Кинопремьеры недели: Это было у моря, где ажурная пена

63
13 червня 2014

С 12 июня на украинских экранах демонстрируются: драма "Принцесса Монако" Оливье Даана и драма "Навязчивые ритмы" Фанни Ардан.

Принцесса Монако / Grace of Monaco

Режиссёр: Оливье Даан
В ролях: Николь Кидман, Тим Рот, Майло Вентимилья, Паркер Поузи, Дерек Джекоби, Фрэнк Ланджелла, Оливье Рабурден, Роджер Эштон-Гриффитс, Джеральдин Сомервилль
Жанр: драма
Страна: Франция-США-Бельгия-Италия-Швейцария

Фильм-открытие Каннского фестиваля повествует о том, как в 1962-м году Франция пыталась захватить крошечное государство, у которого не было ни армии, ни международной поддержки, зато была Грейс Келли. По утверждению некоторых отечественных журналистов, эту ленту взяли в Канны в качестве тонкого намёка на современную ситуацию - дескать, попытки Шарля де Голля прибрать к рукам Монако аналогичны агрессии Путина против Украины.

Сравнение, нужно сказать, столь же лестное для Монако, сколь обидное для де Голля - на протяжении всей своей истории это карликовое княжество было примечательно разве что алчностью и вероломством своих правителей, начиная с обретения Монако своей независимости в конце XIII века, когда Франческо Гримальди, славный основатель княжеского рода, и его воины пробрались в монакскую крепость, выдав себя за нуждающихся в ночлеге францисканцев, и, выхватив из-под ряс мечи, перебили защитников твердыни.

 Тут і далі фото Kinopoisk.ru

Этот боевой эпизод с его достойным сочетанием подлости и святотатства стал для потомков Гримальди предметом гордости - фигуры потрясающих мечами лжемонахов даже украсили герб государства, названного Сомерсетом Моэмом "солнечным местом для тёмных личностей".

Впрочем, в фильме Франция действительно предстаёт бесстыдным Большим Братом, посягающим на независимые, но беззащитные перед его военной махиной монакские пляжи. Причины конфликта либо умалчиваются, либо искажаются.

Так, невразумительные указания на то, что французские предприниматели регистрируют свои компании в Монако с его льготным налогообложением, чтобы не платить французской казне (если бы правительство де Голля не прикрыло лавочку, вероятно, Депардье получил бы почётное гражданство Монакского княжества, а не Чеченской республики), заглушаются выступлением благородного князя Ренье, провозглашающего, что его страна олицетворяет новую эпоху бизнеса ради бизнеса, а не бизнеса ради государства ("тем более- не ради империи де Голля").

 

А, включив в сюжет покушение на Шарля де Голля, вследствие которого президент Франции, а не обижаемое им княжество, становится объектом всеобщего сочувствия, авторы картины забывают упомянуть, что покушавшаяся на жизнь де Голля фашистская организация ОАС отчасти финансировалась французскими эмигрантами из Алжира, предпочитавшими держать деньги в монакских банках.

Экономические и политические факторы франко-монакского инцидента и его благополучного разрешения в "Принцессе Монако" представлены как третьестепенные в сравнении с ролью княгини Грейс.

Именно прочувственная, справедливая, но недипломатичная отповедь прямодушной американки представителю французского казначейства оказывается главной причиной резкого обострения взаимоотношений двух стран, а согласие Грейс Келли вернуться на экран, сыграв в фильме Альфреда Хичкока "Марни", представлено как удобный повод для французского правительства начать экономическую блокаду княжества и готовиться к его оккупации. Вместе с тем, Грейс является и последней надеждой отчаявшейся страны, только ей под силу отправить восвояси танки надменного де Голля.

Фантазия создателей картины в отражении исторических реалий подчас не знает удержу, вроде заявления, что Наполеон так и не смог покорить воинственное княжество, или подкупающих своей откровенной водевильностью сцен с вымышленным визитом в Монако генерала де Голля и министра обороны США МакНамары - последний для такого важного дела, как разрешение франко-монакских проблем, решил отвлечься от Карибского кризиса.

 

Личные несчастья княгини - охлаждение отношений с супругом, вынужденный отказ от приглашения Хичкока и окончательный крах надежд когда-нибудь вернуться в кино, - предстают следствием неготовности Грейс Келли достойно исполнить "главную роль в своей жизни".

Но, под руководством мудрого наставника, отца Фрэнсиса Такера (который в действительности к началу описанных в фильме событий вернулся из Монако в родную Америку), воодушевляющего её рассуждениями о семье и долге, и некоего графа, чьи услуги преподавателя хороших манер и умения себя держать вдруг срочно понадобились профессиональной актрисе и княгине с шестилетним стажем, Грейс Келли постепенно осознаёт свою священную миссию и бросается в бой, чтобы защитить своих подданных и вернуть любовь Ренье.

Проблема фильма Оливье Даана, конечно же, не в злоупотреблении правами художника на "правду вымысла", а в том, что реальные эпизоды из биографии главной героини перемешаны с такими отчаянно мелодраматическими спецэффектами, что способны вызвать скептическую улыбку даже у тех зрителей, которые только из "Принцессы Монако" узнают о существовании Грейс Келли.

К примеру, трудно представить, кто способен с доверием отнестись к сцене, в которой посланник Французской Республики при всём честном народе презрительно называет Грейс и её детей "невоспитанными отпрысками филадельфийского каменотёса" и тут же получает от князя правый прямой, или же воспринять всерьёз детективную линию - к слову, весьма оскорбительную для памяти реальных лиц, - о поиске личных осведомителей де Голля среди членов княжеской семьи. К тому же, фильм оставляет впечатление какой-то незавершённости, некоторые сюжетные коллизии кажутся то ли неразработанными, то ли неудачно сокращёнными, вроде невнятных появлений Марии Каллас и Аристотеля Онассиса.

Многое спасают кинематографические аллюзии, не лишённые изящества. К примеру, на вопрос, кого Хичкок собирается взять на главную роль в "Марни", сэр Альфред отвечает, что считает подходящей кандидатурой некоего шотландца, только что сыгравшего в шпионском фильме Брокколи, "которым все восхищаются"- поклонникам классического кино предлагается самим догадаться, что речь идёт о Шоне Коннери, дебютировавшем в роли агента 007.

А едва ли не самой пронзительной сценой фильма является эпизод, в котором княгиня Грейс репетирует перед зеркалом роль Марни, которую она никогда не сможет сыграть. Следует отметить и удачное исполнение Николь Кидман, убедительно воспроизводящей мимику Грейс Келли и на-гора выдающей свой драматический потенциал в исполненных душещипательного лиризма сценах.

 

Но все усилия актрисы, которые оператор подчёркивает навязчивыми крупными планами, пропадают впустую благодаря работе Ольге Фреймут, озвучившей её с той смесью напряжённого усердия, граничащего с откровенным кривлянием манерничанья и скуки, которая отличает чтение "с выражением" на школьных уроках литературы; с этим голосом, лишённым всякого намёка на глубину переживания, героиню невольно воспринимаешь как лицемерную и пустую особу.

Остаётся только выразить надежду, что, в полной мере воспользовавшись предоставленной возможностью погубить центральный образ и без того не блещущего достоинствами фильма, госпожа Фреймут вполне удовлетворила свои амбиции актрисы дубляжа и не станет впредь радовать своим талантом посетителей кинотеатров.

В эпиграф фильма вынесено высказывание самой Грейс Келли - "Представление о моей жизни как о сказке и является сказкой". Создатели пытаются представить свою картину как развенчание этого представления, но в действительности просто подменяют сказку о девушке из общественных низов, нашедшей своего прекрасного принца и жившей с ним долго и счастливо, другой (и к тому же не слишком хорошо рассказанной) - о том, как прекрасная принцесса, вооружённая лишь обаянием и способностью надоедливо говорить о добре, спасла от дракона и своего принца, и всё королевство.

И всё-таки за всеми фальшивыми декорациями, опереточными страстями и пронзающей душу сотней булавок озвучкой ощутима подлинная драма княгини Грейс, нелюбимой и разлюбившей супруги, хозяйки пышного замка с пустующими комнатами, нежной матери и деятельной, проникнутой искренней заботой о своих ближних попечительницы разнообразных благотворительных обществ, которая смогла стать самым значительным и самым светлым персонажем истории Монако, но слишком поздно поняла, что положение голливудской кинозвезды предоставляет куда больше возможностей для реализации- да и куда более почётно, - чем положение сказочной принцессы.

Оценка фильма 2,5 из 5

Автор благодарит кинотеатр "Украина" за помощь в подготовке материала.

Ненавязчивые ритмы / Cadences obstinées

Режиссёр: Фанни Ардан
В ролях: Азия Ардженто, Нуно Лопес, Франко Неро, Тудор Истодор, Рикардо Перейра, Йохан Лейзен, Жерар Депардье, Мика, Лаура Соверал, Андре Гомес

Жанр: драма
Страна: Франция

Центральным персонажем "Навязчивых ритмов" также является женщина, отказавшаяся от своего артистического призвания ради любви и в какой-то момент пожалевшая о сделанном выборе. Виолончелистка Маргарита оставила сцену, чтобы связать жизнь с самонадеянным мачо Фурио, не слишком благосклонным к музам.

По поручению некоего теневого дельца Фурио с приличествующей его имени неистовостью проводит работы по превращению обветшалого старинного здания в фешенебельный отель, невзирая на несоответствие строения нормам безопасности и санитарии, ведь, как говорит его шеф, "система прогнила так же, как и этот фундамент".

 

Пока Фурио шуршит чертежами и ругается с рабочими, Маргарита жалуется на невнимание супруга и флиртует с окружающими, среди которых- реставратор, в своей работе руководствующийся правилом, вполне достойным киевских застройщиков: "лучше создавать новое, чем подправлять старое".

Но любовные афёры не помогают героине обрести почву под ногами, и она решает продолжить занятия музыкой со старым учителем Владимиром, известным своим крутым нравом, любовью к водке-селёдке и привычкой приводить своих подопечных в трепет употреблением крепких русских словечек наподобие "свой-ей-воль-ньий-чай-етье!.." Взаимоотношения между супругами и проблемы с приведением отеля в надлежащий вид накаляют обстановку, грозя вот-вот сменить жанр фильма с мелодраматического на криминальный.

Впрочем, назвать мелодрамой второй режиссёрский и сценарный опыт выдающейся актрисы означало бы и преуменьшить стремления и старания Фанни Ардан, и польстить им. С самого начала её картина претендует на нечто больше, чем являться заурядной историей о любовном многоугольнике и кризисе среднего возраста.

 

Ардан вполне удаётся тревожная, гнетущая и при этом нарочито искусственная атмосфера с погружёнными в полутьму комнатами и пустынными, явно воссозданными в павильоне, улицами, а обрывочная манера монтажа, игра с флешбэками и прихотливое, изрядно сбивающее зрителя с толку чередование событий напоминают о фильмах Новой волны.

Ощущение нереальности происходящего подчёркивается засильем неестественных диалогов, туманным характером взаимоотношений героев и тем обстоятельством, что, за исключением Маргариты, женщины появляются в кадре лишь эпизодически, а с большинством персонажей-мужчин у героини возникает сексуальное напряжение.

 

Подчас кажется, что мы видим сон Маргариты, свидетельствующий о её семейной и профессиональной неудовлетворённости, или же притчу о том, как люди, подчиняясь чужой преступной прихоти, кладут все силы на обустройство чуждого пространства, вместо того, чтобы заботиться о близких, строить свой собственный дом.

 

Но "Навязчивые ритмы"- тот случай, когда нестандартные художественные решения не так легко отделить от непрофессионализма, а замысловатость- от бессмыслицы. Невразумительность фильма, как и его деланная многозначительность, утомляет, сентенции наподобие "перед тем, как ломать других, как спички, нужно сломать себя" и перебор со статичными портретными кадрами, в трепещущих занавесях, с дверными проёмами и брошенными вполоборота взглядами отдают безвкусицей. И всё же, картину можно порекомендовать не только преданным поклонникам актрисы, но и испытанным киноманам как весьма необычную для отечественного проката работу.

Оценка фильма 3 из 5

Фестиваль "Британский театр в кино" в кинотеатре "Киев" продолжится 17-го июля, на этот раз спектаклем по пьесе современного автора Саймона Стивенса "Загадочное ночное убийство собаки", написанной по мотивам одноимённого прозаического бестселлера Марка Хэддона, истории о 15-летнем мальчике, умном, проницательном, но психически неустойчивом и застенчивом, очевидно, страдающим синдромом Аспергера, который берётся, вопреки родительской воле, за расследование убийства соседского пса.

Режиссёр спектакля Мэриэн Элиот уже знакома киевскому зрителю по блестящей постановке "Боевого коня".

Одним из последних киномероприятий киевского сезона станет ежегодная Неделя итальянского кино, проводимая компанией "Артхаус трафик" в том же "Киеве".

В программу фестиваля, который откроется 19-го июня, войдёт три фильма последних двух лет: нашумевшая картина Джанфранко Рози "Священная римская кольцевая", ставшая первым документальным фильмом, одержавшим победу на Венецианском МКФ, комедия Серджо Рубини "Я вернусь" с весьма нетривиальным сюжетом - самоубийца, которому было позволено в ином обличии ненадолго вернуться в нашу юдоль скорби, пытается мстить своему врагу, однако невольно проникается к нему симпатией, и драма "Будущее" Алисы Шерсон из конкурсной программы прошлогоднего Одесского кинофестиваля о девушке, вступившей в интимные отношения со слепым стариком, разбогатевшим полвека назад в качестве звезды помпезных постановок на античную тематику, чтобы, в соответствии с планом своих сообщников, выяснить, где находится сейф с его накоплениями (старика, однако, играет Рутгер Хауэр, так что ситуация осложняется).

Также в рамках фестиваля будет показан знаменитый фильм Бернардо Бертолуччи "Конформист", осуществлённая в 1970-м году экранизация одноимённого романа Альберто Моравиа о человеке, который стремится быть законопослушным, добропорядочным гражданином своей страны- хотя его страна является фашистской диктатурой.

В "Киеве" пройдёт и ретроспектива Чарли Чаплина, предоставляющая замечательную возможность увидеть на большом экране пять полнометражных шедевров и подборку короткометражных лент одного из основоположников искусства кино

powered by lun.ua