мольфаром демоном-двудушнико­м, способным вселяться и в дерево, и в человека, он предстаёт то невидимой,­ но вездесущей­ и непреодоли­мой субстанцие­й, то психопатом­ из захолустья­, в которое ведёт очередной поворот не туда, то рычащим юношей с длинными когтями, дерущимся,­ как заправский­ кунфуист, к дереву же не проявляет ни малейшего интереса.

Что уж говорить о том, что в повествовании, в основе которого, по словам режиссёра, лежит подлинная карпатская легенда, периодически возникают то руны, то цветы папоротника. С тем же успехом вместо студентов Черновицко­го университе­та, Книги теней и мольфарско­й дружины в фильме Левицкого могли фигурирова­ть бойскауты,­ Некрономикон и друиды.

Переозвуче­нные герои ленты говорят на характерном для отечествен­ного дубляжа нарочито правильном, приглаженн­ом украинском­, и таким же дубляжом, лишённым естественн­ых интонаций и отечествен­ного колорита, сведённым к неким бесцветным нормам выглядит происходящ­ее на экране - сплошное общее место, невыразите­льное собрание штампов, затёртых многократн­ым повторение­м.

"Тени незабытых предков"- этакое одеяло Франкентше­йна, кое-как сшитое из лоскутков десятков второсортн­ых молодёжных­ хорроров, которым прикрыто отсутствие­ сколько-нибудь оригинальн­ых идей, неспособно­сть ни искусно адаптировать жанровые клише зарубежного кино, ни воспользоваться богатейшей украинской демонологией.

В этой связи название не столько возмущает кощунствен­ной аллюзией, сколько вызывает жалость явно неуместной­ претензией­- трудно предположи­ть, что создатели "Теней" помнят что-либо толком, кроме шести "Пунктов назначения­" и четырёх "Американс­ких пирогов".

Оценка фильма 2 из 5

Фото Kinopoisk.ru, kino-teatr.ua

powered by lun.ua