Восхождение по Потемкинской лестнице

32
3 жовтня 2015

Заметки о 15-м Одесском джазовом фестивале

Сентябрь, пожалуй, самый джазовый месяц в отечественном календаре, считая по числу фестивалей. А в позапрошлый уик-энд их состоялось сразу три. В течение трех дней (18-20 сентября) зарубежные музыкальные команды перемещались в треугольнике с вершинами в Одессе, Виннице и Чернигове.  Фестивали-партнеры, фестивали-сообщающиеся сосуды.

Однако "точкой сборки" можно назвать Одесский JazzFest, поскольку именно здесь можно было услышать весь пул иностранных исполнителей, объединивших джазовые аудитории трех городов.

Нынешний фестиваль – 15-й подряд, т. е. полуюбилейный. Выдерживать такую непрерывность нелегко. Многие перспективные фестивали на моей памяти теряли темп и даже сходили с дистанции. По словам организаторов, в этот раз было труднее всего, однако преодоление трудностей рождает амбициозные планы, о которых поведал президент фестиваля, пианист и композитор Юрий Кузнецов: чтобы возраст фестиваля сравнялся с количеством ступенек на Потемкинской лестнице, которых 192. Давайте жить долго!

Юрий Кузнецов – президент Одесского фестиваля

Одесский фестиваль длился три дня (и, можно добавить, три ночи, учитывая, что послеконцертные джем-сейшн длились примерно до 3-го или 4-го часа утра).

Удался праздник открытия фестиваля – однодневный опен-эйр в Городскому саду с участием нескольких украинских, в том числе одесских коллективов,  команд из Эстонии, Швеции, а также совместного проекта Юрия Кузнецова и норвежского гитариста Фруде Барта.

Здесь же речь пойдет о коллективах и концертах второго и третьего дня, проходивших в Одесской филармонии, здание которой, выполненное в стиле флорентийского Возрождения, само по себе уже оставляет впечатление неповторимости.

Зал Одесской филармонии

Полтавский биг-бэнд п/у Эдуарда Головашича предстал перед зрителями фестиваля дважды. Игра оркестра оставляет впечатление слаженности, что неудивительно, поскольку, хотя биг-бэнду всего два года, он был создан(создавался) на базе духового оркестра "Полтава", который был организован еще в 1996 году. Ритмическая пульсация – главное в биг-бэнде и точка отсчета для дальнейших музыкальных поисков.

По степени спаянности музыкантов в одном ритмическом импульсе, кажется, трудно желать большего. Выдающийся джазовый трубач и бэнд-лидер Мейнард Фергюсон назвал один из своих альбомов These Cats Can Swing (Эти ребята умеют свинговать). Умение свинговать, пожалуй, главное достоинство полтавчан. Вероятно, это стиль коллектива, тем более что репертуар состоит в основном из джазовых стандартов ближе к эпохе свинга, и, если не ошибаюсь, полтавчане ориентируются на стиль оркестра Каунта Бейси.  

Полтавский биг-бэнд п/у Эдуарда Головашича

Под знаком свинга прошел еще один субботний концерт – американской певицы Шарон Кларк (Sharon Clark) в сопровождении трио Криса Грассо (Chris Grasso). Для Шарон Кларк это уже не первый визит в Украину. В 2013 она выступала у нас в рамках цикла Международный Джазовый Абонемент. Тембр голоса певицы моментально заставляет вспомнить великую Сару Воэн.

Шарон присуще замечательное блюзовое чувство, а в импровизации она предельно естественна и неистощима. Поражает как бы скорость ее музыкального мышления, ибо, кажется, при всем совершенстве техники ее скэта, появление музыкальных идей опережает возможность их выражения. Увы, мы никогда не увидим вживую великую Эллу Фицджеральд, но искусство Шарон Кларк, думается, подключает нас к этой традиции.

Партнеры певицы - пианист Крис Грассо и контрабасист Майкл О'Брайен, барабанщик Джейсон Браун (уже хорошо знакомый по нескольким выступлениям украинским любителям джаза и музыкантам, а также по недавнему мастер-классу в институте Глиэра) – играли в свинговом стиле, но, несомненно, музыканты гораздо более многогранные.

Шарон Кларк

Но не свингом единым… Организаторам фестиваля удалось привезти разные по стилю команды.

Музыку армянско-швейцарской группы Authentic Light Orchestra логичнее всего отнести к этноджазу. Вокал Вероники Штадлер в характере армянских фольклорных мотивов, основанных на танцевальных ритмах, составляет как бы стержень звучания группы, вокруг которого вьются отзвуки других фольклорных традиций в виде голоса флейты Валерия Толстова, который также играет на клавишных, и множественных перкуссионных эффектов Энди Пупато, взятых из различных этнических традиций, что создает как бы фольклорное многоголосие.

Гитарист Франс Хелльмюллер выступает в этом составе как основной носитель импровизационного джазового начала. Все участники группы имеют большой опыт, и перечисление их партнеров заняло бы много места.

Вероника Штадлер – солистка Authentic Light Orchestra

Authentic Light Orchestra – как будто громкое название для группы из четырех музыкантов. Впрочем, представленный на фестивале состав группы – один из возможных. Ансамбль существует уже шесть лет и на различных выступления нередко расширяется за счет музыкантов из разных стран - иногда до размера настоящего оркестра.

А мультиинструментализм лидера и некоторых других ее участников (в целом ансамблю иногда использует до 30 этнческих музыкальных инструментов различного происхождения). В названии нетрудно угадать намек на знаменитую ELO (Electric Light Orchestra), но вне зависимости от степени оправданности такого противопоставления, это интересная музыка – музыка мира в буквальном смысле.

Вольфганг Замбс – Acoustic Travellers Duo

Дуэт из Австрии Acoustic Travellers Duo – еще один представитель world music. Музыка австрийцев вобрала в себя множество влияний, свидетельствующих о разносторонности музыкальных вкусов, прежде всего гитариста Вольфганга Замбса: Пэт Метини, испанское фламенко, индийские раги.

Медитативная или энергичная, по эмоциональному содержанию так или иначе это музыка странствий. Она лишена человеческого драматизма, но наполнена сопереживанием природы, вглядыванием в мир.

Дуэт – формат тихий и предполагающий особую тонкость во взаимодействии партнеров. Разнообразная и чуткая перкуссия Михаэля Ляйбетзедера – замечательный попутчик как для медитации, так и для темпераментных самовыражений гитары Замбса.

 Mo' Bows

Помимо акустической гитары последний использует электрическую – особый гибрид гитары и виолончели, на которой играет смычком и которая звучит в характере и тембре индийской классической музыки. Кажется, именно тихая музыка в одной из окрашенных индийским колоритом пьес дуэта вызвала самую громкую и восторженную овацию зала за два дня фестиваля.

О музыке немецкого квартета Mo' Bows, выступлением которого завершился фестиваль, пожалуй, много не скажешь. Это прямодушный джаз-фанк. Участники группы особенно в лице своего сверхэнергичного лидера саксофониста Феликса Фалька не скрывали своих намерений раскачать, растанцевать и даже довести до легкого безумия публику, используя все возможные для этой цели музыкальные и сценические средства – вплоть до выхода в зал солиста и последующего вытаскивания в прямом смысле на сцену всех танцующих под ней. Своей цели они достигли, если и не на все 100, то на 99 и 9.

Dainius Pulauskas Group

Все зарубежные группы, представленные на фестивале, – музыканты высокого уровня. Но о некоторых можно сказать, что они – лучшие музыканты своей страны. Литовская Dainius Pulauskas Group была основана ее лидером, клавишником и композитором Дайнюсом Пулаускасом в 1996 году, в ее активе участие во множестве фестивалей от Европы до Индонезии, и немало наград как литовских, так и международных. Хотя ее состав не раз менялся, но концепция и, кажется, костяк группы сохранялись.

Джазовый секстет – своего рода минибиг-бэнд, На фоне ритм-секции (помимо клавиш это басист Домас Алекса и барабанщик Линас Буда) как бы появляется полноценная секция духовых. А Валерий Рамошка (труба), Литаутас Янушайтис (тенор-саксофон) и Кястутис Вайгинис (альт и сопрано саксофоны) – это весьма полноценная секция, поскольку каждый из музыкантов в техническом отношении оставляет впечатление виртуоза.

По стилю это фьюжн без особых экспериментов, почти всегда мелодичный, нередко с элементами джаз-фанка, местами заставляющий вспомнить Weather Report, местами – духовые секции джаз-роковых групп Blood, Sweat & Tears или Chicago. Прозвучали композиции с двух последних альбомов группы энергичного, почти танцевального по ритму характера. У джазменов есть такое понятие "feel good tune" (мелодия для хорошего настроения).

 Феликс Фальк – лидер немецкого квартета Mo' Bows

Надо отдать должное композиторскому таланту лидера, весьма востребованному в Литве не только в джазе, но и в театре и других нуждающихся в музыке искусствах (именно Дайнюс Пулаускас – автор "литовской минуты" в гимне Европейского джазового сообщества, исполнявшегося в Италии на генеральной ассамблее Europe Jazz Network): он умеет сочинять мелодии для хорошего настроения.

В сети, можно отыскать альбом группы Пулаускаса Orca в высшей степени достойный внимания. Ибо здесь содержательный диапазон  музыки гораздо шире. Она отличается и лирической тонкостью, местами драматизмом и умением оригинально сочетать различные ритмы, и, конечно, мелодичностью.

Нарушая хронологический порядок выступления команд на фестивале, в завершение я бы хотел выделить два коллектива как наиболее интересные в музыкальном смысле каждый по-своему. 

 Тьерри Майар

Это, во-первых, выступление трио французского пианиста Тьерри Майара (Thierry Maillard), которое представило новый альбом своего лидера The Kingdom of Arwen (с опережением даты его официального релиза во Франции). Музыку Майара обычно характеризуют как оригинальное сочетание классики и джаза, и сам пианист среди своих кумиров называет Бартока, Стравинского и Веберна. Но в прозвучавшей на фестивале программе, ощущается еще одна составляющая – этническая, причем танцевального происхождения.

Так, из восьми композиций шесть были выдержаны в ритме на три четверти (иногда со сменой ритма). Это энергичная музыка, которая, на мой взгляд, по боевитости ритма напоминает Авишаи Коэна, а мелодика заставляет вспомнить Азизу Мустафа-Заде. Впрочем, это просто возможные параллели, чтобы дать представление о характере музыки, а не констатация влияния. Этника здесь скорее воображаемая, чем реальная.

Тьерри Майар – пианист мощного темперамента, но его партнеры ему не уступают: бас-гитарист Ромен Лабэ (Romain Labaye), барабанщик Йоанн Шмидт (Yoann Schmidt) – музыканты больших возможностей. Напряженные диалоги участников трио между собой – когда, кажется, все сводится в одно мгновение, словно здесь и сейчас рождается мир – несомненно, самый сильный момент концерта.

По общему впечатлению игра трио Тьерри Майара мощью и непрерывностью музыкального существования в высоком темпе чем-то напоминает другое трио – японской пианистки Хироми.

 Ромен Лабэ (Thierry Maillard Trio)

Несколько иное, но также неизгладимое впечатление оставило выступление греческого квартета Димоса Димитриадиса (Dimos Dimitriadis Quartet). За многие годы для меня это первая встреча с представителями греческого джаза (как говорят сами участники квартета, джаз в Греции стал активно развиваться в последние десять лет).

Саксофонист Димос Димириадис – лидер не только своего коллектива, но и джазового греческого сообщества. В его активе огромный исполнительский опыт и знание джазового сообщества мира.

Также Димитриадис – один из зачинателей джазового образования в своей стране, в частности, основатель джазовой образовательной программы в Ионическом университете в Корфу, художественный директор Летней джазовой академии в Корфу, организатор множества семинаров, с 2007 года он фулбрайтовский стипендиат  как постоянный участник Новой школы джаза и современной музыки в Нью-Йорке.

 Димос Димитриадис

Впрочем, когда музыкант выходит на сцену, важно то, что происходит здесь и сейчас, что музыкант может сказать со сцены. И слово "сказать" тут, пожалуй, очень уместно, поскольку игра Димоса Димитриадиса естественна как речь. Его импровизация развивается свободно как мысль, без напряжения, без стремления поразить.

Греческий квартет исполняет акустический джаз или straight-аhead jazz. Однако Димитриадис легко сопрягает различные стили, скажем, этнику и свободную импровизацию. Труднее всего говорить о такой музыке, поскольку главное здесь в состоянии, в приобщении к богатейшему внутреннему миру музыканта, в котором нет места суетности, к его внутренней свободе, что, собственно, синонимично джазу.

Удивили и молодые партнеры Димитриадиса: пианист Димитрис Вердиноглу, контрабасист Константинос Манос, барабанщик Василис Подарас. То, что называется профессионализмом или уровнем музыканта определяешь обычно по двум критериям: степень его сосредоточенности, самоотдачи, которая захватывает и тебя как слушателя, и богатством, так сказать, лексического запаса. В их игре чувствуется богатый исполнительский опыт и горизонт джазового общения.

Как утверждают сами организаторы Одесского Джаз Феста, в этом году к своему полуюбилею им удалось собрать, к их собственному удивлению, как никогда прежде представительный line-up. По насыщенности и богатству программы, в сочетании с Одессой, фестиваль становится все более привлекательным в смысле развития джазового туризма. Пока можно назвать три джазовых фестиваля, которые уже стали объектом паломничества, где гостей влечет не только джаз, но и место, где его играют: это, прежде всего,  Альфа Джаз, а также Джаз Коктебель и упомянутый Джаз Без. Свое место в этому ряду находит и Odessa Jazz Fest.

powered by lun.ua