Показать время. Ретроспектива Бориса Михайлова в Харькове

51
25 листопада 2013

"Современность, то есть, родина во времени заменяет нам "отчизну" – то есть, родину в пространстве".

Такой сентенцией, позаимствованной у Ильи Эренбурга, некогда начал свою статью видный украинский авангардный поэт и литературный критик Валериан Полищук. Статья эта была посвящена выдающемуся харьковскому художнику-конструктивисту Василию Ермилову и впервые опубликована в 1929 году.

Несмотря на разницу контекстов, такое понимание современности звучит крайне актуально и сегодня в отношении мирового культурного поля, с присущим ему нелинейным пониманием истории и тяготением к нивелированию национальных признаков искусства.

Убедительное тому подтверждение – творчество другого известнейшего харьковчанина, Бориса Михайлова. Ретроспектива этого, без преувеличения классика мировой фотографии, празднующего ныне свое 75-летие, представлена до 3 декабря в харьковском "Ермилов-центре".

Сегодня Борис Михайлов является, пожалуй, наиболее именитым украинским художником со всеми атрибутами признания международной художественной системы: серьезными премиями, солидными альбомами-монографиями и персональным проектом в нью-йоркском Музее современного искусства (МоМА).

Уже много лет Михайлов живет и работает между Харьковом и Берлином, параллельно перемещаясь по всему миру с лекциями в качестве приглашенного профессора или же с выставками в крупнейших галереях и музеях.

Творческая практика Михайлова берет свое начало в конце 1960-х гг. в Харькове. Там же на протяжении 1970-80-х гг. создаются его знаменитые серии "Наложения", "Красное", "Лурики" и другие. Стоит отметить, что в этот период Михайлов работал не только индивидуально, но и коллективно – в качестве со-основателя группы с красноречивым названием "Время", созданной в 1971 г. на базе городского фото-клуба.

Таким образом, "застойные брежневские" годы ознаменовались для отечественного неофициального искусства становлением и расцветом целой плеяды фотографов-новаторов, известных сегодня как Харьковская школа фотографии.

Среда Михайлова и его коллег, авторов полулегальных с точки зрения советского официоза снимков, была по-своему уникальна для Украины. Ни в одном другом регионе медиум фотографии не развивался столь последовательно и ярко целым сообществом единомышленников.

Харьков, описываемый самим Михайловым как город "серый", "напряженный" и "обладающий большой энергетикой", многие годы оставался его главным источником "материала" для работы. Не стоит, однако, приписывать фотографии Михайлова к чистой документалистике с ее беспристрастной фиксацией живого момента.

Работы Михайлова – о времени. С одной стороны, времени конкретном, прожитом Михайловым и несколькими поколениями его современников, со всеми его тяготами и абсурдом. И, вместе с тем, времени абстрактном, внеположном, лишенном привязки к личной(-ым) истории(-ям).

Концептуально построенные и обладающие известной критической дистанцией к изображаемому, снимки Михайлова выходят за рамки конкретики места и эпохи. Помимо правдивой презентации действительности, Михайлова изначально занимала разработка нового формального языка, поиск "другой картинки". Как отметил художник в одном из интервью, созданный им в советский период эстетизм всегда был связан с болью и неустроенностью.

Эстетизм этот, нередко называемый поверхностным зрителем "провокационным" и "отталкивающим", на самом деле способен рассказать о времени на визуальном уровне больше, чем любой остросоциальный сюжет.

Как отмечает авторитетная российская исследовательница Елена Петровская, фотографии Михайлова имеют продленную во времени жизнь и способны воздействовать в равной степени и на молодое поколение, объективно не способное считать в этих снимках специфические признаки советских реалий.

По мнению Петровской, в работах Михайлова следует различать видимое изображение и скрытый образ. Разглядеть и понять михайловские образы вдумчивому зрителю поможет присущий абсолютно каждому человеку бессознательный опыт, который "в виде сильного внешнего импульса прорывает щит сознания" и работает на уровне того, что она называет "действием непроизвольной памяти".

 

Редкая возможность пропустить образы Михайлова через собственный опыт предоставляется на упомянутой выставке под названием "Unrespectable. Retrospective+Почеркушки", включающей практически все важные серии художника. Некоторые из них показаны в новой "аранжировке", с применением интересных экспозиционных ходов (контраст масштабов в "Синей серии", отсылка к композиции иконостаса в "Истории болезни"), что усиливает эффект "живого" воздействия в сравнении с альбомными репродукциями и помогает ре-актуализировать материал.

Для Михайлова, как не без пафоса гласили некоторые анонсы, ретроспектива в Харькове стала своеобразным возвращением домой – возвращением на географическую родину, в город, "с которого все начиналось". Для зрителя же эта выставка вполне может стать возвращением – возможно, не слишком комфортным – на родину временнýю, к себе современным. 

Все фото ЕрмиловЦентра



powered by lun.ua