На реальных событиях: пьеса про одно заседание в горсовете

15
27 серпня 2014

В то время как в зоне АТО культурные центры, музеи и учебные заведения уничтожаются терористами, мы терпим потери и в мирных украинских городах. Бесценные хранилища нашей коллективной памяти ежедневно уступают место архитектурным проектам с коммерческим предназначением: бизнес-центрам, торговым комплексам, элитным жилым кварталам. 

Любой город либо развивается и модернизирует свою инфраструктуру, согласно требованиям времени и общественному запросу, либо умирает. Это аксиома, не требующая доказательств. Проблема в том, что под прикрытием модернизации, жителей украинских городов все чаще лишают публичных пространств, превращая некогда комфортные зоны в элитные квадратные метры с ограниченным доступом. 

Я никак не могла понять как так получается, что у архитекторов, которые обладают достаточной квалификацией, чтобы работать в историческом ареале Киева, отсутствует элементарное чувство гармонии и понимание органики городской среды.

Почему нарушаются нормы прописанные в сотнях законах и тысячах подзаконных актах. Как уполномоченными огранами выдаются документы, удостоверяющее, что черный цвет - это белый, а красного не существует в природе.

Оказалось, что все очень банально, невозможное становится возможным при совпадении всего трех элементов системы: бюрократии, корупции, алчности. 

Уже третий год Национальная академия изобразительного искусства и архитектуры ведет тихую войну с Национальным союзом художников Украины, вознамерившимся построить на месте одного из ее учебных корпусов по улице Сошенка, 33 элитный жилой комплекс с подземным паркингом. 

 Автор всех фото - Евгений Никифоров

На стороне Академии художественное сообщество (в том числе и члены НСХУ), местные жители во главе с активистом Олегом Кочергой и правда. На стороне правления НСХУ весь государственный бюрократический аппарат, застройщик и главный архитектор города. 

В связи со сменой застройщика на более благонадежного на прошлой неделе в Киевраде состоялось закрытое совещание, на котором мне довелось присутствовать в качестве уполномоченного представителя НАОМА.

Все, что я увидела и услышала показалось мне нелепым фарсом, который я считаю нужным воспроизвести в адеквадной для него форме документальной пьесы. Имена и фамили участников, как и адресс обсуждаемого участка земли можно заменить на другие, но риторика и аргументы действующих лиц вполне типичны практически для любой проблемной стройки в Киеве. Прямая речь действующих лиц сохранена. 

Ч и н о в н и к - заместитель главы горадминистрации, сдержанный и рассудительный человек 

А р х и т е к т о р - главный архитектор города, молодящийся и самодовольный мужчина 

С о ю з о х у д о ж н и к - представитель Союза художников, дремучий бюрократ советской закалки с дрожащим в присутствии начальства голосом и ищущим взглядом 

И н в е с т о р - типичный "предприниматель" 90-х, прикидывающийся аристократом 

А к т и в и с т - представитель гражданского общества, ироничный молодой человек с горящими глазами 

П р е п о д а в а т е л ь - сотрудница ВУЗа, корпус которого хотят снести для постройки элитного жилья, наивная, слегка истеричная дама 

Действие начинается перед кабинетом зама горадминистрации, где в назначенное время собрались все участники. На подставке перед дверью стоит цветок. 

А р х и т е к т о р (обращаясь к присутствующим)

Что это за цветок? Это, наверное, фикус. Мне вот тоже подарили фикус недавно — так он начал захеревать. Не знал, что с ним делать, а домработница вычитала, что его нужно все время опрыскивать. Она у меня очень умная, кандидат наук. Так я его на дачу отвез и каждый день опрыскивал, и он воспрял. Весь распустился. 

П р е п о д а в а т е л ь

У вас домработница кандидат наук? 

А р х и т е к т о р

Ну да, а что? Ниже мы не летаем… 

Входит секретарь, зовет всех пройти в кабинет. Все заходят, садятся. 

 

А р х и т е к т о р (небрежно раскладывает перед Ч и н о в н и к о м листы с визуализацией проекта застройки и фотографиями участка) 

Я, наверное, начну. Есть заказчик — Союз художников Украины, который хочет построить для своих членов мастерские 2 тыс. 500 м2. Территория — это вобщем-то историческая зона. К ней нет никаких специфических требований, но это исторически освоенная территория. Освоена она Союзом художников и Академией художеств. 

Ч и н о в н и к

Какая функция у него? 

А р х и т е к т о р

Вот в этом месте (показывает распечатанные на ч/б принтере фотографии места) находятся мастерские Союза художников. А вот в этом месте находится единственное более-менее нормальное здание (показывает фото разрушенной сгоревшей кухни рядом с корпусом НАОМА) - аспирантские мастерские.

Мне сегодня звонил Андрей Владимирович Чебыкин, ректор Академии, говорил, что отправил письмо на имя Кличко, чтобы этот дом сохранить, как он есть. Первый вариант генплана и был построен на том, что мы его сохраняем. У нас в этом проекте этого пока нет, но это старый вариант...

Что еще важно. На этой территории есть старинные дубы и сосны. Очень красивые. Реально красивые. В этой части есть гаражи, строения, кое-что снесено, и мы обратились… Нет, вообще, эта площадка с бородой: несколько лет назад, тут был такой застройщик Войцеховский, известный на весь Киев своими неправильными делами. И он тут хотел понастроить 25-этажные здания с полным сносом. Конечно, мы все тогда были против и не пустили его.

Когда пришел новый застройщик, мы дали им хорошего архитектора. И вот что получилось. Только обратите внимание — на модели нет деревьев, мы их не вносили. А вообще тут все утопает в зелени. Идея была в том, что мы делаем семь малоэтажных модулей. Посмотрите какой оригинальный проект — тут и террасы, и большие окна, вестибюль. 2-3 до 5 этажей 

Ч и н о в н и к

На самом деле я вижу тут 7 этажей. 

А р х и т е к т о р

Да? А, ну, это может мы в эскизах ошиблись. Мы везде пишем пять. Площадь 42 тыс. м2. 2500 м2 идут в качестве мастерских Союзу. Мы ведь всегда рассуждаем, что должен быть какой-то баланс интересов. Когда обществу интересно, и инвестору интересно, и собственникам интересно. Но. Суть не в том. А в том, что вот в этом месте находится захоронение семьи 1943 года. 23 человека.

С о ю з о х у д о ж н и к

Не надо врать. Там не 23 человека.

П р е п о д а в а т е л ь

А даже если там 5 человек? Что, можно на месте захоронения строить паркинг?

А р х и т е к т о р

Сначала говорили, что это военное захоронение. Но Министерство культуры дало справку — она есть в деле — что это захоронение не является военным.

И н в е с т о р

У нас есть справка, что там нет никакого захоронения.

А р х и т е к т о р

У нас есть информация, что раз в году на 9 мая из Эстонии приезжают родственники погибших.

И н в е с т о р

На последней встрече мне сказали, что никаких родственников там нет, есть какие-то друзья семьи. Да весь Киев - это сплошные могилы. У меня, например, с 1976 года отец лежит в земле. Я был недавно у него на Берковцах и обратил внимание, что могилы 1976 года — все проваливаются, никто за ними не ухаживет. А тут 1943 год.

Я во все верю, все может быть. Но я логически задаю себе вопрос: кто ходит на эту могилу? Если есть такие люди — можно договориться и все перезахоронить? Можно: мы ж за это платим деньги…

Ч и н о в н и к

Я так понимаю, что есть красивая территория, и есть желание увеличить плотность существующей застройки. Хорошо, давайте теперь взвесим про и контра. У нас есть формальный владелец — Союз художников.

С о ю з о х у д о ж н и к

Почему формальный? Фактический!

Ч и н о в н и к

С формально-правовой точки зрения вы являетсь формальным собственником.

А к т и в и с т

Нет, с формальной точки зрения собственник — Киеврада, а Союз художников — орендаторы. Земля в оренде, причем скоро она заканчивается.

С о ю з о х у д о ж н и к

Это на строительство скоро заканчивается, а землю мы орендуем с 1949 года.

Ч и н о в н и к

Ну, получив решение о выделении земли под застройку на 5 лет, все предыдущие решения автоматически утратили силу. Ладно, какое Ваше видение ситуации?

С о ю з о х у д о ж н и к

Значит так, я занимаюсь этим участком с 2004 года. Лучше меня этой информацией никто не владеет. Я получил 3 пакета высновков.

Значит, по академии мыстецтв: этот домик в 1949 году (45 м2 с деревянными перекрытиями) мы купили у генерала КГБ. Академии там и близко не было. Но потом они к нам обратились, чтобы мы выделили им мастерские. И мы им выдали этот дом и 0,33 га земли, потом он несколько раз перестраивался. Сейчас там метров 80 квадратных.

Домик этот нигде не зарегистрирован официально. И когда мы решили строить мастерские, мы предоложили академии вернуть нам переданные им 0,33 га земли, которые мы им выделили — с тем чтобы потом вернуть им площади, чтобы они работали в лучших условиях. Чтообы не так как сейчас — бомжатник там развели.

П р е п о д а в а т е л ь

Что вы такое говорите? Какой бомжатник?

С о ю з о х у д о ж н и к

Я был там год назад, там ужас что такое было. Бомжатник…

 

Ч и н о в н и к

Меня интересует вот что. У вас творческий союз. Сколько у вас членов?

С о ю з о х у д о ж н и к

4,5 тыс.

Ч и н о в н и к

Как принимаются решения по имуществу? На съезде?

С о ю з о х у д о ж н и к

Есть решение съезда, да. Все утверждено, чтобы там строились вот эти мастерские.

Ч и н о в н и к

Сколько у вас в Киеве членов Союза художников и насколько они обеспечены мастерскими?

С о ю з о х у д о ж н и к

Обеспечены процентов на 50. Мы бы хотели построить 2500 тыс м2 мастерских, поделиться с Академией, сколько им нужно.

Ч и н о в н и к

Хорошо, какие аргументы у вас (обращаясь к активисту), и в чем ваше видение ситуации?

А к т и в и с т

Це історична місцевість, вона називається Кинь-Грусть. За діючим генпланом це північний історичний ареал міста, з усіма витікаючими обставинами. По проекту нового генплану (в пропозиціях) це також індивідуальна садибна забудова.

Там приватний сектор, вузенькі дороги. 210 машин, які пропонує інвестор (насправді їх буде більше), тут просто не проїдуть.

60 років ця земля працює на мистецтво. Місцева громада не проти, щоб тут був художній осередок. Вся наша дискусія зараз стікається в одне русло: забудувати гірше або краще. Але такі місця як це мають зберігатися, у світі є така практика.

Корпус НАОМА — це двоповерховий капітальний будинок, а не деревяний (обращается к С о ю з о х у д о ж н и ку), не 80, а 400 м2.

Ми розуміємо, що ця територія має розвиватись, вона не має деградувати, але ж не вихід забудувати все коробками. Нехай навіть п’ятиповерховими. Це єдине таке місце в Києві, і більше такого не буде. Всі формальні підстави, для того щоб відстояти це місце, насправді є.

Всі сім погоджень, які були видані (і копії яких у мене є на руках) - по кожному є зауваження. По кожному. Там підпис підроблений, там не проведені громадські слухання, там забули про археологічні дослідження.

Місцева громада налаштована категорично. Люди стоятимуть до кінця. Коли ми починали говорити з головним архітектором міста, то домовлялись зробити там осередок мистецтва, але поступово ми знов прийшли до того, що розмовляємо про житловий комплекс. Ми постійно говоримо про баланс інтересів інвестора.

Але якщо інвестор не тягне такий крутий креативний проект як центр сучасного мистецтва, або містечко митців, то можливо потрібно змінити інвестора? 

П р е п о д а в а т е л ь (обращаясь к представителю Союза художников)

Мне очень странно слышать от представителя Союза художников, что аутентичные мастерские, где работали такие художники как Якутович, Дубовик, Григорьевы Сергей и Игорь, Михаил Вайнштейн, вы называете бомжатником.

Этот дом академия поддерживает в очень хорошем состоянии. Перекрыли крышу, в прошлом году полностью переоборудовали котельню. Это не просто мастерские, это образовательное учереждение. Тут люди учатся, понимаете?

 

Наши аспиранты, которые там работают относятся к этому месту как к своему дому. В этом здании находится уникальная графическая мастерская, в которой печатали свои работы практически все значимые киевские графики второй половины ХХ века.

Алалогов ей не существует в Украине. Я историк искусства, и то, что вы хотите сделать, для меня равнозначно преступлению. В этих стенах творилась история украинского искусства ХХ века — разрушить их значит стереть фрагмент памяти.

 

У Союза художников есть статутные задания и я сомневаюсь, что среди них есть строительство жилых коплексов с подземным паркингом. Ваша прямая обязанность сохранять такие места как это и находить инвесторов, чтобы превращать их в музеи, культурные центры, ваша задача сохранять культурное наследие. А вы что делаете?

С о ю з о х у д о ж н и к

Неужели вас не удовлетворяют высновки?! Есть целое государственное управление, которое их выдает. У нас три пакета высновкив: этот дом не имеет никакой ценности. У нас есть высновок комисии по историческим ценностям.

Они этот дом обследовали, посмотрели, исторический он или не исторический, и пришли к выводу, что никакой ценности у него нет. Они дали добро до 18 этажей на этом месте строить. У нас все законно. У вас у всех одни слова, а у нас все законно, есть документация. 

А р х и т е к т о р

Мы опять уходим от конструктива к эмоциям. Пусть Академия предложит свой проект с общественним пространством. Я посадил своего архитектора, талантливейшего человека, и он нарисовал. Вы называете этот проект коробками, вам не нравятся эти коробки — хорошо, предложите свой проект. Вся архитектура — это коробки.

Вы очень правильно нажали на болевую точку. И я тут на вашей стороне, я же сам художник. Но вот вы говорите о музее. Вы знаете что такое музей? Прежде чем сделать музей, вам нужно выгнать оттуда всех аспирантов, повесить в комнатах картины, названных вами художников, и водить туда экскурсии.

Но для того чтобы водить экскурсии, нужно сначала сделать туалет и стоянку для автобусов. Вы поймите, я - архитектор. Для того чтобы создать музей, нужны помещения.

Если вы настаиваете, что все должно быть так как вы описали, то у Союза на это денег не будет. Инвестиция ищется. Без ничего — ничего и не будет. Мне кажется, что инвесторы как раз пошли по пути поиска. Вы хотите этот дом оставить? Но так же не пойдет разговор: что создается новая среда, а посреди нее стоит старый дом. С ним нужно что-то делать. 

А к т и в и с т

Я вважаю, що будувати тут житловий комплекс аморально, за цим місцем потрібно зберегти культурно-мистецьке призначення. В радіусі трьох кілометрів в нас вже є три житлових комплекси.

 

При цьому транспортна система площі Шевченка не розрахована на таку кількість людей, 220 напруги ми не маємо роками, всі з безперебойниками. Каналізація в жахливому стані.

И н в е с т о р

Я как предприниматель считаю, что если я куда-то иду, то я должен создать такую красоту, чтобы я заработал деньги, и люди потом мне еще говорили спасибо. Я заплачу в город 10... нет 15 миллионов паевых взносов. Для меня самое главное — создать что-то для города.

Сейчас с первого сентября по городу вообще невозможно будет ездить. Через мост не переедешь, с развязками везде проблемы — так что нам теперь и на левом берегу ничего не строить? 

Ч и н о в н и к

Раз мы не можем прийти к консенсусу, будем действовать по закону. (обращаясь к активисту) Союз художников может отозвать свое решение на съезде, можете поработать над этим — и это будет решением вопроса. В противном случае они имеют право распоряжаться своей собственностью. По закону мы не можем не выдать землевладельцу містобудівні умови.

Мы не можем их не выдать. Я не уверен, что удастся сохранить этого инвестора, но пока есть инвестиционный интерес, я бы вам советовал стать немного цинником и воспользоваться тем, чтобы за счет застройщика улучшить коммуникации, улучшить подъездные пути, улучшить инфраструктуру вашего микрорайона. 

П р е п о д а в а т е л ь

А можно найти другое место, где улучшать за счет инвесторов — нам будет достаточно того, что сделает для нас город за счет наших налогов. 

Ч и н о в н и к

(обращаясь к представителю Союза) Попробуйте поработать с общественностью, потому что если компромис не будет найден, то следующий их шаг — отмена решения Киеврадой.

(обращаясь к главному архитектору) Закон мне говорит: пожалуйста переработайте этот проект на более низкую этажность и выдавайте условия. 

все расходятся 

P.S. Союз художников готвоится к съезду 4 сентября, где будут рассматривать судьбу земельного участка по улице Сошенко, 33. 

Местные жители и художники установили ночное деружство, со дня на день ожидая рейдерский захват своей территории, санкционированный Союзом художников.

 

P.P.S. Алчная бюрократическая система не изменится без нашего участия. Это с нашего молчаливого согласия системой уничтожаются знаковые фрагменты тысячелетней истории нашего города. Мы сдаем свои города без боя, удолетворяясь сказками про модернизацию депрессивных территорий, отсутствие денег или ссылкой на более важные дела.

Ежедневно алчные застройщики, руками нанятых нами чиновников и архитекторов стирают с лица земли нашу память, делая это беззастенчиво и нагло прямо на наших глазах. 

powered by lun.ua