Alfa Jazz Fest 2015: Джазмен остается джазменом. Часть третья

25
5 липня 2015

На Альфа Джаз едут все-таки прежде всего для того, чтобы услышать и увидеть хедлайнеров фестиваля.

Первыми на главную сцену фестиваля вышли бэнд Майка Стерна и Билла Эванса.

И для Майка Стерна, и для Билла Эванса этот визит в Украину далеко не первый.

Последний раз оба приезжали сюда почти ровно четыре года назад с отдельными проектами: Билл Эванс – со своим проектом Soul Grass, а Майк Стерн – в компании Дидье Локвуда.

Более того, Эванс тогда был гостем первого Альфа Джаз фестиваля, т.е., насколько я помню, он – первый музыкант, который приезжает на фестиваль во второй раз. Звезды замыкают свою орбиту. С другой стороны, можно сказать, фестиваль уже прошел достаточно долгую историю, чтобы начать повторяться.

Майк Стерн и Билл Эванс

Альфа Джаз свел вместе очень старых партнеров, поскольку Стерн и Эванс в начале 80-х были участниками квартета Майлза Дэвиса, которых последний в значительной степени вывел на большую джазовую орбиту. Их можно услышать вместе на альбомах Дэвиса 1981-82 гг.: The Man with the Horn, We Want Miles, Star People, In the West и Atmosphere. Дальше пути музыкантов расходятся и, по крайней мере, в официальной дискографии, кажется, не пересекаются.

В уже далеком 1993 году Стерн получил от критиков и читателей самого авторитетного журнала Guitar Player звание лучшего джазового гитариста года и по-прежнему остается среди лучших. Его игра поражает одновременно технической виртуозностью и легкостью. При этом язык импровизации Стерна кажется неистощимым. Первое его соло длилось около десяти минут.

Билл Эванс

И хотя в дальнейшем он ограничивался более короткими высказываниями, но неизменно исполнял роль первого солиста, тогда как Билл Эванс импровизировал после него, а порой и просто ограничивался участием в диалоге со Стерном и ансамблевой игрой. При этом по богатству идей для импровизации и виртуозностью Эванс не уступает Стерну. Уже с первых нот он умеет "взять" публику и, естественно, не отпускать до последних.

Отдельно стоит отметить виртуозную игру басиста Тома Кеннеди (Tom Kenedy) и особенно барабанщика Стива Смита (Steve Smith), который, как известно, неоднократно номинировался журналом Modern Drummer на звание лучшего барабанщика года и признан одним из 25 лучших барабанщиков всех времен.

Опять же, поразительная техника, скорость и музыкальная неистощимость. А знакомые барабанщики говорят, что репертуар его технических приемов – кистевой, локтевой техники, переходов перехода от барабана к барабану и тарелки к тарелке – превосходит всякое воображение. 

Стив Смит

Кроме того, Смит продемонстрировал примечательное искусство барабанить не только палочками, но и голосом, для чего он использует специальный микрофон.

Признаться, первый раз столкнулся с таким приемом, когда барабанщик, прежде чем сыграть фразу на барабанах, поет ее голосом, затем дублирует, удваивает эффект. В конечном счете, голос превращается в третью палочку. Словом, зрители стали свидетелями отдельного барабанного шоу.

Майк Стерн 

В целом при отдельных лирических отступлениях это был бодрый, даже боевитый фьюжн с единичными включениями worldmusic и блюза, как в заключительной, исполненной на бис композиции Хендрикса Red House. Музыканты в основном играли композиции со своих последних авторских альбомов: Wishing Well, Red House с альбома Стерна Eclectic (2014), Tit for Tat c альбома Эванса Dragonfly (2012).

И, хотя о такой музыке не скажешь, что она касается душевных струн человека, но у нее и нет такой задачи. Это музыка драйва и триумфа, а, с другой стороны, демонстрация предельного искусства владения инструментом.

Пакито де Ривера – еще одна джазовая легенда среди хедлайнеров пятого Альфа Джаз Феста.

Один из основателей знаменитой кубинской группы Irakere, один из ведущих представителей латинского (кубинского+бразильского) джаза, один из редких исполнителей, которые с успехом сочетают джаз с классической музыкой и не только в качестве исполнителя, но и композитора, наконец, единственный, кто был награжден премией Грэмми в категориях "классика" и "латинский джаз".

Не лишне вспомнить также, что он – один из основателей знаменитого United Nations Band Диззи Гиллеспи, оркестра, который был создан именно для того, чтобы представлять латинский джаз.

Пакито де Ривера

 

На фестиваль Пакито привез один из своих последних проектов – Jazz Meets the Classics, в котором как раз сошлись латинский джаз и классика, идущие рука об руку в его творчестве.

Классика в джазе уже давно стала самостоятельным жанром, в котором утвердилась своя классика, например, Blues on Bach, альбом знаменитого Modern Jazz Quartet или интерпретации фортепианных концертов Чайковского и Рахманинова Classical Jazz Quartet Кенни Барона и Рона Картера.

Музыка Jazz Meets the Classics также, видимо, имеет все предпосылки занять место в этом ряду, поскольку два рода музыки сочетаются здесь совершенно естественно и органично, так словно она и родилась в латиноамериканской среде.

Пакито де Ривера и Алекс Браун (рояль)

 

Фантазия и ноктюрн Шопена здесь легко ложатся на ритм босановы и даже двойной ритм, в котором совмещаются вальс и ча-ча-ча. Вторая часть концерта Моцарта для кларнета преображается в блюз на ньюорлеанский лад. Танго Oblivion Астора Пьяццоллы превращается в ча-ча-ча.

Вероятно, органичность этого сочетания проще всего объясняется отсутствием границ между ними во внутреннем мире самого Пакито, для которого весь мир музыки един, и в нем подают друг другу руки Моцарт, Астор Пьяццолла, Эрнесто Лекуона и Диззи Гиллеспи.

Пакито – очень живой человек с неуемным, но теплым темпераментом и неиссякаемым чувством юмора, как в этом могли убедиться слушатели концерта, а особенно те, кто пришел на его мастер-класс накануне.

Без шутки не обходится ответ ни на один вопрос и ни одно объявление исполняемого произведения. Например, представляя очередную композицию, он сказал, что она была написана великим композитором Моцартом, который родился в Нью-Орлеане. Право, в этой шутке слишком много мудрости, чтобы воспринимать ее просто как шутку.

Пакито де Ривера

 

Можно сказать, что Пакито – редкий носитель по-настоящему джазового, карнавального мироощущения, подобно его другу Диззи Гиллеспи, которого он неизменно вспоминает на своих концертах и на словах, и в музыке (нередко цитируя тему Salt Peanuts). Так и здесь, во Львове, он закончил концерт, сначала исполнив на бис посвящение Гиллеспи, а затем Night in Tunisia.

Нельзя не упомянуть и о партнерах Пакито по Paquito d’Rivera Quintet. В его составе: Алекс Браун (Alex Brown) – рояль, Диего Уркола (Diego Urcola) – труба и тромбон, Оскар Станьяро (Oscar Stagnaro) – бас-гитара, Марк Уокер (Mark Walker) – барабаны.

Кроме молодого пианиста Алекса Брауна, все – старые партнеры Пакито еще по United Nations Band, с которыми он играет уже более двадцати лет. Пакито называет свой ансамбль лучшим бэндом в мире. Не без преувеличения, конечно, но еще в 2001 году этот квинтет получил премию Грэмми в категории латинского джаза.

Надо отдать должное (помимо прочего) искусству составителей программы фестиваля, продюсерскому центру Jazz in Kiev, которым всегда удается в заключительный день на сцене Эдди Рознера удержать уровень глубокого искусства и в то же время представить музыку, апеллирующую к простым и понятным чувствам, попросту говоря, одновременно удовлетворить гурманов джаза и устроить дискотеку. Так и в этот раз в третий день на главную сцену вышли Хироми Уэхара и Джордж Бенсон. 

Японская пианистка Хироми Уэхара в Украине уже второй раз. Первое знакомство с ней состоялось на фестивале Jazz in Kiev в 2012 году. Дебютировала Хироми в 2003 году, но ее слава стремительно разрослась после дуэтных записей с Чиком Кориа (2008) и выступлений на европейских фестивалях в 2008-2010 году. С тех пор на нее неизменно смотрят как на чудо.

Хироми Уэхара

 

В самом деле, каждый ее концерт вызывает восхищение ее техническими, музыкальными и просто психическими и физическими возможностями. (В сети легко отыскать запись ее выступления в 2010 году на фестивале Jazz in Marciac, которое дает отличное представление о ее игре и реакции на нее зала.) По темпераменту ее сравнивают с Джими Хендриксом и Эдди Ван Халеном, а в джазовом фортепиано – с абсолютными виртуозами Артом Тейтумом, Оскаром Питерсоном и Эрроллом Гарнером.

Приходит в голову такое сравнение. Представьте, что пианист все полтора часа концерта играет примерно с такой физической и эмоциональной самоотдачей, как исполняют, например, финал третьего фортепианного концерта Рахманинова. Это и есть Хироми Уэхара.

Добавьте контрастное впечатление от ее игры и внешней хрупкости и тихой, даже робкой манеры поведения, которую преображает только соприкосновение с инструментом.

Энтони Джексон

 

Неудивительно, что у Хироми партнеры, которые способны поддержать такой стиль и уровень.

Это два многоопытных и мощных музыканта: басист Энтони Джексон (Athony Jackson), у которого за плечами работа с Микеле Камило, Чиком Кориа, Биллом Кабэмом, Элом Ди Меолой и другими, и рок-барабанщик (!) Саймон Филипс (Simon Phillips), длинный послужной список партнеров которого включает Стива Лукатера, Фрэнка Заппу, Майка Олдфилда, Гари Мура и др. Надо добавить, что оба партнера Хироми работают почти исключительно на нее.

 

Саймон Филипс исполняет обычно одно-два соло, тогда как Энтони Джексон почти вовсе не выходит не передний план (одно короткое соло за весь концерт).

Вышеприведенные сравнения с гигантами рока и джазового фортепиано совершенно справедливы, прежде всего, в стилевом смысле, поскольку концерты Хироми включают в себя композиции в стиле рок (т.е. основаны на жестком ритме рока) и свинг.

Хироми Уэхара

Концерт начался с острых аккордов, которые сразу позволяют узнать титульную композицию Move с одноименного альбома, после чего Хироми сразу включает на тройное форте  и бросается в жесткий ритм рока. 

Хироми вообще любит сразу брать максимум звука и сохраняет его до конца композиции, как, например, в заглавной вещи с альбома Alive (2014). В последних альбомах появляются также вещи, тяготеющие к worldmusic, как, например, Dreamer с альбома Alive (2014).

Хотя лично мне в исполнении Хироми более всего по вкусу свинговые вещи. На концерте она исполнила традиционный стандарт Sweet Georgia Brown. Здесь она демонстрирует безупречное чувство свинга, неожиданного синкопирования и все "вкусности", т.е. все приемы джазового фортепиано эпохи свинга и более поздних стилей.

Завершил фестиваль на сцене Эдди Рознера Джордж Бенсон, один из лучших джазовых гитаристов, соул-певец, один из немногих музыкантов, которому удалось совместить джаз с успехом в популярной музыке, благодаря чему Бенсон не нуждается в представлении. К тому же это его не первый визит в нашу страну.

Джордж Бенсон

 

Артисты такого уровня востребованности неизменно находятся под неусыпной охраной менеджеров, но все же удалось задать ему несколько вопросов, отвечая на которые, Бенсон без обиняков признался, что он – совершенно джазовый человек, а его карьера в области поп-музыки – дело прежде всего менеджеров и случая (широкого успеха исполненной им песни This Masquerade).

И именно как джазовый музыкант он сам себе интересен, поскольку в импровизации не знает, чего от себя ждать и куда пойдут его руки. При этих словах он для убедительности сделал характерное движение вдоль воображаемого грифа гитары. Так что на вопрос, какой из инструментов, которыми он владеет (гитара и голос) он ценит больше, он опять же отдал предпочтение гитаре, поскольку, как он сказал, возраст может отнять у него голос, а гитара останется с ним всегда.

Словом, в общении Бенсон – очень открытый и сердечный человек, впрочем, как и все выдающиеся джазовые музыканты, с которыми довелось общаться.

На концерте Бенсона зал был ожидаемо почти абсолютно заполнен. И музыкант хорошо знает, чего ждет от него публика. Конечно, праздника. Поэтому – There Was a Boy, Nothing’s Gonna Change My Life, Moody’s Mood, Kisses in the Moonlight, Give Me the Night и другие давние хиты Бенсона. И, конечно же, This Masquerade на бис. Заезженные, заслушанные. И понятно, что все это уже исполнено сотни раз, и выучены жесты, и повороты головы, и прочее. А все равно, по Станиславскому: "Верю".

Особенно, когда Бенсон возвращается к гитаре и начинает импровизацию, как и прежде стремительную и вдохновенную, порой в своем фирменном стиле: и голосом, и гитарой.

В финале публика ожидаемо хлынула к сцене. Праздник, которого всегда мало. А Бенсон снова под конце выдал импровизацию. Джазмен остается джазменом.

Все фото Алексея Карповича

powered by lun.ua