Премьеры недели: Педагогическая поэма

52
23 січня 2015

С 22 января на украинских экранах демонстрируются: драма "Одержимость" Дэмьена Шазеля и комедия "Зачётный препод" Боры Дагтекина. А также: онлайн-фестиваль "ОМКФ Digital", ретроспектива Оливье Ассаяса и "Британский театр в кино".

Одержимость/Whiplash

Режиссёр: Дэмьен Шазель
В ролях: Майлз Теллер, Дж.К.Симмонс, Пол Райзер, Мелисса Бенойст, Остин Стоуэлл, Нат Лэнг, Крис Малки, Дэймон Гаптон, Макс Кэш, Сюанн Споук
Жанр: драма
Страна: США

Взаимоотношения учеников и наставников – как и отцов и детей, – подчас достигают такого эмоционального накала, что, кажется, вот­-вот послужат причиной для заведения уголовного дела.

Фильм Дэмьена Шазеля действительно смотрится, как хороший триллер, и при этом затрагивает проблемы самоидентификации, личностного развития, взаимоотношений молодого человека с окружающим миром с художественной выразительностью, которая сделала бы честь классическому роману воспитания.

И, конечно же, эта лента, удостоенная свыше ста тридцати наград и номинаций (среди которых – Гран­при кинофестиваля "Санденс" и пять номинаций на "Оскар"), является глубоким и ярким высказыванием о месте художника в обществе – и о месте искусства в жизни художника.

Героиня одного испанского романа говорила друзьям, что оставила занятия музыкой, поскольку поняла, что вершин в этой области не достигнет, а в музыке – как и вообще в искусстве, – ты либо значимая величина, либо посредственность.

Среднего не дано.

Центральный персонаж ленты, юный барабанщик Эндрю, занимается музыкой, как раз будучи убеждённым в своей способности стать значимой величиной. Кажется, что Флетчер, руководитель консерваторского оркестра, именно такой преподаватель, который ему нужен, не пытающийся вытянуть своих студентов на некий средний уровень, и даже не ориентирующийся на возможности лучших из них, а стремящийся привести их в соответствие с собственным идеалом музыканта – разумеется, недостижимым, – стремящийся заставить их "преодолевать пределы ожидаемого".

 

Флетчер делает это с таким яростным задором, таким неутомимым остроумием и изобретательными издевательствами, что, кажется, вполне мог бы натаскивать солдат перед отправкой в боевое пекло вместо сержанта Хартмана из "Цельнометаллической оболочки" Кубрика.

В контексте той выходящей за все разумные пределы снисходительности, которую обычно проявляют в отечественных вузах творческой направленности к откровенной халтуре и бездарности (и, соответственно, плодят дипломированных бездарей и невежд), этот харизматичный психопат с явными садистскими наклонностями может восприниматься как вполне позитивный образ – несомненно, многие дорого бы дали, чтобы увидеть, как он бичом Божьим обрушивается на украинские филфаки или кинофакультеты.

Но не приходится сомневаться, что, разгоняя ни на что не годных школяров, воображающих, будто любому под силу научиться писать, играть или рисовать, подобный преподаватель с не меньшим успехом способен отбить всякий вкус к университетским занятиям и к самому творчеству у людей с ранимым чувством собственного достоинства и даже сломать, духовно искалечить обладающих подлинным талантом – что со всей очевидностью показано и в фильме.

 

И, пускай методы Флетчера и могут изредка оказаться успешными для развития чьи-х­то личных способностей (хотя его горделивые рассуждения о том, что он всю жизнь стремился воспитать Чарли Паркера, трудно воспринимать всерьёз, тем более, что, по собственному его признанию, никакой Чарли Паркер ему не попадался), они весьма негативно сказываются на характере молодых людей и создают крайне нездоровую атмосферу в коллективе.

Бросается в глаза, что участники его студийного оркестра во время перерывов – например, когда Флетчер устраивает барабанщикам семь часов чистилища, – не общаются друг с другом, между ними вообще отсутствуют проявления дружеских чувств, какая­-то минимальная доброжелательность.

Благодаря своему незаурядному педагогу они воспринимают друг друга как конкурентов, соперников, врагов.

 

Но как раз главному герою всё это вполне подходит. Как и Флетчер, он настроен жертвовать личными отношениями, и, главное, он точно так же оценивает окружающих, исходя из степени их одарённости, готовый отдать дань уважения равным (то есть обитателям художественного Олимпа, где, как он, конечно же, уверен, однажды заслужит место и сам) и не вполне понимая, зачем нужны в его жизни все остальные.

Это превосходно показано в сценах общения Эндрю с приглянувшейся ему девушкой, которая, в отличие от него, не имеет в жизни цели, не чувствует никакого призвания, которая где­-то на кого­-то учится – просто потому, что смогла туда поступить, и не представляет, чем будет заниматься по завершении учёбы, которая буквально олицетворяет отношение к профессии как к случайному способу зарабатывать деньги, никак не определяющему личность.

Не менее точен эпизод с семейным ужином, демонстрирующий, с одной стороны, высокомерное, почти презрительное отношение юноши к родным, не претендующим на исключительность, равнодушно обрекающим себя на растворение в культурном небытии, и, с другой – непонимание близкими Эндрю того факта, что избранное им поприще является для него не просто профессией, но и призванием, образом жизни и вообще смыслом существования.

 

Это неизбежно приводит к убедительно, но без лишнего нажима обозначенному в фильме кризису отношений Эндрю с его отцом. Несмотря на их близость, постепенно Флетчер начинает восприниматься героем как более достойная уважения и подражания альтернатива родителю, литератору, не добившемуся значительных успехов и занимающемуся преподавательской деятельностью.

Ему не приходит в голову, что и сам Флетчер, очевидно, вовсе не является великим музыкантом, оказавшись способным реализовываться прежде всего в преподавании – где его успехи более чем сомнительны, – и выступая руководителем оркестра начинающих исполнителей.

Не случайно Эндрю в ходе занятий приходится терпеть оскорбления, которыми Флетчер осыпает его отца, называя того жалким неудачником и тем самым унижая сыновнюю привязанность Эндрю, вынуждая подвергнуть личность родителя переоценке.

Разумеется, Флетчеру нет до отца Эндрю никакого дела, как, в общем, и до личности самого Эндрю, но если отец воплощает полное и безусловное принятие ребёнка родителем, принятие, которое не нужно заслуживать и которое нельзя потерять, Флетчер представляется юноше этаким строгим, но справедливым сверхотцом, чью любовь можно завоевать, удовлетворив некие высокие требования, и, кажется, именно на Флетчера Эндрю, постепенно обрывая прочие связи, переносит эмоциональные порывы.

Для любого, не только менее одарённого и целеустремлённого, но и менее крепкого душевно молодого человека, чем Эндрю, это должно было бы окончиться весьма плачевно – как показывают авторы картины, мир искусства не слишком подходит для установления близких связей.

...Служенье муз не терпит суеты,
Прекрасное должно быть величаво.
Но юность нам советует лукаво,
И шумные нас радуют мечты.

Однако, хотя Эндрю решительно отвергает соблазны юношеских мечтаний, служение муз в "Одержимости" пронизано суетой, и, какая бы прекрасная музыка не звучала со сцены, творческое закулисье наполнено тщеславием, ревностью, склоками и мстительностью.

 

Талант и мастерство вовсе не предполагают душевного благородства, молодые герои фильма (не говоря об их наставнике), самозабвенно преданные своему творчеству, показаны эгоистами, не способными даже на поверхностное сочувствие друг другу, зато выражающими злорадство с самой наивной непосредственностью, обидчивыми, замкнутыми, надменными.

И всё же, как свидетельствует картина, в этом эгоцентричном существовании, подчинённом ненасытимым амбициям и любви к искусству, в этой одержимой скачке, что "вся на волосок от паденья и полёта", художественные свершения подчас достигаются настоящими подвигами душевной стойкости и силы характера.

Оценка фильма 5 из 5

Зачётный препод / Fack ju Göhte

Режиссёр: Бора Дагтекин
В ролях: Элиас М'Барек, Каролина Херфурт, Катя Риман, Яна Палласке, Алвара Хёфельс, Йелла Хаазе, Макс фон Гробен, Анна­Лена Кленке, Гизем Эмре, Арам Арами
Жанр: комедия
Страна: Германия

Оригинальное название этой картины, ставшей в Германии самым кассовым национальным фильмом года и удостоившейся ряда престижных немецких и австрийских наград, "Пошёл ты, Гёте", отражает мнение её центрального персонажа о высокой культуре.

Столь непочтительное отношение к классике вполне объяснимо, ведь этот уголовник с подходящим на отечественный слух именем Зеки, вначале ленты выходящий из тюрьмы, закончил лишь восемь классов.

Однако ему выпадает возможность вернуться в школу, причём, в качестве учителя.

 

Подделав документы, он устраивается преподавать немецкий в учебное заведение, чтобы отыскать пакет с честно награбленным, который его приятельница зарыла на школьном дворе. Отсутствие у героя должной квалификации не слишком бросается в глаза, поскольку изображённая в фильме школа больше напоминает колонию для несовершеннолетних – юные сорванцы мечтают о карьере наркодиллеров и приходят в класс, похоже, только для того, чтобы поиздеваться над своими учителями.

Повествование отчасти следует канонам боевиков о крутых парнях, которые в качестве "учителей на замену" вправляют мозги хулиганам, привыкшим к полной безнаказанности. Но герой этой картины – такой же хулиган, только повзрослевший, что, с одной стороны, делает его обращение с подопечными совсем уж бесцеремонным, с другой – позволяет ему в конце концов проникнуться к ним симпатией, узнав в их бесшабашной неприкаянности собственное беспризорное детство, в котором так и не появилось педагога, способного увидеть в нём нуждающегося в любви и поддержке ребёнка, а не будущего висельника.

 

"А ты вот думаешь, что каждый школьник, будь он самым отъявленным оболтусом – нераспустившийся цветок?" ­–иронично говорит Зеки молодой учительнице, воспринимающей работу в школе, как священную миссию.

В действительности, фильм полон именно этой веры в то, что к детям, кажущимся безнадёжными лентяями и безобразниками, нужно только подобрать особый ключ, который раскроет их полные незаурядных способностей и добрых чувств души, а также – что и взрослые хулиганы вроде Зеки заслуживают второго шанса, которым они, должным образом поддержанные окружающими, скорее всего воспользуются.

 

При всей похвальности подобного подхода фильм Боры Дагтекина может показаться несколько наивным и даже сентиментальным. Впрочем, смотреть на то, как плохие ученики и плохой учитель сначала терроризируют друг друга, а затем, оказавшись хорошим учителем и хорошими учениками, преисполняются взаимной симпатии и стремятся оказати друг другу поддержку, почти в равной степени приятно.

Оценка фильма 3 из 5

Продолжается уникальный для наших просторов фестиваль "ОМКФ Digital", предоставляющий отечественным киноманам, в какой бы точке единой Украины они не находились, возможность – вплоть до 31-­го января, – принять участие в выборе лучшей из 24-х конкурсных короткометражек, в число которых вошли "Последний поцелуй" Татьяны Моучник о возвращении блудного отца, прошедшем не вполне удачно, "Чудо" Мираи Мизуе, остроумная сюрреалистическая фантазия на тему эволюции, предстающая очаровательной одой способности мультипликатора творить новые миры, "Никогда в жизни" Эрвина Ле Люка о ночном дежурстве двух дам­-полицейских бальзаковского возраста, балансирующих на грани нервного срыва.

Кроме того, в рамках фестиваля – показ которого проводится, напомним, на сайте MEGOGO – представлена подборка украинских короткометражек и десять полнометражных фестивальных хитов, среди которых – победитель прошлого ОМКФ, "Мотивации ноль" Талии Лави.

В преддверии ежегодных "Вечеров французского кино" Французский институт проводит в кинотеатре "Киев" ретроспективу лучших фильмов одного из наиболее значительных европейских режиссёров современности, Оливье Ассаяса. 23­-го января Ассаяс сам представит свою ретроспективу киевской публике перед показом картины "Летнее время", драме о семейных взаимоотношениях и человеческой способности хранить связь времён.

Также в программе ретроспективы – культовая синефильская трагикомедия "Ирма Веп" о злоключениях кинематографистов, снимающих римейк "Вампиров" Луи Фейяда, "Демон­любовник", выдержанное в стилистике триллера рассуждение о том, как влияние транснациональных корпораций и Интернета размывает границы между государствам, между реальным и воображаемым, "Холодная вода" о юношеской нетерпимости и протесте, о попытке двух подростков вырваться за пределы мира взрослых.

В рамках же "Вечеров французского кино", которые начнутся 29­-го января, будет представлена новая картина Ассаяса, "Зильс­ Мария".

Фестиваль "Британский театр в кино" в кинотеатре "Киев" продолжится 27­-го января мюзиклом лондонского театра Шафтсбери "Отныне и вовек", поставленным по одноимённому роману Джеймса Джонса о жизни обитателей военно­-морской базы на Гавайях в преддверии атаки на Пёрл­-Харбор.

По этой прославленной книге (её полный, неотредактированный цензорами советского Воениздата перевод был осуществлён Алексеем Михалёвым, одним из лучших "самопальных" переводчиков пиратского видео) в 1953­-м году была поставлена лента Фрэда Циннемана, признанная Американской киноакадемией лучшим фильмом года, и прекрасный телесериал 1979­-го с Натали Вуд и Ким Бейсингер, в 90­-х показанный и у нас.

Автором либретто и продюсером британской театральной постановки выступил знаменитый драматург Тим Райс, известный прежде всего как автор литературной основы мюзиклов Эндрю Ллойда Уэббера.



powered by lun.ua