Премьеры недели: Данте спускается в Ад

131
26 червня 2015

С 25-го июня на украинских экранах демонстрируются: драма "Лицо ангела" Майкла Уинтерботтома и фильм ужасов "Из темноты" Йуиса Килеса. А также: "Открытая ночь. Дубль 18".

Лицо ангела / The Face of an Angel

Режиссёр: Майкл Уинтерботтом
В ролях: Даниэль Брюль, Кара Делевинь, Кейт Бекинсейл, Женевьев Гонт, Люси Коху, Ава Акрес, Рози Феллнер, Сай Беннетт, Сара Стюарт, Джон Хопкинс
Жанр: драма
Страна: Великобритания-Италия-Испания-США

Любил кто-либо кого-нибудь?
Боролся ли кто-то с кем-нибудь?
Было что-либо иль не было
Там или вовсе не там?..

               Вислава Шимборская, "Атлантида"

Основой фильма видного британского постановщика стало нашумевшее дело о жестоком убийстве Мередит Керчер, его неуклюжее расследование и несколько судебных процессов, чьи запутанные и противоречивые результаты позволяют судить скорее о характере итальянской правоохранительной системы, чем об обстоятельствах происшествия.

Вот уже восемь лет главной достопримечательностью Перуджи, центром её интеллектуальной жизни, объектом неослабевающего интереса местных жителей и многочисленных туристов являются не таинственные артефакты этрусков и тамплиеров, не прекрасные храмы, не старейший в Европе университет, а дело Джессики и Элизабет, двух молодых британок, приехавших в город изучать литературу и снимавших вместе жильё.

Своим друзьям и знакомым девушки казались милыми, неглупыми и вполне заурядными, для остального же мира они пребывали в счастливой безвестности - до тех пор, пока Элизабет не была найдена мёртвой, а Джессику не арестовали по подозрению в её убийстве.

 Тут и далее фото Кino-teatr.ua

Жестокость преступления, юность и привлекательность жертвы и её возможной убийцы, отсутствие явного мотива и мультикультурный контекст трагедии, в которую были вовлечены представители различных стран и народов, на долгие годы превратили убийство Элизабет в криминальную сенсацию, где в центре внимания была личность Джессики, приковывающей ненависть одних, симпатии других и всеобщий интерес.

Действительно ли в этой истории чудовищем оказалась красавица?

Съёмная квартира, в стенах которой произошла кровавая драма, ночные клубы и притоны, кишащие профессиональными очевидцами, судебные заседания с Джессикой на скамье подсудимых стали местом паломничества многочисленных рыцарей ноутбука и вспышки, от почтенных псов демократии, мэтров журналистского сыска, до оперативников из бульварных таблоидов.

 

В компании акул пера попадаются и те, кто претендует на более глубокое осмысление произошедшего, к примеру, писательница Симона Форд, чья книга о Джессике и Элизабет попала в списки бестселлеров, и кинорежиссёр Томас, собирающийся экранизировать сочинение Симоны.

Продюсеры проекта рассчитывают получить бойкий психологический триллер "на основе реальных событий" и весело обсуждают, стоит ли предложить роль Джессики Кэри Маллиган или лучше пригласить Фелисити Джонс.

Томас между тем убеждён, что нет лучшего способа перенести эту историю на экран, чем придав ей структуру "Божественной комедии" Данте и изобразив Элизабет в качестве Беатриче. Мрачнеющих собеседников он заверяет также, что сценарий будущей картины не должен зависеть от того, оправдают Джессику или нет.

 

Выяснить, совершила ли она то, в чём её обвиняют, всё равно не удастся, да это и не важно, ведь единственное, что имеет значение - две юные девушки, бродящие по залитым солнечным светом улочкам древнего города, прекрасные и влюблённые.

Именно о любви, а вовсе не о преступлении, должен быть этот фильм.

Впечатление, которое производят концепции Томаса на продюсеров, вполне соответствует тому, как воспринимается аудиторией сам фильм Майкла Уинтерботтома. Вместо безвредного детектива публика получает постмодернистскую причту о принципиальной невозможности установить истину, невозможности раскрыть преступление, найти виновного и понять его мотивы.

Авторы, впрочем, стремятся удержать зрительское внимание появлением новых улик, свидетельств и гипотез. Даже скептически настроенный Томас поддаётся следственному азарту и воображает, что именно ему, ничего не смыслящему в ремесле сыщика и знакомому с делом лишь по чужим рассказам, удастся докопаться до сути произошедшего.

 

Но едва ли среди поклонников классического детектива найдутся те, кто не поймёт, что создатели фильма лишь пытаются играть со зрителем в кошки-мышки и что единственная разгадка, стоящая за всеми сюжетными поворотами и уловками - отсутствие всякой разгадки.

Практически всё происходящее в ленте остаётся безрезультатным, ни к чему не приводит, ничем не заканчивается- работа над сценарием продолжается, как и следствие, без всякой надежды на завершение, любовные линии заводят в тупик или размываются, судебные решения плодят новые "і" без точек, а каждая сцена, в которой Томас подвергается атаке злодеев, обнаруживших, что он напал на верный след, завершается его пробуждением от сна или наркотического опьянения.

Единственным подлинным событием, значительным и несомненным, будто скрепляющим воедино зыбкие, изменчивые, призрачные обрывки реальности, является произошедшее за кадром убийство - как Минотавр, таящийся в центре лабиринта, чудовище, оставляющее следы в саду расходящихся тропок, но само пребывающее незримым, как пугающая сердцевина Преисподней, к которой ведут все её круги.

 

Картина во многом схожа с лучшим произведением Уинтерботтома, "Историей петушка и бычка" - в этой экранизации "Тристрама Шенди" Лоуренса Стерна, великого романа о том, почему написание романа является почти безнадёжным делом, главной темой оказывалась невозможность экранизации.

Подобно персонажам "Истории", где перебои с финансированием, ссоры между участниками съёмок и их личные неурядицы сплетались с трудностями творческого процесса, герой "Лица ангела" не может сосредоточиться на подготовке своего фильма, отвлекаемый семейными проблемами, интимными связями и оригинальными, но бесплодными идеями.

Однако если в "Истории петушка и бычка" - как и в литературном первоисточнике, - бесконечные лирические отступления, заменившие "основной сюжет", предстают чередой выразительных, остроумных, самодостаточных эпизодов, в "Лице ангела" они оказываются беспорядочной, невнятной мешаниной, в которой выбрать что-либо отчётливое и запоминающееся не легче, чем из сваленных в лужу фрагментов пазла из разных наборов, слипшихся, превратившихся в картонную кашицу.

Нагромождение сухих фактов расследования сплетается с теориями, которые ни на чём не основаны и потому не могут быть даже убедительно опровергнуты, навязчивое изображение тоски, которую испытывает герой по своей распавшейся семье, выражается то в его старательных попытках впасть в кокаиновое забытьё, то в надуманных и пресных, лишённых всякой убедительности любовных увлечениях, а повествование о вялой, бессодержательной повседневности разнообразят ничего не объясняющие ретроспекции, нелепые галлюцинации и "ожившие" фрагменты из сценария Томаса, в которых трудно найти иной смысл, кроме демонстрации его профнепригодности как драматурга.

При этом какой-либо цельности лишены не только бесчисленные сюжетные линии, но и образы героев.

Многообразные ситуации, в которых они оказываются, отнюдь не помогают им проявить свой характер с различных сторон, а вместо этого словно раздробляют их на эпизодических, связанных друг с другом лишь личностью исполнителя, персонажей.

При всей оригинальности замысла этого антидетектива невразумительность истории и композиционная расхлябанность, а также обилие откровенно ходульных и примитивных сцен и диалогов вынуждают зрителя воспринимать "Лицо ангела" не как переосмысление жанровых канонов, а как удручающую неспособность им соответствовать.

Особенное же раздражение вызывает эксплуатация "Божественной комедии" и "Новой жизни", напоминающая творчество тех студентов кинофакультетов, которые уверены, будто не знающее никакого удержу цитирование классики придаёт их фильмам больший вес, а не подчёркивает их несовершенства.

Оценка фильма 2 из 5

Из темноты / Out of the Dark

Режиссёр: Йуис Килес
В ролях: Джулия Стайлз, Скотт Спидман, Стивен Ри, Фрэнк Куерво, Пикси Дейвис, Алехандро Ферт, Ванеса Тамайо, Гильермо Моралес Витола
Жанр: фильм ужасов
Страна: США-Колумбия-Испания-Объединённые Арабские Эмираты

Истории о злобных детях-призраках относятся к числу наиболее горьких наших вымыслов, показывая, что жестокость и мстительность являются вирусами, способными подчинить даже невинные души.

В колумбийском городке Санта-Клара, где разворачивается действие ленты Йуиса Килеса, души таких невинных мучеников почитают как святых- мрачный культ, посвящённый маленьким индейцам, столетия назад сожжённым заживо вместе с церковью конкистадорами, призван умилостивить тени вечных детей, до сих пор, как поговаривают, не нашедших успокоения.

Но, быть может, возникающие с приходом сумерек таинственные фигуры с повязками из тряпок, скрывающими изуродованные лица, принадлежат миру живых?

Или же они являются жертвами другого преступления, не столь отдалённого во времени, но не менее чудовищного, свидетельствующего, что прогресс бессилен побороть человеческую алчность и склонность к насилию?

 

Супружеская чета Харриман, разумеется, ни в каких призраков не верит и не имеет ни малейшего представления об ужасах, творившихся здесь несколько веков или несколько десятилетий назад.

Чуждые стереотипов и суеверий, они приезжают вместе с маленькой дочерью из Англии в страну, лидирующую по количеству смертоубийств на душу населения, по приглашению отца миссис Харриман, владельца местной фабрики.

Однако, всё чаще обнаруживая присутствие маленьких оборвышей, угрюмых и молчаливых, которые, похоже, следят за их малышкой, англичане постепенно проникаются ощущением, что в этом городе и с этой фабрикой что-то неладно.

От заурядного фильма ужасов с приведениями, являющимися восстановить поруганную живыми справедливость, картину Килеса отличает публицистический посыл, правоту которого трудно не признать- европейские предприниматели, ведущие бизнес в странах "третьего мира", вдали от европейских законов и европейского общественного мнения, зачастую обращаются с местным населением не лучшие, чем самые жестокие колонизаторы прошлого.

 

Но, сколь бы похвальной ни была идеологическая составляющая ленты, она не может в полной мере искупить предсказуемость сюжета и пресность хоррор-приёмов.

К тому же, вызывает некоторую досаду историческая недостоверность легенды, лежащей в основе сюжета- столь очевидная, что авторов нетрудно заподозрить в опрометчивом пренебрежении к своей аудитории. Не все заметят, что, к примеру, статья из гида по Колумбии, посвящённая расправе над детьми Санта-Клары, проиллюстрирована гравюрой Теодора де Бри, изображающей вовсе не Колумбию, а самого Христофора Колумба, впервые ступившего на землю Нового Света.

 

Однако рассказ о том, что завоеватели-испанцы явились в индейское селение, ещё до их прихода названное в честь католической святой и имевшее христианскую церковь, не озадачит только тех зрителей, которые равнодушны к истории в ещё большей степени, чем герои фильма.

Оценка фильма 2,5 из 5

Один из главных смотров молодого украинского кино, фестиваль "Открытая ночь", в этом году существенно расширил свою географию в отношении как места проведения, так и демонстрируемых картин.

В преддверии основной программы 26-го и 27-го июля на киевском "Арт-причале", что возле Гаванского моста, ст.м. "Контрактовая площадь", будут показаны подборки короткометражек французских и польских студентов, а также пройдут несколько мастер-классов, среди которых стоит выделить выступление Антельма Видо, программного директора Одесского кинофестиваля.

Конкурс украинских короткометражных лент начнётся, как обычно, в 21:00 в субботу 27-го числа, и около четырёх утра наиболее стойкие поклонники отечественного кинематографа станут свидетелями раздачи призов.

Помимо "Арт-причала", конкурс "Открытой ночи" будет транслироваться более чем на 50-ти площадках в Украине и за рубежом, ориентировочный список локаций представлен на сайте фестиваля, как и подробное расписание и список конкурсных фильмов.

powered by lun.ua