Тот самый джаз

5
3 грудня 2013

Очередной концерт Международного джазового абонемента, согласно пресс-релизу, должен был стать презентацией нового альбома организатора МДА, известного киевского басиста Аркадия Овруцкого "44.33". Однако фактически лишь две (или три) из десятка прозвучавших за вечер композиций имели к нему отношение.

Презентовать сам альбом в прямом смысле оказалось рано, поскольку уже записанный диск еще не успел осуществиться в материальной форме. Еще две инструментальных пьесы были взяты с более раннего альбома музыканта "Sounds of Brasil".

Но главное то, что для концерта Овруцкий собрал превосходную команду американских музыкантов, имена которых по крайней мере у нас совершенно не известны, но которые сыграли джаз высшей пробы. Более того, я бы сказал, это был тот самый джаз, с ощущением причастности к глубине традиции, словом, с привкусом родины джаза. Словно бы то самое чувство свинга, открытое нью-орлеанскими музыкантами уже более столетия тому назад, через живую цепочку поколений, в очередной раз докатилось сюда.

Впрочем, без всяких "словно".

Примечательно, что трудно выделить кого-то одного из музыкантов, поскольку каждый из них лично для меня стал открытием.

Игра пианиста Джоэла Холмса – это сразу ощущается – ориентирована на классические традиции джазового фортепиано. Характер импровизаций, нагнетания драйва сразу заставляет вспомнить об Арте Тейтуме и Оскаре Питерсоне. Уже после выступления, в разговоре Джоэл подтвердил это ощущение, добавив еще несколько менее известных имен повлиявших на него пианистов, но особенно восхищался украинским композитором и пианистом Николаем Капустиным, имя которого должно быть известно любителям джаза еще с прошлой эпохи и который создал оригинальное сочетание классических музыкальных форм и джазовых гармоний.

 Тут и далее фото Игоря Снисаренко

В послужном списке у Холмса продолжительное сотрудничество с известным американским трубачем Роем Харгроувом. Еще одним поводом для удивления было то, что Джоэл Холмс уже год живет в Киеве по приглашению друзей. При этом его концертная деятельность, по-видимому, как-то проходит мимо основных площадок. Во всяком случае это означает, что у киевских любителей джаза будет еще не одна возможность услышать его игру.

Основной инструмент Майкла Томаса – альт-саксофон. Но он также играет на сопрано-саксофоне, что скорее исключение, чем правило, поскольку обычно сопрано-сакс – второй инструмент тенор-саксофонистов. Игра Томаса на альт-саксе отличается скорее "колтрейновскими" напряженностью, глубиной и драйвом, чем лежит в традиции Чарли Паркера. Сам же он среди своих кумиров называет малоизвестного у нас Мигеля Зенона (Miguel Zenon) и очень хорошо известного Дейвида Бинни.

Еще один замечательный музыкант, имя которого стоит взять на заметку, - барабанщик Джейсон Браун. Его игра отличается замечательным вкусом, разнообразием и легкостью при, можно сказать, полном отсутствии амбиций. Фактически за вечер он не сыграл ни одного полностью самостоятельного соло (только пару диалогов). Но, надо сказать, иногда я забывал о солисте, настолько интересно было наблюдать то как поддерживает ритм и украшает, добавляет акценты Браун.

 

Главным действующим лицом второй половины концерта стала певица Шэрон Кларк. Прозвучали несколько стандартов, госпел с нового альбома певицы и одна песня, которая по гармонии удивительно напоминала стандарт Night and Day, но происхождение которой никто из музыкантов не знал, как выяснилось впоследствии. Должен признаться, что в джазе предпочитаю скорее инструментальную музыку, чем вокал.

Но пение Шэрон Кларк заставило меня забыть о своих предпочтениях. Именно в нем с наибольшей силой ощущалось то самое присутствие глубокой традиции, о чем я сказал вначале. Как оказалось, в ее творчестве особое место занимает исполнение госпел. По ее словам, обычно афроамериканцы в музыке отдают предпочтение либо церкви (т.е. спиричуэлс и госпел), либо блюзу, либо джазу. Для нее все это – одно целое. Глубокий бархатный голос Шэрон сразу напоминает Сару Воан, а импровизирует она с таким же вдохновением и самозабвением, как Элла Фитцджеральд. Не удивительно, что они обе – ее любимые певицы, как она подтвердила после концерта.

 

Что касается организатор вечера Аркадий Овруцкий отыграл раскованно и легко на своем лучшем уровне, как и положено лидеру и юбиляру. (Некоторое время назад ему исполнилось 50.)

И еще одно. Во время концерта Шэрон Кларк, поблагодарив публику, все же пришедшую на концерт в этот драматический воскресный вечер, выразила солидарность с участниками демонстраций. Подумалось, что в этом есть что-то глубоко присущее джазу как таковому, который долгое время был формой протеста афроамериканцев против своего униженного положения, но без его формальных признаков, т.е. протеста людей умеющих радоваться жизни несмотря ни на что.



powered by lun.ua