"Нам хочется перемен". Как культурные активисты Запорожья пытаются прорваться к власти

59
1 жовтня 2015

Чужой город – потемки. О том, что происходит в соседних регионах, мы узнаем обычно из скудных сводок новостей. А вот чем в действительности живет город, известно разве что тем, кто все время там, на месте, да и то лишь самым активным.

Провинцию невозможно познать по фасадам, она познается по людям, и через них влюбляет и разочаровывает. Местные, locals, и есть тот телескоп, через который можно рассмотреть город и его "чужих".

Корреспондент "УП.Культура" отправилась в Запорожье на фестиваль социальных инициатив Ucrazyans, чтобы выяснить, кто напитывает город смыслами и о чем думает прифронтовой регион.

- Что у вас есть бесплатного? – обращается небритый и, кажется, крепко подвыпивший молодой мужчина, небрежно держа за руку трехлетнего сына, к группе людей под белым навесом-куполом. Они пожимают плечами: кроме буклетов и наклеек – ничего. Так начинается фестиваль социальных инициатив Ucrazyans в Запорожье.

 Автор фото: Владимир Шеремет

Локация соответствует интонации, с которой был задан привычный для пролетарских, переживающих тяжелые времена городов вопрос.

Парк "Дубовая роща", более известный как "Дубовка", располагается в "хвосте" Запорожья, неподалеку от района, который некоторые именуют "кварталом НКВД" (там пересекаются улицы Чекистов, Свердлова, Ильича, Артема и т.д.).

Почему выбрали именно этот район, а не центр (в Киеве Ucrazyans проводился на Софиевской площади), организаторы отвечают: площадку предложила "молодежный мэр" Запорожья, с которой они познакомились, когда готовили фестиваль.

Напротив входной арки парка - неприглядная промзона с судоремонтным заводом, который давно стоит без дела, не сопротивляясь предприимчивым местным, которые растаскивают его на металлолом. Сам парк – огромный, 54 гектара – по уровню запущенности почти что ровня заводу. С поправкой на то, что в ближайшее время вместо разбитого фонтана, куда посетители время от времени скидывают мусор, должен появиться новый фонтан.

 Автор фото: Владимир Шеремет

- Представляете, компания, выигравшая тендер на реконструкцию фонтана, смогла остаться в границах сметы 2011 года! – восторженно сообщает в микрофон директор парка Виктория Чикалова, одна из неофициальных помощниц действующего одиозного мэра Запорожья Александра Сина. 

Он известен тем, что сначала выступал против Евромайдана и выходил на пророссийские митинги с георгиевской ленточкой, а зимой 2015-го резко сменил вектор и заявил, что отныне становится волонтером и помогает украинской армии. Выложил даже серию фотографий в камуфляже.

- Фонтан будет целиком мраморный, струи – восемь с половиной метров – будут разбиваться о чашу, и мы в летнюю жару сможем наслаждаться мелкими разбитыми капельками воды, вдыхая которые станем чувствовать себя гораздо лучше! - продолжает Чикалова и предлагает ознакомиться с деятельностью, развернутой в "Дубовке" еще одной помощницей Сина – "молодежным мэром" Викторией Агентаевой. 

- Любой талантливый человек может провести у нас свое мероприятие совершенно бесплатно! – сообщает Чикалова. – А мы тем временем экономим бюджет и привлекаем людей в парк. Вот за последний год доходы от наших стареньких аттракционов – мы их называем "Музей аттракционов", настолько они старые – увеличились на 75%, то есть почти вдвое!

Организаторы фестиваля таким промо, кажется, не очень довольны, но прервать не решаются.

 Автор фото: Владимир Шеремет

Ucrazyans  заявлялся изначально как аполитичный фестиваль. Но что-то пошло не так.

- Изначально у нас был фестиваль социальных инноваций, но потом мы поняли, что большинство инициатив все-таки не могут считаться инновационными, - рассказывает один из организаторов Ucrazyans Маша Драгина, проводя экскурсию по фестивалю.

Ucrazyans – киевский фестиваль. Но после "пилотного" столичного проекта партнеры от USAID, которые полностью его профинансировали, предложили сделать мини-тур по "децентрализации" - направлению, которое USAID, к слову, уже давно поддерживает - и привезти фестиваль в два региона: один на востоке, другой на западе Украины.

- Мы выбрали Запорожье и Черновцы, - констатирует Маша. - Правда, буквально пальцем в карту ткнули. Просто выбрали города, которые не так раскручены, как Львов или Одесса. 

Организовать фестиваль в Черновцах было легко, а вот с Запорожьем оказалось сложнее.

 Автор фото: Владимир Шеремет

Местные активисты с трудом шли на контакт, да и городская администрация не спешила отзываться на запрос организаторов. В итоге получилось наладить контакт лишь с "молодежным мэром", которая помогла с организацией площадки (впрочем, площадка не самая удачная: далеко от центра, без крыши над головой на случай дождя, аудитория – преимущественно дети и зеваки со спального района), но не смогла помочь с участниками. Впрочем, с участниками вообще вышло симптоматично слабо.

- Когда мы приглашали запорожских активистов участвовать в фестивале, некоторые отвечали: зачем это нам, у нас тут и без вас только всего происходит. У нас издалека чуть было не сложилось впечатление, что тут просто Лас-Вегас, о котором просто никто еще не знает, - рассказывает Маша. – Но в итоге мы еле смогли несколько более-менее крупных неполитических инициатив наскрести. Да и те сложно назвать какими-то необычными. 

Одной из задач, говорит Маша, было "отмести инициативы, которые создавались под выборы". Но как раз с этим и оказалось сложнее всего.

 Автор фото: Владимир Шеремет

В Запорожье сейчас, кажется, абсолютно все инициативы так или иначе связаны с политикой.

Самый крупный местный проект, принявший участие в Ucrazyans, - "Велосипедное Запорожье". Велоактивисты приехали на фестиваль сразу после городской акции "Критическая масса". Это довольно популярное движение: каждое последнее воскресенье месяца активисты на велосипедах совершают массовый заезд в центре города, вклиниваясь в дорожный поток, и в конечной точке маршрута проводят митинг.

- Вот, смотрите, мы разработали концепцию развития велотранспорта в Запорожье, - рассказывает основатель движения Алексей Добряков и показывает увесистую папку с подробно описанной программой. - Мы предложили несколько маршрутов для велосипедных дорожек на улицах, дублирующих центральный проспект, и теперь собираем подписи для депутатов, чтобы этот проект вошел в бюджет на следующий год.

 Автор фото: Владимир Шеремет

- Смешно, конечно, - продолжает он, - недавно у нас появилась одна велодорожка на улице Новокузнецкой (на окраине города, в Песках - УП). Ее сделал Син после того, как мы заявили о нашей велоконцепции. Только вот дорожка эта не настоящая: там была пешеходная зона, а Син просто начертил там линию и установил знак, будто теперь это велосипедная зона. Качество работ оставляет желать лучшего, а из "кошториса" (демонстрирует копию сметы) вообще невозможно понять, сколько чего стоит. Все это делается под выборы, ясное дело. 

Сам Алексей, рассказывая о своем велосипедном активизме, тоже немножко лукавит: он собирается идти на местные выборы от партии "Сила людей". Раньше он был инициатором одной из самоорганизованных ячеек "Самопомощи", но, говорит, разочаровался.

Добряков – выходец из организации "Евромолодь", которая со времен Майдана пытается прорваться к власти. Пока что - безуспешно.Тут же, на фестивале, - его друзья и коллеги из той же "Евромолоди", которые представляют инициативу "Эко Запорожье". Активист Александр Безединов убеждает: экология в Запорожье – чуть ли не наиглавнейшая тема.

 Автор фото: Владимир Шеремет

- Крупнейшие предприятия – Запорожсталь, Сич, Запорожкокс и другие – чрезвычайно портят тут окружающую среду, - говорит Безединов. – Чтобы бороться с этим, нужно, конечно, иметь власть. Мелкими проектами ничего не поменять.

Тут же, рядом, - инициатива Urban Kino, выросшая из "Уличного университета Майдана". Проекта, который тоже создан членами "Евромолоди". Активисты показывают альтернативное кино в публичных пространствах, но считают, что поднять культуру в Запорожье можно, конечно, только через власть.

Впрочем, и это симптоматично – поголовно считать, что мир вокруг меняется только благодаря подписям в документах горадминистрации. Сотни успешных маленьких общественных инициатив Украины давно демонстрируют обратное.

 Автор фото: Владимир Шеремет

Крохотный проект Zelenew из Львова показывает, как при помощи вторично использованных деталей изготавливать из мусора полезные и красивые вещи и на этом зарабатывать, краматорская "Вiльна Хата" - как направлять людей, переживающих войну в родном крае, на мысли о мирном будущем, киевский "Реанимационный пакет реформ" - как реализовывать важные для общества инициативы в масштабах государства.

Пока что в Запорожье не понимают, что менять мир вокруг – по крайней мере, здесь и сейчас – можно и маленькими шажками, и что из локального рано или поздно произрастает глобальное. А зачастую это происходит не благодаря, а вопреки власти.

***

Утром в отдельных районах – а порой сразу во всех – Запорожье окутывает туман.

Это дым от бесчисленных заводов, расставленных по всему городу. Многие покидают родной город именно из-за этого дыма: в какой-то момент становится просто невыносимо вдыхать этот металлический запах.

Запорожье – это город, в котором есть несколько крупных проспектов с интересными архитектурными ансамблями, есть недостроенная из-за давних полубандитских разборок набережная красивейшего участка Днепра, есть остров Хортица с потихоньку деградирующим туризмом, но практически нет публичных культурных мест, которые можно было бы регулярно посещать.

Здесь нет квартала с ресторанами, подобного площади Рынок во Львове, нет маленьких своеобразных баров, как на киевском Подоле, нет центров современной культуры и мощных образовательных студий, нет альтернативных книжных магазинов и обновленных библиотек.

 Автор фото: Владимир Шеремет

Местным приходится объединяться вокруг существующего здесь мейнстрима: кто-то нашел себя в политических околомайданных движениях, кто-то – в волонтерских инициативах, помогающих армии и переселенцах, которых тут тысячи, кто-то – в предвыборных проектах.

Когда разговор с местными заходит о культуре Запорожья, все эти недостатки становится видно как на ладони.

Основатель запорожской Ассамблеи деятелей культуры Игорь Гармаш в фестивале Ucrazyans участвовать не стал. "Слишком много своих фестивалей, времени нет на несистемные проекты", - объясняет он. Но позже дает и другое объяснение: среди участников – слишком много политических активистов, а среди местных партнеров – люди мэра Сина, "с которым нельзя иметь никаких общих дел".

При встрече Игорь сразу выкладывает на столик три визитки. На всех – названия разных инициатив под одной фамилией. Почему-то под каждый свой проект Гармаш печатает отдельные визитки. Так, говорит, удобнее. Сейчас в его "пакете" - киноклуб "Восхождение" ("старейший в регионе!" - акцентирует он), театр, галерея "КалендАрт" (до аннексии проходила одноименная резиденция в Крыму) и "Арт-простiр", объединяющий эти инициативы под одной крышей – помещением в ДК им. Кирова.

Дом Культуры им. Кирова

На днях завершился организованный им фестиваль консервации, а впереди - фестиваль "Запорожская книжная толока".

Гармаш решил взяться за книжную тему и сделать нечто среднее между киевским "Книжным Арсеналом" (помогает в организации основательница "КА" Ольга Жук) и львовским "Форумом издателей". Помимо этого, Гармаш работает над формированием и реализацией стратегии "Культура-2025" в Запорожье и пытается сохранить жизнь Дворцу культуры им. Кирова.

- Каждый вторник в 17 часов мы собираемся Ассамблеей и просто работаем над совместными проектами, - гордо сообщает Гармаш, добавляя, что в Ассамблее состоит порядка 50 активных членов и 20 общественных организаций и инициатив.

Стабильность собраний является залогом притертости и слаженной командной работы. Ну, и каждое собрание записывается на видео от корки до корки и сливается на Youtube. Так что все сказанное участником может быть использовано против него.

 Автор фото: Владимир Шеремет

Сам Гармаш – бывший военный: в советские времена служил офицером военно-морского флота в Прибалтике, был специалистом засекречивающей аппаратуры связи. Потом занимался бизнесом в России и Беларуси. Вернулся в Украину и стал заместителем гендиректора корпорации "Керамист", которой владеет известный запорожский бизнесмен Дмитрий Зусманович. Раньше он активно спонсировал культурные проекты Гармаша, но после того, как "накрылся" его донецкий и крымский бизнес, с меценатством стало туго.

- Заработать на культуре в убогом Запорожье невозможно, - флегматично рассуждает Гармаш. – Провел я выступление Андруховича и в итоге попал на 5 тысяч (гривен – УП). И подобной благотворительностью занимаюсь уже три года. Здесь же город пролетариев, все хотят халявы. Интеллигенции, по сути, нет. Так что наша стратегическая задача  - расширить эту прослойку. И мы прекрасно знаем, что это забег на длинную дистанцию. Однодневными фестивалями не справиться.

 Автор фото: Владимир Шеремет

Основные средства тратятся на обеспечение Дворца культуры им. Кирова, в котором располагается дискуссионная комната под громким названием "Арт-пространство".

Там проходят и кинопоказы, и собрания Ассамблеи, и открытые лекции "Уличного университета рыцарей культуры" (не путать с "Уличным университетом Майдана").

Собственно, сам ДК находится на перманентной стадии постсоветского упадка: на конструктивистских колоннах развеваются баннеры с рекламой психологических тренингов и автошколы, перед входом – поросший зеленью памятник самому Кирову, который скорее похож на французского придворного времен Людовика XIV, чем на вождя пролетариата. Как и памятник Ленину, его после событий Майдана собирались снести. Но Гармаш с активом Ассамблеи выступил против.

- Мы предложили вместо того, чтобы радикально все сносить, создать такой себе "парк Юрского периода" и демонтировать туда подобные памятники. Они ведь все-таки имеют художественную ценность, - деловито говорит он. – Поначалу нас восприняли как врагов народа, но время все расставило на свои места.

 Автор фото: Владимир Шеремет

Днем в ДК не включают свет, даже несмотря на то, что днем там все равно темно. Экономят. Прошлой зимой отопление не включали – слишком дорого выходит. Аренда тоже дорогая. Когда завод, к которому привязан ДК, находился в активах "Русала", Зусманович арендовал его целиком за 100 тысяч гривен, говорит Гармаш, и так можно было сводить концы с концами.

Теперь, когда завод вернулся в собственность государства, аренда может вырасти в 10 раз. Но у Гармаша есть план: он хочет, чтобы новый глава Запорожской обладминистрации перевел ДК в коммунальную собственность. А для этого, понятное дело, главу ОГА нужно убедить. Снова политика.

- Просто Запорожье после того, как фронт придвинулся к нам, стал форпостом Ахметки (Рината Ахметова – УП), - объясняет Гармаш. – Он сюда все ресурсы перебросил и будет делать все, чтобы взять город под контроль. Ну и еще: в 2017 году заканчивается эко-программа, подписанная между городом и "Запорожсталью", которую, конечно, никто не выполнял годами. Поэтому если придет другой мэр, у завода будут большие проблемы.

Гармаш, конечно, тоже лукавит. Чтобы сохранять помещение в ДК Кирова для своей Ассамблеи, киноклуба, театра, фестивалей и еще бог знает каких проектов, ему приходится лавировать между разными персонами, проталкиваясь через их интересы со своим чемоданом.

Но, кажется, в таком сложном и тяжелом на подъем городе иначе не получается. Культурному активисту приходится быть политиком, чтобы попросту выжить.

- Я объясню, почему мы так много думаем о политике, - говорит Гармаш напоследок. – В Верховной Раде, правительстве, администрации президента власть поменялась, а на местах остались все те же – "рыги" да коммунисты. И они продолжают промывать людям мозги привычными методами. А мы делаем, что можем. Нам ведь хочется перемен.  

***

Текст опубліковано в рамках партнерського проекту "Освітня академія" від Goethe-Institut Ukraine та УП.Культура

powered by lun.ua