Jazz på norsk: джаз по-норвежски

68
21 липня 2015

Норвежский джаз не очень хорошо известен в нашей стране, да и вообще, скорее всего, отсутствует как собирательное понятие даже для большинства любителей джаза.

До недавнего времени знакомство с норвежцами по всей вероятности ограничивалось парой имен звезд мирового уровня, таких как саксофонист Ян Гарбарек (Jan Garbarek) и гитарист Терье Рюпдаль (Terje Rypdal; другая транскрипция имени – Тери Рипдал).

Обоих – но, прежде всего, Гарбарека – можно считать основателями нового направления в джазе, связанного с звукозаписывающим лэйблом ECM, которое так и называется – ECM-джаз. Кто-то мог припомнить одного из их основных партнеров Йона Кристенсена (Jon Christensen), который считается одним из лучших барабанщиков Европы.

Из этого же старшего поколения музыкантов некоторым поклонникам ECM Records, возможно, небезызвестно имя еще одного маститого норвежца, пианиста Кетила Бьернстада (Ketil Bjørnstad), и более молодого Торда Густавсена (Tord Gustavsen).  

В последние годы наше знакомство с норвежским джазом несколько расширилось и из заочного стало уже непосредственным благодаря тому, что у нас в стране побывали более молодые звезды: пианист и клавишник Бугге Вессельтофт (Bugge Wesseltoft), трубач Нильс Петтер Мольвер (Nils Petter Molvaer), вокалистка Мари Квьен Брунволь (Mari Kvien Brunvoll).

Вот, пожалуй, и весь набор имен представителей норвежского джаза, которые могли достичь ушей и глаз отечественной публики. Признаться, включая меня. Если, конечно, не проявлять специального интереса.

Недавно мне представился повод для такого интереса – в виде посещения одного из норвежских джазовых фестивалей. Nattjazz в Бергене (втором по величине городе Норвегии) – один из двух-трех крупнейших  фестивалей страны. И один из старейших: он проводится регулярно с 1973 года. Уже первый день пребывания на нем наводит на мысль о том, что Норвегия – поистине джазовая страна, мысль, которая в дальнейшем укрепляется.

В том, что эта догадка справедлива, легко убедиться путем несложных изысканий. Несколько сухих фактов.

В Норвегии весьма насыщенный фестивальный календарь: в течение года здесь по разным городам и городкам проходит более тридцати джазовых фестивалей. И, хотя по общему их числу Норвегии не угнаться за Францией, Германией, Италией, Англией, но среди европейских стран Норвегия, пожалуй, первая по числу джазовых фестивалей, так сказать, на душу населения. (По моим подсчетам один фестиваль приходится примерно на 150 тыс. жителей, тогда как в среднем по Западной Европе эта пропорция больше в 2-4 раза.)

Из них пять гнездятся в Осло, тогда как остальные разбросаны по стране, так что почти вся ее территория охвачена фестивальной сетью. И это при том, что в Норвегии всего то ли четыре, то ли пять городов, население которых превышает сто тысяч (включая Осло, также достаточно скромный по украинским меркам городок: более 600 тысяч). 

Разумеется, основное наполнение фестивалей обеспечивают отечественные музыканты, а их публику также составляют местные жители. Для джазового туризма страна не слишком приспособлена. Лишь в последние десятилетия здесь была создана сеть дорог для наземного сообщения. До этого же многочисленные мелкие поселения, в основным расположенные по берегам фьордов, сообщались по воде.

Но для того, чтобы увидеть-услышать джазовых звезд нет необходимости выбираться в столицу, они здесь добираются даже до полярного круга. Именно в Норвегии проходит самый северный в мире джазовый фестиваль – на Шпицбергене (где всего-то проживает две с половиной тысячи человек). Он так и называется – "Полярный джаз" (Polarjazz). Например, в его программе на этот год встречаем уже знакомого нам Бугге Вессельтофта.

Важный момент: количество здесь вполне естественно переходит в качество. Уже упомянутая звукозаписывающая фирма ECM, одна из престижнейших в Европе, в 2003-2004 годах предложила выпустить диски-сборники двадцати ведущим музыкантам, записывавшимся на их студии ранее. В их число вошли: десять американцев, два англичанина, один бразилец, один поляк, один швед, один немец и… четыре норвежца: Ян Гарбарек, Терье Рюпдаль, Йон Кристенсен и Арильд Андерсен.

 Арильд Андерсен

Все давние партнеры и в то же время музыканты с яркой собственной творческой биографией, словом, индивидуальные звезды. (Поэтому, пожалуй, насчет перехода количества в качество верным будет и обратное, поскольку, я думаю, именно творческий пример этих музыкантов – и других, о которых речь впереди – способствовал столь впечатляющему расцвету джаза в этой северной стране в продолжение последних полувека.)

В Норвегии давно уже осознали, что джаз – это их национальное достояние. Это проявляется, прежде всего, в государственной поддержке: через систему образования, финансирование фестивалей, гастролей и т.п. С 1953 года в стране существует Национальная джазовая федерация (!), которая объединяет джазовые клубы, фестивали, любительские оркестры, профессиональных музыкантов и несколько региональных джазовых центров.

В ее ведении – присуждение разного рода премий, стипендий, награждение джаз-клуба года, организация летних джазовых школ, конкурсов, издание джазового журнала, и, конечно, она активно участвует в фестивальной жизни. Это не значит, что финансирование фестивалей ложится на плечи государства. К примеру, как раз в фестивале Nattjazz финансовое участие государства незначительно.

Среди основных спонсоров здесь банк, отель, телеканал, концертный комплекс и другие организации. Но государство осуществляет координирующую роль и придает этому своего рода общенациональный смысл.

Бергенский Nattjazz – отличный пример такого осознанного отношения к джазу как своему культурному достоянию в смысле возможности его экспорта. В рамках фестиваля уже десять лет проводится своего рода мини-фестиваль-форум Nutshell, на который приглашаются организаторы фестивалей, продюсеры звукозаписывающих лейблов, представители джазовых организаций, джазовые журналисты. (Первоначально он назывался Norwegian Jazz in a Nutshell, т.е. "Норвежский джаз в миниатюре".

В названии обыгрывается совпадение звучания английской идиомы in a nutshell, т.е. "вкратце", дословно "в ореховой скорлупе" и норвежского названия фестиваля Nattjazz, т.е. по-норвежски "джаз ночью", или "ночной джаз".) Nutshell включает в себя ряд так называемых демонстраций (showcases) джазовых коллективов, которых фестиваль пытается, так сказать, вывести на международную сцену.

В этом году Nutshell представил восемь образцов норвежского джаза разных направлений,  которые, однако, создают некую общую картину и представление о норвежском джазе как самобытном явлении.

Уже после первых двух-трех концертов возникает стойкое ощущение, что норвежский джаз прошел достаточно долгий путь в своем развитии, опираясь на американский джаз и отталкиваясь от него, выработав собственную музыкальную идиому.

Возможно, здесь сказалось влияния лидеров – Яна Гарбарека и его партнеров – возможно, связь с национальными формами музыки (классической и этнической), а вероятно, и то, и другое, и также иные менее очевидные факторы, но норвежский джаз, в самом деле, звучит особенно, можно сказать, по-норвежски. 

Здесь практически не играют боп и джазовые стандарты. За четыре фестивальных дня, а это более двадцати концертов (плюс десятки дисков), не прозвучало ни одного. Норвежцы играют почти исключительно авторскую музыку (единичные исключения – программы-посвящения), в которой движущей силой, как правило, является свободная импровизация, причем, прежде всего, коллективная импровизация, взаимодействие.

Характерный пример – программа, подготовленная пианистом и композитором Йоном Балке вместе с Бергенским биг-бэндом. Кажется, впервые довелось услышать биг-бэнд, который за весь концерт ни разу не звучал tutti, единым мощным инструментом. Всегда это диалог внутри оркестра, всегда напряжение между группами инструментов или солистом и оркестром. А общий ритмический фон создает группа перкуссионистов Batagraf Йона Балке, присоединенная им к оркестру (кстати, тоже весьма оригинальное добавление к составу биг-бэнда). К сожалению, записей самого этого выступления нет. Но представление о подобной игре можно получить по альбомам Magnetic North Orchestra, созданного Балке.

1. In Patches

Йон Балке (Jon Balke) – один из самых интересных и многосторонних (в смысле сочетания множества стилей) музыкантов в Норвегии. Начинал он в квартете басиста Арильда Андерсена. Вот композиция Cycles из альбома Clouds in My Head (1975) Андерсена, которая дает представление о Балке как пианисте (его импровизация начинается с 2:12) и об Андерсене-басисте (импровизация начинается с 3:28).

Хотя это чисто акустический ансамбль, но его звучание напоминает Weather Report, особенно напряженное начало знаменитой композиции Birdland (которая была записана на год позже). Краткая тема, которая позволяет создать напряжение, непрерывно обостряемое и так и не находящее разрешения.

2. Сycles

Балке – не только интересный пианист (на своих альбомах он также часто выступает как перкуссионист), но и лидер биг-бэнда, аранжировщик, композитор и неутомимый экспериментатор. Его альбомы, как правило, не состоят из отдельных композиций, а строятся как сюиты, где одна вещь нередко переходит в другую даже без паузы. Нередко отдельные композиции просто представляют собой интерлюдии.

Балке миксует стили, слова и музыку. Вот пример из альбома Statements (2005): композиция Doublespeak – ни песня, ни инструментал. Слова с музыкой здесь сочетаются не через мелодию, а через эмоциональную окраску, атмосферу. Здесь опять же присутствует момент "разговора" внутри минимального в данном случае состава инструментов, и, главное, словно бы делается попытка найти соответствия между словами обычного языка и языка музыки.

3. Doublespeak

Еще один участник фестиваля Ола Кварнберг (Ola Kvernberg) – скрипач, один из интереснейших музыкантов молодого поколения. Скрипка – частый инструмент в норвежском джазе (причем нередко в ее этнической разновидности – хардангерфеле). В своих ранних альбомах он напоминает Жан-Люка Понти,

но затем его звучание и музыка становятся все более оригинальными и многообразными. Все больше присутствуют элементы этнической музыки. Кварнберг любит пользоваться техникой пиццикато (т.е. извлечения звука не смычком, а щипком пальцами), причем переворачивая скрипку в положение мандолины. И это, конечно, нужно видеть.

Кристиан Валлюмрëд (Christian Wallumrød) – норвежский пианист, еще один музыкант, успевший создать устойчивую репутацию как представитель ECM-стиля. Сначала со своим квинтетом Christian Wallumrød Ensemble, уже сам состав используемых инструментов которого по-барочному причудлив: скрипка (виола, хардангерфеле), виолончель, труба (рожок), арфа, фортепиано, барабаны (перкуссия).

Пять альбомов ансамбля также представляют собой своего рода сюиты. И едва ли можно выбрать одну композицию, которая дала бы представление об игре квинтета, так как все они – скорее несамостоятельные части целого. 

Валлюмрëд – яркий представитель музыкального минимализма. В музыке его группы, инструменты чаще звучат по отдельности, чем вместе, а тишина имеет не меньшее значение, чем, собственно, звук. Неудивительно, что его тяга к беседам с тишиной вылилась в то, что свой последний альбом Pianokammer (2015) пианист записал соло.

В этом расшатанном, словно бы неуклюжем блюзе сочетаются и подлинный дух блюза, и норвежская медитативность. Он дает представление и о ритмическом вкусе музыканта, и о его гармонической изобретательности, и о склонности к лаконизму и самоуглублению.

4. Boyd 1970

Нацеленность на коллективную импровизацию, этнические элементы, авторская музыка, сюитный характер – к этому еще стоит добавить то, что композиции и альбомы норвежских джазовых музыкантов часто звучат как саундтреки к (еще) не снятым фильмам.

Яркий пример – первый альбом The Karman Line дуэта с причудливым названием sPacemoNkey двух уже очень опытных музыкантов – клавишника Мортена Квенильда (Morten Quenild) и барабанщика Гарда Нильсена (Gard Nilssen). Это музыка, которая не поддается определению, представляя собой словно бы рассказ о космическом путешествии к далеким мирам.

5. Chopping Wood In My Brand New Moon Boots

Гард Нильсен – один из самых востребованных барабанщиков в Норвегии. Сам он тяготеет к акустическому авангардному джазу, но играет практически одновременно в семи-восьми составах. Только на фестивале Nattjazz он был задействован сразу в трех проектах. Поразительная черта его искусства – умение оставаться чутким и изобретательным в самых высоких темпах, кажется, на пределе физических возможностей.

Еще один участник фестиваля, удивительный музыкант Даниэль Херскедаль(Daniel Herskedal) исполнитель на некогда весьма востребованном, но практически не используемом в современном джазе инструменте – тубе (который можно встретить разве что в диксиленде). Игра Херскедаля выходит за пределы представлений о технических и музыкальных возможностях этого инструмента, прежде всего, в плане умения заставить его звучать мелодично, элегантно и медитативно.

Классическая музыка – еще один источник музыкальных идей для норвежских джазовых музыкантов, причем, иногда речь идет о довольно неожиданных ее образцах, как в это Блюзе бас-кларнета, исполняемом трио Хайдена Пауэлла (Hayden Powell).

Здесь, как и в целом в игре этого перспективного коллектива, можно различить две струи: лирическую и эксцентрическую. Лиризм свойствен прохладному, часто приглушенному звучанию трубы лидера, напоминающему Кенни Уиллера, тогда как эксцентрика здесь идет от его пианиста Эйольфа Дале, явного поклонника Дмитрия Шостаковича.

Эйольф Дале (Eyolf Dale) – на мой взгляд, интереснейший пианист, которого высоко оценили европейские джазовые критики. Его можно услышать также в дуэте с другим участником фестиваля тенор-саксофонистом Андре Ролихетеном (Andre Roligheten), который (дуэт) называется Albatrosh. Здесь эксцентрика Дале сочетается с экспрессией Ролихетена, и оба демонстрируют впечатляющее взаимопонимание.

Не могу обойти вниманием еще одного, вернее, двух участников фестиваля и уникальных – каждый по-своему – норвежских джазменов, также давних и постоянных партнеров. Это барабанщик и перкуссионист Терье Исунгсет (Terje Isungset) и трубач Арве Хенриксен (Arve Henriksen).

Последний со студенческих лет увлекся японской музыкой и умеет заставить свою трубу звучать подобно японской флейте сякухати (его первый альбом Sokuteiki полностью построен на японских мотивах). Первый знаменит тем, что на многих своих альбомах играет на инструментах, изготовленных из стекла или изо льда.

Вообще норвежскому джазу свойственна созерцательность и умение превращать в музыку, приводить к гармонии едва ли не любые звуки, которые можно извлечь как из музыкальных инструментов, так и других предметов. Поэтому в этой музыке гораздо меньше человеческого самовыражения и больше умения видеть, еще больше слышать. Это словно бы разговор с пространством. Как внешним, так и внутренним.

6. H2O Cycle

В этом очерке я пытался одновременно рассказать о фестивале Nattjazz, представить интересных музыкантов из числа его участников и образцы их творчества, и одновременно очертить характер норвежского джаза, который кажется мне целым музыкальным континентом благодаря своей самобытности.

Впрочем, есть мнение, что норвежский джаз – это и вовсе не джаз, поскольку здесь нет свинга. Но норвежцы просто предпочитают играть свою музыку, которая отвечает их мироощущению, однако это не значит, что они не умеют играть стандарты и свинговать. На фестивале прозвучала программа секстета Арильда Андерсена, посвященная 50-летию концерта великого джазового контрабасиста, бэндлидера и новатора Чарльза Мингуза в Осло 12 августа 1964 года (полную запись первого исполнения этой программы в том самом зале университета в Осло, где играл квинтет Мингуса, можно прослушать в youtube

Пожалуй, это очень символично в том смысле, что хотя норвежский джаз довольно далеко отошел от американской джазовой идиомы, от свинга и бопа, но фигура Мингуса как раз указывает на преемственность, на присущий джазу как таковому дух подлинного поиска, унаследованный норвежским джазом.

В очерке использованы композиции из следующих дисков (помимо ссылок на youtube):

1.  In Patches / из альбома Jon Balke & Magnetic North Orchestra - Diverted Travels (2004)

2. Cycles / из альбома Arild Andersen - Clouds in My Head (1975)

3. Doublespeak / из альбома Jon Balke - Statements (2005)

4. Boyd 1970 / из альбома Christian Wallumrod - Pianokammer (2015)

5. Chopping Wood In My Brand New Moon Boots / из альбома sPacemoNkey - The Karman Line (2014)

6. H2O Cycle / из альбома Terje Isungset - Meditations (2015)



powered by lun.ua