"Дерзкий дух свободы". Киевский музыкальный авангард шестидесятых

784
6 травня 2015

Навесні 2015 у видавництві "Основи" вийшла перша книга, присвячена українській культурі 1960-х років - "Мистецтво українських шістдесятників".

"Українська правда. Життя" підготувала серію публікацій, присвячених важливим культурним феноменам цього цікавого періоду. Цього разу знайомимо з видатними композиторами цього періоду.

"Музыка всегда была музыкой замкнутого, соборного пространства.
Авангард – одна из попыток выйти из замкнутого пространства…"

Это определение принадлежит Валентину Сильвестрову – участнику самой известной неформальной группы композиторов-шестидесятников, вошедшей в историю под названием "Киевский авангард".

Тогда, сформировавшийся вокруг дирижера Игоря Блажкова кружок тщательно изучал добытые благодаря западным связям Блажкова ноты и записи и открыто требовал на заседаниях Союза композиторов Украины немыслимого – "выхода из замкнутого пространства", включения буржуазной европейской музыки XX века в консерваторскую программу.

Воздух "перекрыли" после пленума молодых композиторов в октябре 1970-го, по неосторожности самих же авангардистов: посреди критики белорусским композитором киевских авторов – дескать, "у них нотные головки повернуты на Запад, надо с этим кончать", – Блажков крикнул из зала: "Да заканчивайте вы!", после чего остальные участники группы в знак солидарности с ним вышли.

Сильвестрова и Годзяцкого на три года изгнали из Союза композиторов, фактически, лишив средств к существованию.

Борис Лятошинский со студентами композиторского факультета Киевской государственной консерватори им. П.И. Чайковского (ЦГАМИЛ Украины, ф. 181, оп. 3, ед. хр. 12, стр. 1) 

Так или иначе, эти смельчаки расчистили путь второй части своего поколения – Ивану Карабицу, Евгению Станковичу, Олегу Киве и их одногодкам.

Но экспериментальный дух так и остался в 60-х. После того было много хорошей музыки, но подобная дерзость исчезла на десятилетия, – вплоть до появления поколения, выпустившегося в конце 80-х – начале 90-х.

В этот короткий обзор мы, впрочем, включили не только творчество самых ярких композиторов группы "Киевского авангарда" – Сильвестрова, Годзяцкого и Грабовского – но и произведения двух более молодых их современников – киевлянина Загорцева и харьковчанина Бибика – пропитанные духом шестидесятничества.

Валентин Сильвестров, Леонид Грабовский, Виталий Годзяцкий, Игорь Блажков, Киев, 1960-е гг., предоставлено Евгением Громовым
Святослав Крутиков, Леонид Грабовский, Виталий Годзяцкий, Владимир Загорцев, 1960-е гг., предоставлено Евгением Громовым 

Леонид ГРАБОВСКИЙ (28.01.1935, Киев)

Сын репрессированного скрипача и вокалистки, которой так и не довелось петь на большой сцене ввиду ее благородного происхождения.

Учиться игре на фортепиано начал невероятно поздно – в 16-летнем возрасте, однако уже через три года смог поступить на композиторский факультет Киевской консерватории.

Грабовский был основным рупором "Киевского авангарда". Он отстаивал его ценности – новизну, актуальность и просвещение – на съездах Союза композиторов УССР. Именно он в 1960 году перевел с немецкого книгу Ханса Елинека "Anleitung zur Zwölftonkomposition", "Введение в 12-тоновую композицию", по которой киевские авангардисты изучали додекафонию.

Творчество Грабовского 60-х годов отличается потрясающей красочностью, граничащей с сонористикой – техникой, ставящей красоту тембровых кластеров выше традиционной функциональности.

Яркий пример тому – "Константы" для 11 инструменталистов (1966 год), где автор собирает немыслимый состав: 4 фортепиано, 6 групп ударных и скрипку соло. Здесь очевидна перекличка с творчеством центральной фигуры поствоенного авангарда Карлхайнца Штокхаузена.

Инструментальный состав не менее утопичен, чем в пьесах Штокхаузена; включить такое произведение в концерт крайне сложно, а потому исполнений – минимум. Например, молодой львовский ансамбль "Константы", названный в честь этого произведения, до сих пор не смог собрать необходимый состав, чтобы сыграть вожделенную партитуру.

Еще один яркий опус того периода – сюита "Симфонические фрески" (1961 год). В Киеве ее исполнять отказались – члены Союза композиторов обозвали произведение "авангардным" и посоветовали переписать, а оркестранты нажаловались руководству. "На первом же перерыве оркестранты побежали к директору филармонии с требованием снять эту "мерзость", – вспоминает Игорь Блажков.

Но уже в следующем году на Всесоюзном обзоре творчества молодых композиторов в куда более лояльной к современному языку Москве оно получило первую премию, а в 1963 году "Фрески" исполнили в Ленинграде. Поскольку в основу легли шесть рисунков Бориса Пророкова из серии "Это не должно повториться!" на антивоенную тематику, – сюиту впоследствии неоднократно транслировали в радиопередачах, посвященных Дню Победы.

Виталий ГОДЗЯЦКИЙ (29.12.1936, Киев)

Музыкальное образование получил дома: отец был церковным регентом, мать – учительницей пения. В 17 лет вдруг решил, что хочет быть композитором, и поступил в Киевскую консерваторию.

В 60-е интересовался точными науками. В частности, толчком для создания фортепианной пьесы "Разрывы плоскостей" (1963 год) стали идеи нуклеарной физики и знакомство с Klavierstuecke Штокхаузена.

Последовательность эпизодов в пьесе – на грани физики и метафизики: "Первозданность", "Вибрация материи", "Пересечение", "Натяжение", "Разрывы", "Катаклизмы", "Обновление материи", "Распад". "Я представляю звуковую материю в виде стереоэкрана с периодически пульсирующими звуковыми вспышками, – заявляет автор. – Отдельные ритмически заряженные мотивы силятся объединиться в единую звуковую беспрерывность. Отсюда и термин – звучащая плоскость, то есть, сплошное, непрерывное звучание".

Тогда же Годзяцкий экспериментирует и в области конкретной музыки с использованием природных звуков и шумов.

Например, в 1964-65 годах появляются "Четыре домашних скерцо", куда входят "Реализация 29/1", "Эмансипированный чемодан", "Антифортепиано", "Нюансы". Играть нужно на металлической кружке с гвоздями, просыпая их в цинковый бак, гребенкой вдоль фортепианных струн и кистью по чемодану.

Валентин СИЛЬВЕСТРОВ (30.09.1937, Киев)

Самый яркий участник "Киевского авангарда", да и, пожалуй, вообще наиболее известный на Западе украинский композитор.

Это у нас его исключили из Союза, "за формализм" – а "The New York Times", цитируя фрагмент программки концерта ансамбля "Континуум", писала в самых поэтичных красках, что его "музыка стелется и вянет, остается лишь воспоминание – тонкий аромат, легкое дуновение".

Сочинять музыку начал с 15-ти лет, но, будучи сыном инженера и учительницы немецкого языка, поступил в Киевский инженерно-строительный институт, бросив его после трех лет учебы.

В 1967 году получил международную премию имени Сергея Кусевицкого (США), исполнялся лучшими музыкантами в сердце европейского авангарда – Дармштадте, в 1970 стал лауреатом конкурса Gaudeamus (Нидерланды), – словом, "записался в диссиденты" еще до официального исключения из Союза композиторов.

Метаморфоза, которая произойдет с Сильвестровым в середине 70-х годов, навсегда размежует его творчество на два антагонистичных лагеря: поздний Сильвестров будет ужасно досадовать на раннего.

"Слабый стиль", к которому тяготеет композитор вот уже 40 лет, ничуть не похож на смелые поиски 60-х, запечатленные в его "Мистерии для альтовой флейты и 6 ударных", "Монодии для фортепиано и оркестра", трех симфониях и прочих радикализмах того времени.

Владимир ЗАГОРЦЕВ (27.10.1944, Киев – 30.11.2010)

Принадлежит к младшему поколению авангардистов, но по характеру дарования и творческой биографии гораздо ближе стоит к "шестидесятникам", нежели к авторам своего поколения – Ивану Карабицу, Евгению Станковичу, Олеге Киве.

Подобно старшим авангардистам, учиться музыке начал поздно – в 15 лет. Через три года поступил в Киевскую консерваторию к Борису Лятошинскому. Был "украинским Шенбергом" – последовательным продолжателем экспрессионизма нововенского образца. В отличие от остальных авангардистов, верность серийной технике сохранил до конца жизни.

Уже начиная с 1968 года, исполнялся на Западе, а в январе 1980-го один из его важнейших опусов "Градации" (1966 год) увидел премьеру – правда, не в Украине, а за рубежом: сыграл его Нью-Йоркский филармонический оркестр под руководством легендарного дирижера Зубина Меты.

Музыка Загорцева мало исполнялась при жизни автора и почти не звучит после его смерти.

Единственное исключение – программы пианиста Евгения Громова, переплетающие творчество украинского автора с пьесами главного додекафониста так, что порой невозможно угадать, кто звучит.

Валентин БИБИК (19.07.1940, Харьков – 07.07.2003, Тель-Авив)

Харьковский композитор, один из лучших украинских симфонистов, чья фигура до сих пор недооценена. Бибику, ввиду удаленности от столицы, удалось избежать публичных порок, однако пришлось столкнуться с показательным замалчиванием.

Творчество 60-х связано, в основном, с подражанием стилю Дмитрия Шостаковича. Эти параллели, в частности, хорошо слышны в его Концерте №1 для фортепиано с оркестром.

Стиль Бибика, с его неповторимым сочетанием интеллектуализма и мелодического дара, вдумчивости и безудержного плача, сформировался уже в семидесятые. В 1972 году написано одно из центральных произведений этого периода – опера "Бег", которую запретили к постановке в Ленинградском МАЛЕГОТе, а затем и в других театрах страны, в том числе и в Харьковском оперном театре.

Премьера оперы в концертном исполнении произошла практически через сорок лет после ее написания – в 2010 году в Киевской филармонии.

powered by lun.ua