Премьеры недели. "Терминатор: Генезис" и "Вдали от обезумевшей толпы"

6
3 липня 2015

С 1-го июля на украинских экранах демонстрируются: фантастический боевик "Терминатор: Генезис" Алана Тейлора и драма "Вдали от обезумевшей толпы" Томаса Винтерберга. А также: "Британский театр в кино".

Терминатор: Генезис / Terminator: Genisys

Режиссёр: Алан Тейлор
В ролях: Арнольд Шварценеггер, Эмилия Кларк, Джай Кортни, Джейсон Кларк, Дж.К. Симмонс, Дайо Окенийи, Мэтт Смит, Кортни Б. Вэнс, Ли Бён Хон
Жанр: фантастический боевик
Страна: США

"…Чтоб из длинной цепи поколений мы исчезли, расклад не нарушив", - Юрий Арабов.

Возвращение на экраны героев восьмидесятых представляется весьма уместным, учитывая возвращение угроз этого десятилетия. Долгие годы ядерная война и жаждущая мирового господства тирания, чьи агенты могут скрываться под личиной добропорядочных сограждан зрителя, казались лишь условностями научно-фантастического жанра. Однако в наши дни популярные художественные образы времён Холодной войны вновь кажутся удачными метафорами политических реалий, а также их возможных последствий.

 

Как бы ни были мрачны перспективы, и при худшем варианте развития событий у тех, кто сохранит верность общечеловеческим ценностям и готовность бороться, останется надежда восторжествовать над тёмными силами; впрочем, и тёмные силы всегда могут рассчитывать превратить поражение в победу.

Об этом свидетельствовал первый "Терминатор", это подтверждает и пятый фильм серии, в самом начале которого (точнее, в 2023-м году) армия повстанцев под предводительством Джона Коннора наносит сокрушительное поражение воинству машин.

 Тут і далі фото з Кino-teatr.ua

Но умирающий "Скайнет", пытавшийся подчинить человечество монструозный суперкомпьютер, успевает отправить в 1984-й год терминатора, чтобы тот расправился с матерью Коннора и таким образом не дал лидеру сопротивления появиться на свет. Стремясь защитить мать и себя самого, Коннор посылает вдогонку за роботом-убийцей своего боевого соратника Кайла Риза.

Риз (как и зрители, узнавшие в происходящем предысторию первого фильма) ожидает, что Сару Коннор придётся долго убеждать в реальности машин в человеческом подобии, путешествий во времени и конца света. Но вместо напуганной и беспомощной официантки Риз обнаруживает вооружённую до зубов амазонку, которую, оказывается, давно ввёл в курс дела другой гость из будущего- терминатор, посланный не убить её, а защитить. Саре хорошо известно и о том, чего пока не знает сам Риз: именно ему предстоит стать отцом её сына, которому суждено спасти наш мир.

Совместными усилиями этой не слишком дружной троице (Риз подозревает, что металлический телохранитель Сары является шпионом машин, Сару раздражает предопределённость её любовных отношений с Ризом) удаётся преодолеть угрозу 1984-го года и отстрочить начало Апокалипсиса. После этого им приходится отправиться в 2017-й, время следующей попытки "Скайнета" уничтожить человечество, беспечно отдающее себя во власть компьютерным технологиям.

 

Фильм Алана Тейлора воспринимается не только как продолжение, но и как ремейк предшествующих частей. Сюжетные мотивы, узловые этические конфликты всех четырёх картин (взаимоотношения человека и робота, спор о моральном праве уничтожить то, что однажды принесёт вред, но сейчас является безвинным, соотношение свободной воли и предопределения) сходятся, дробятся и тасуются в повествовании, в котором прошлое, настоящее и будущее то и дело меняются местами.

Дежавю ощущается по обе стороны экрана: аудитория видит новую интерпретацию уже знакомых событий, персонажи вынуждены преодолевать опасности и невзгоды, с которыми они уже когда-то сталкивались. Подчинённые необходимости спасения человечества (и соответствия зрительским ожиданиям), герои существуют в мучительном сплетении воспоминаний и предвидений, пытаясь сохранить собственную индивидуальность, право следовать своим желаниям и влечениям без оглядки на судьбы мира.

Возможно ли вообще вырваться из этого замкнутого круга причин и следствий, определяющих будущее цивилизации, в нирвану частной жизни, в блаженство независимости от общества- и бесполезности для него? Этот вопрос волнует Сару и Риза не в меньшей степени, чем сохранение человеческой расы.

 

Пожалуй, занимающий столь важное место конфликт личных устремлений и чувства ответственности по отношению к ближним несколько тяжеловесен для фантастического боевика.

Но отечественному зрителю, который в противостоянии героев бездушной диктатуре (чьи защитники, рабски покорные и безжалостные, только прикидываются людьми) увидит своеобразную аллегорию новейшей украинской истории, проблематика фильма может показаться отражением чувств тех из наших сограждан, что, вопреки естественным стремлениям и страхам, жертвуют своим временем, своими средствами, своей жизнью ради общего блага.

К сожалению, реализация темы не выдерживает самой благосклонной критики. Патетические возгласы и слезливые причитания, наполненные банальными, безжизненными оборотами, обрушиваются на аудиторию таким бурным потоком, что поклонникам остросюжетного кино впору счесть это неким возмездием за пренебрежение к латиноамериканским сериалам и болливудским боевикам.

 

Экшн и лирические пятиминутки распределены в повествовании столь равномерно и при этом столь плохо сочетаются друг с другом, что не так просто понять- это действие постоянно спотыкается об утомительные выяснения отношений и исполненные пафоса монологи, или, напротив, погони и перестрелки раз за разом мешают героям поговорить по душам.

Ближе к концу начинает превалировать мелодраматическая линия- даже сюжетные повороты с разоблачениями оказываются выдержанными в стилистике мыльных опер о потерянных и неожиданно обретённых отпрысках и злодеях, считавшихся погибшими, но в самый неподходящий момент объявляющихся с новыми кознями.

К тому же "разговорные" эпизоды, пускай и за счёт отчаянного дурновкусия, оказываются куда более выразительными, чем шумные и сумбурные экшн-сцены, в которых авторы пытаются превзойти предшественников масштабом разрушений и качеством компьютерных спецэффектов, но едва ли могут соперничать с отточенными и жёсткими схватками первых лент.

Со своим усложнённым до вычурности сюжетом и претенциозностью новый "Терминатор" кажется обескураживающим свидетельством того, что современные блокбастеры не выдерживают сравнения с классикой остросюжетного кинематографа.

 

Даже главное достоинство ленты скорее подтверждает, чем опровергает этот невесёлый вывод- единственным по-настоящему выразительным, обаятельным характером оказывается сам терминатор, вновь замечательно исполненный Арнольдом Шварценеггером.

Этот внешне невозмутимый и, похоже, нисколько не рассчитывающий быть принятым в человеческом сообществе за равного персонаж едва угадывающимися проявлениями чувства собственного достоинства и личных привязанностей придаёт происходящему больше драматизма, чем все бестолковые словопрения его подопечных.

Оценка фильма 3 из 5

Вдали от обезумевшей толпы / Far from the Madding Crowd

Режиссёр: Томас Винтерберг
В ролях: Кэри Маллиган, Маттиас Шонартс, Том Старридж, Майкл Шин, Джуно Темпл, Тилли Восберг, Марк Уингетт, Дориан Лок
Жанр: драма
Страна: Великобритания-США

Из всех представителей литературного канона викторианской эпохи Томас Харди пользуется у отечественной читающей публики едва ли не наименьшим интересом. В англоязычных же странах популярность его произведений вполне соответствует его статусу общепризнанного классика, ярким (хотя, быть может, и несколько обидным) подтверждением чему служит то обстоятельство, что именно Харди называет своим литературным кумиром героиня "Пятидесяти оттенков серого".

О востребованности Харди современной аудиторией свидетельствует и обилие киноадаптаций его творчества- фильм Томаса Винтерберга стал уже пятым перенесением на большой экран романа "Вдали от обезумевшей толпы".

Это произведение и принесло в своё время писателю известность, нужно заметить, несколько скандальную. "Пастораль", определение жанра, которое дал роману автор, воспринимается как ироническое. Буколическая прелесть старой доброй Англии, любовные истории из жизни "пастухов и пастушек" служат декорациями для душевных бурь, противоречивших викторианским представлениям о добродетели, и для социальных перипетий, в которых угадывается предвестие близкого крушения привычной сословной иерархии.

"Единственный вид превосходства в женщине, с которым способен мириться соперничающий пол, это превосходство, не заявляющее о себе"- описанному Харди "смягчающему" обстоятельству героиня его романа не могла и не считала нужным соответствовать.

 

Решение молодой и привлекательной Батшебы Эвердин самой управлять доставшейся ей в наследство фермой, её демонстративное нежелание выходить замуж, её свобода в выражении своих мыслей и чувств казались проявлением неразумия и даже моральной испорченности не только её работникам и окрестным помещикам, но и многим читателям книги.

Автору и его издателям пришлось выдержать шквал критики в те времена, когда соотечественницы героини были лишены избирательного права и возможности получить высшее образование, а те, кто испытали счастье замужества (которое считалось смыслом существования любой порядочной женщины)- и права собственности.

Показывая обаяние и нравственную чистоту умной, сильной и независимой женщины, Харди вместе с тем нисколько не льстил человеческой природе.

 

Взаимоотношения Батшебы с мужчинами, добивавшимися её благосклонности, показывали той части аудитории, которая не была знакома с грустной правдой по личному опыту, что люди, во всех отношениях достойные, отнюдь не всегда выбирают себе в спутники жизни обладателей столь же высоких качеств. Что, напротив, подчас их привлекает не только мрачная харизма негодяев, но и мишура, скрывающая ничтожество и безволие.

С любовными страстями в романе сплелись обычаи и предрассудки жёсткого классового общества, к различным слоям которого принадлежали кавалеры Батшебы. Описывая здоровую простоту патриархальных сельских нравов, воспитывающую в людях трудолюбие и душевную стойкость, цельность характера, Харди демонстрирует и нелепость присущих этому укладу стереотипов, сделавших его уязвимым для приближающихся социокультурных катаклизмов.

 

Впрочем, "Вдали от обезумевшей толпы"- едва ли не наиболее оптимистичное произведение в творчестве писателя, -оставляет надежду, что под воздействием ветра перемен традиционное общество может внести разумные изменения в свою ценностную шкалу, а не оказаться сдутым с лица земли.

Создатель "Торжества" и "Охоты" Томас Винтерберг, с его способностью отразить на киноэкране бездны общества и человеческой души, представлялся удачным выбором в качестве постановщика экранизации. Однако зритель его фильма едва ли догадается, что литературный первоисточник вызывал читательские споры и возмущение блюстителей морали. Экранное повествование практически лишено социально-исторической перспективы, деревенский колорит с его грубоватым юмором сменился элегическими пейзажами.

Отказываясь от всякой попытки передать идейное своеобразие романа, авторы сосредотачиваются на поверхности фабулы, сводя действие к любовным отношениям и переживаниям пяти персонажей.

 

Это, впрочем, нисколько не помогает раскрыть характеры главных героев, которые предстают схематичными типажами, лишёнными выразительной индивидуальности, а их вырванные из контекста поступки и диалоги подчас выглядят смехотворно нелепыми, что подтверждала соответствующая реакция зрителей киевских предпремьерных показов. Особенно досталось сержанту Трою, который усилиями сценаристов и исполнителя Тома Старриджа превратился в водевильного повесу.

В целом лента Винтерберга, которую вполне можно порекомендовать любителям мелодрам, заслуживает снисходительного отношения как скучноватая костюмированная лав-стори. При этом остаётся лишь сожалеть, что экранизация произведения Харди лишь подтверждает обывательские представления о классике как о сочетании неспешного развития действия, экзальтированных страстей и сентиментальной романтики- все те стереотипы, от которых столь далёк сам роман.

Оценка фильма 3 из 5

God save the Queen
If you know what I mean-
We don't really need a king.

                       Ringo Starr

В сентябре этого года королева Елизавета может побить установленный королевой Викторией рекорд пребывания на британском престоле. Её встречам с премьер-министрами Соединённого Королевства от Уинстона Черчилля до Дэйвида Кэмерона посвящён спектакль "Аудиенция", которым 7-го июля продолжится фестиваль "Британский театр в кино" в кинотеатре "Киев".

Спектакль поставлен по пьесе Питера Моргана, известного в качестве автора драматургической основы к ленте Стивена Фрирза "Королева", а Хелен Миррен, блестяще воплотившая роль Елизаветы в этом фильме, исполнила её и на сцене.

Постановщиком "Аудиенции" стал Стивен Долдри, известный нашему зрителю в первую очередь по своим кинопостановкам, картинам "Билли Эллиот", "Чтец" и "Свалка".



powered by lun.ua