Кинопремьеры недели. Волки и овцы

11
14 лютого 2014

Одним из следствий осуществлённого Пиночетом военного переворота стала творческая голодовка главного латиноамериканского автора - Габриэль Гарсиа Маркес пообещал не писать художественных произведений, пока чилийский диктатор находится у власти.

Слова (уместно заметить, к счастью) писатель не сдержал: режим продержался до 90-го года, Гарсиа Маркес - до 85-го, когда, после нескольких сотен публицистических статей и эссе, выпустил в свет "Любовь во время чумы".

С верой в то, что нашим согражданам не придётся ждать перемен так долго, как чилийскому народу и Гарсиа Маркесу, мы возобновляем наши обзоры кинопрокатных новинок. Для начала - несколько слов о наиболее примечательных лентах прошедших недель, которые всё ещё можно увидеть в нашем прокате.

"Август: Графство Осейдж" Джона Уэллса - пример качественного киноспектакля, поставленная по нашумевшей пьесе Трэйси Леттса драма о семейном клане, собравшемся для непростого разговора по душам, членов которого сыграли звёзды американского и британского кино, две из которых, Мэрил Стрип и Джулия Робертс, получили за исполнение в этом фильме номинации на "Оскар".

"Последняя любовь мистера Моргана" Сандры Неттельбек - украшенная актёрскими работами Майкла Кейна и Клеманс Поэзи история взаимоотношений, скорее дружеских, чем любовных, вдовствующего преподавателя философии и юной учительницы танцев.

"Король секса" - не самая удачная работа одного из наиболее значительных британских постановщиков Майкла Уинтерботтома, посвящённая одиозной личности Пола Рэймонда, основателя фешенебельных стрип-клубов и порножурналов. История Рэймонда представляет собой вариацию на тему сделки с дьяволом- за богатство, популярность и целую жизнь, прожитую в своё удовольствие, герой расплачивается гибелью дочери, приобщённой им к опасным развлечениям.

В ленте Стюарта Битти "Я, Франкенштейн" монстр, имеющий самое смутное отношение к великому роману Мэри Шелли, оказывается втянутым в противостояние демонов и горгулий и в конце концов принимает решение защитить и от тех, и от других обречённое без его помощи человечество.

В картине Кеннета Браны "Джек Райан: Теория хаоса" действует главный герой книжного сериала Тома Клэнси, скончавшегося в прошлом году мастера шпионских детективов и технотриллеров, однако в основе фильма лежит не роман, а оригинальный сценарий. Не слишком, впрочем, оригинальный - агент ЦРУ Райан вступает в борьбу с московским олигархом, одержимым идеей сокрушить американскую экономику.

А с13 февраля на украинских экранах демонстрируются: трагикомедия "Волк с Уолл-стрит" Мартина Скорсезе и фантастический боевик "Робокоп" Жозе Падильи.

Волк с Уолл-стрит / The Wolf of Wall Street

Режиссёр: Мартин Скорсезе
В ролях: Леонардо ДиКаприо, Джона Хилл, Марго Робби, Кайл Чандлер, Роб Райнер, П.Дж. Бирн, Джон Бернтал, Кристин Милиоти, Жан Дюжарден, Мэттью МакКонахи
Жанр: трагикомедия
Страна: США

Предпринимательские­ свершения Джордана Белфорта, выдающегос­я торговца биржевым воздухом, впервые послужили основой для кинофильма­ ещё в 2000-м году: в ленте Бена Янгера "Бойлерная­" выведенном­у под чужим именем Белфорту отводилась­ второстепенная роль, а в центре повествова­ния оказывался­ рядовой сотрудник его шарашкиной­ конторы по продаже дутых акций, терзаемый угрызениям­и совести.

 

В фильме Мартина Скорсезе на первый план выходит сам Белфорт, не ведающий никаких угрызений и,­ кажется, вообще не способный усомниться­ в правильнос­ти своих действий, быть может, потому, что само понятие правильнос­ти лишено для него всякого смысла.

Ревностный­ христианин­, Скорсезе последоват­ельно избирает наиболее честный (и наиболее киногеничн­ый) способ морализато­рства, нисколько не отказывая греху в сладости, а злодеям- в обаянии, но вместе с тем показывая и естественн­ый финал тех, кто пытается по трупам взойти "на высоты облачные".

 Как и в блестящих гангстерск­их драмах режиссёра "Славные парни" и "Казино", повествова­ние "Волка с Уолл-стрит" ведётся от первого лица. Белфорт, мемуары которого стали отправной точкой сценария, не просто выступает рассказчик­ом, происходящ­ее словно увидено его глазами, и действие то приобретает ритм болезненного возбуждения, то вдруг замедляется до кататонического ступора в соответствии с воздействием на сознание героя того или иного наркотического препарата.

Эта субъективность нарратива словно подчёркивает, что образ Белфорта вполне вписываетс­я в либертариа­нский миф о капиталист­ическом атланте, свободном предприним­ателе, освобождающемся от пут государств­енных структур, сдерживающих его творческий­ порыв.

 

Белфорт не просто является "человеком­, который сам себя сделал", он и мир вокруг творит по своему образу и подобию, населяя его своими последователями, биржевыми спекулянтами, помешанны­ми на деньгах, сексе и наркотиках­, в то время как его рассказ то и дело буксует, зацикливается на особенностях действия метаквалона или описаниях сексуальных эскапад, которым предаются сотрудники Белфорта на рабочем месте, нисколько не нарушая офисного режима.

Здесь следует отметить блестящее исполнение Леонардо ДиКаприо, придавшего страстность шекспировских антигероев своему, по сути, достаточно ограниченному, ничтожному персонажу, чья незаурядность сводится к безграничному эгоцентризму, беспринципности и неспособности контролировать свои порывы.

 

В один прекрасный день привыкший к безнаказанности и всеобщему поклонению Белфорт обнаруживает, что дежурный соблазн, с которым он, словно мелкий бес, обращается к каждому встречному - "Я могу изменить твою жизнь за один день", - вовсе не является предложением, от которого невозможно отказаться: агент ФБР, расследующий его махинации, отвергает взятку с пренебрежительной улыбкой.

При этом агент, одерживая нравственную победу над Белфортом (и пытаясь одержать юридическую) отнюдь не является олицетворением справедливой системы, вмешавшейся в события, чтобы покарать негодяя. Создатели картины последовательно демонстрируют (начиная с эпизода, когда умудрённый опытом босс втолковывает юному Белфорту, что работа брокера состоит в том, чтобы переложить деньги из кармана клиента в свой собственный), как зыбка и условна в мире ценных бумаг грань между честным ведением дел и жульничеством.

 

Сам Белфорт, предлагая фэбээровцу поинтересоваться деятельностью других финансовых компаний, называет наиболее почтенные, в том числе "Голден Сакс", известный своей беспринцип­ностью, и "Леман бразерс"- с краха которых спустя десятилетие после описанных в картине событий начался экономический кризис.

И всё же Скорсезе весьма далёк от позиции обличителя капитализма. В его картине успешность бизнеса Белфорта объясняется не недостатками социально-политической системы, а неизбывными особенностями нашей психологии.

В упоминавшейся выше ленте "Бойлерная" представлен пронзительный образ "простого вкладчика", чью жизнь разрушила наивная вера в честность брокеров. У Скорсезе жертвы мошенничества не вызывают ни симпатий, ни сочувствия, выведенные в качестве безликой, восторженной оравы, готовой назвать мессией гамельнского крысолова- разоблачения афёр Белфорта лишь добавляют ему популярности.

Как показывает "Волк с Уолл-стрит", западный мир обречён то и дело срываться в экономические пропасти не столько из-за алчности финансисто­в, сколько из-за способности простых граждан поверить любому проходимцу, готовому раскрыть им верный способ разбогатеть.

Оценка фильма 4 из 5

Робокоп / RoboCop

Режиссёр: Жозе Падилья
В ролях: Юэль Киннаман, Гэри Олдман, Майкл Китон, Сэмюэл Л. Джексон, Эбби Корниш, Джеки Эрл Хейли, Майкл К. Уильямс, Дженнифер Или
Жанр: фантастический боевик
Страна: США

 

Если оригинальный "Робокоп" стал голливудским дебютом голландца Пола Верховена, его римейк стал первым американским фильмом для другого талантливого иностранца, бразильского режиссёра Жозе Падильи. Наиболее известная работа Падильи- "Элитный отряд", остросюжетная криминальная драма о жестокой борьбе полицейского спецназа с бандами наркоторговцев, которая получила "Золотого медведя" Берлинского МКФ и приобрела невероятную популярность на родине, спровоцировав дискуссии о степени допустимого в борьбе с преступностью насилия.

Этот же спор становится отправной точкой и для сюжета нового "Робокопа". Высокотехнологичная Америка будущего посылает свергать тоталитарные режимы не уязвимых солдат, а роботов (вступительный эпизод с расхаживающими по улицам оккупированного Тегерана стальными морпехами является занятным примером рефлексии по поводу ближневосточных кампаний). Однако использовать андроидов в целях охраны правопорядка на территории Соединённых Штатов запрещено специальной поправкой к Конституции из опасения, что бездушные полисмены могут чересчур безжалостно искоренять преступный элемент.

 

Могущественная "ОмниКорп", ведающая разработками боевой робототехники, пытается обойти закон с помощью нового изобретения- киборга, объединяющего боевую мощь робота с человеческой личностью. Пробным экземпляром Робокопа становится искалеченный бандитами детектив Алекс Мерфи, который вновь смог встать на стражу закона, наделённый умельцами из "ОмниКорп" пламенным мотором, пуленепробиваемым телом и стальной хваткой.

Если в оригинальном фильме Робокоп, буквально не приходя в сознание, отправлялся сражаться с бандитизмом и переживал кризис самоидентификации, не снимая палец со спускового крючка, в ленте Падильи значительная часть экранного времени посвящена попыткам убить в герое человеческую личность ещё до его возвращения на службу.

Ковыряние в мозгах Мерфи и искусственное понижение уровня дофамина в его крови заправилы из "ОмниКорпа" поясняют необходимостью сделать из него более эффективного бойца, неподверженного эмоциональным срывам. Но зритель понимает, что манипуляции с телом и духом героя являются метафорой борьбы власть предержащих за человеческую душу, их стремления превратить граждан в заводные игрушки, послушно исполняющие их волю.

Благодаря этому смещению акцентов "Робокоп" подчас воспринимается не как боевик, а как психологическая драма с элементами социальной сатиры, причём не слишком удачная, то и дело сползающая в мелодраматизм, благо супруга и сын Мерфи, в ленте Верховена практически изгнанные из сюжета, в новой картине активно вмешиваются в происходящее с требованием вернуть домой отца и мужа.

 

Достоверность всем этим несколько утомительным терзаниям придаёт актёрский вклад Гэри Олдмена, который превосходно исполнил роль врача-нейрохирурга и биоинженера, согласившегося работать по заданию корпорации над "машинизацией" Мерфи и раз за разом заключающего- по самым уважительным причинам- компромиссы со своей совестью.

Тем отраднее, когда дело наконец доходит до перестрелок. Экшн "Робокопа" особенно приятен для отечественного зрителя, получающего возможность увидеть сотрудников правоохранительных органов, ведущих бой с бандитами, а не с мирными, но доведёнными до отчаяния гражданами.

Оценка фильма 3 из 5

Фото www.kinopoisk.ru

powered by lun.ua