Зона прямого воздействия молодых. Выставка 16 номинантов на премию PinchukArtCentre

134
11 листопада 2015

Неделю назад в PinchukArtCentre открылась четвертая по счету выставка номинантов на премию PinchukArtCentre.

Из более чем 800 заявок, жюри отобрали 16 молодых украинских художников (до 35 лет). После работы с кураторами арт-центра они представили свои индивидуальные проекты, связанные общей экспозиционной драматургией.

PinchukArtPrize – условная панорама работ наиболее амбициозных, последовательных и настойчивых представителей украинского современного искусства. Она дает возможность судить о тенденциях и актуальных темах для молодого поколения художников.

Попав в шорт-лист премии, многие из участников чуть ли не впервые оказываются в серьезных отношениях с институцией, которая работает по западным стандартам (с допустимой погрешностью на украинские реалии).

Что это значит? Художники получают возможность работать с профессиональной командой кураторов, Татьяной Кочубинской и Бйорном Гельдхофом, и зачастую именно в диалоге с ними рождаются и оттачиваются новые идеи проектов. 

Но самое главное то, что в PAC художникам обеспечивают бюджет на создание новых работ, который не может позволить себе ни одна другая институция в стране.

Три предыдущие выставки номинантов показали, что зачастую впоследствии именно эти работы играют ключевую роль в развитии карьеры молодых авторов.

Примерно со второй выставки номинантов (2011 года) в адрес премии PinchukArtCentre начала открыто звучать критика из-за того, что конкурс, нацеленный на открытие новых имен начал осязаемо выстраивать "свой круг" авторов, которые из года в год стали попадать в шорт-листы. 

Проект Даниила Галкина, Фотографії надані PinchukArtCentre © 2015. Фотограф: Сергій Іллін

Как любят шутить в художественной среде, некоторые художники успели сделать по три "ходки" (Жанна Кадырова, Николай Ридный, Никита Кадан, Даниил Галкин, Иван Светличный). 

Эта ситуация хорошо диагностирует общее состояние украинского художественного процесса. Когда прибывают новые поколения художников, институциональная среда не дает им возможности развиваться.

Яркой иллюстрацией тут является художник Николай Ридный, который после серьезных международных карьерных достижений (в частности, участие в украинских павильонах на Венецианских биеннале 2013 и 2015 и в главном проекте в Венеции в этом году), снова заходит на уже многократно пройденный круг локального смотра молодых талантов.

Проект Николая Ридного, Фотографії надані PinchukArtCentre © 2015. Фотограф: Сергій Іллін

Но в этом году жюри совершило маленькую революцию, включив целых семь новых имен в список номинантов. Дарья Кольцова, Роман Михайлов, Kinder Album, Сергей Якименко, Николай Карабинович, Сергей Мельниченко и Екатерина Ермолаева стали номинантами на премию впервые. 

Попробуем разобраться с основными темами, которые интересуют украинских художников, а также составить свое представление о состоянии украинского молодого искусства.

Сама логика экспозиции подсказывает первый очевидный блок художников, чьи проекты сфокусированы на изучении социальных, исторических, политических контекстов и работы с коллективной памятью.

Проект "Открытой Группы", Фотографії надані PinchukArtCentre © 2015. Фотограф: Сергій Іллін

"Открытая группа"(Юрий Билей, Павло Ковач, Антон Варга) в своем новом проекте продолжает размывать границы искусства и обыденной жизни. Их проект представляет собой документацию (постановочные видео, фото, книга с текстами) символического акта -  путешествия на выставку на трех видах транспорта: на львовском трамвае, в плацкартном вагоне поезда Львов-Киев и в киевском метро. 

Художники "Открытой группы" переводят сферу обыденного, вытесненного из фокуса нашего внимания – в важный документ взаимодействия людей во времени и пространстве. 

Еще одна группа художников Мельничук-Бурлака работают с трансформацией коллективной памяти. Они избрали объектом своего внимания Дворец культуры и техники в небольшом закарпатском городе Свалява.

Проект художников Мельничук-Бурлака, Фотографії надані PinchukArtCentre © 2015. Фотограф: Сергій Іллін

Авторы сняли документальный фильм об архитектурном наследии советской эпохи, его истории и возможностях его реабилитации в коллективном сознании современного украинского общества.

Проект Евгении Белорусец также работает с наследием советской эпохи, но уже с его идеологическим измерением. Тут основным инструментом художницы является текст.

Через два противоположных по смыслу "апокрифа" она предлагает зрителю пережить опыт цикличного очарования/разочарования политической идеей на примере коммунизма.Один текст воспевает идеалы коммунистического общества, а другой, наоборот, - развенчивает коммунистическую утопию.

Проект Евгении Белорусец, Фотографії надані PinchukArtCentre © 2015. Фотограф: Сергій Іллін

Пространство экспозиции дополнено фотографиями из разных проектов Белорусец, репринтами советских газет и разрушенной скульптурой Ленина, голову которого художница призывает "собрать".  

Тем самым она предлагает зрителю поработать с принятием и отторжением опыта очарованности или разочарованности любой (не только коммунистической) идеологией. Но при всей актуальности темы, зрителю довольно сложно сразу уловить правила игры, которую ему предлагает Белорусец. Элементам экспозиции не хватает связанности и проект как бы зависает в пространстве. 

Проект Романа Михайлова, Фотографії надані PinchukArtCentre © 2015. Фотограф: Сергій Іллін

Один из глобальных трендов, который ухватили дебютанты премии Николай Карабинович и Роман Михайлов, – исследование военных и социальных катаклизмов и конфликтов.

В мировой практике, как правило, когда молодые художники берутся за столь серьезные темы, они опираются личный опыт (хороший пример – проекты чеченского художника Аслана Гайсумова

В случае с Карабиновичем (обращение к сербо-боснийскому конфликту) и Михайловым (трагедия крымских татар) при всей актуальности тем и формальной выверенности экспозиций, художникам явно не хватает собственного, личностного взгляда. Они лишь скользят по поверхности заявленных тем. 

Проект Николая Карабиновича, Фотографії надані PinchukArtCentre © 2015. Фотограф: Сергій Іллін

Совсем другое ощущение вызывает проект "Блокада памяти" художницы Екатерины Ермолаевой, родом из Донецка. Художественными методами она фиксирует свое состояние лишения прошлого, потери дома, утраты стабильного состояния мира.

Художница по памяти восстанавливает трепетные детские воспоминания. Будто увиденные в кинематографическом сне, снятом режиссером Мишелем Гондри, бутафорские черно-белые интерьеры родного дома, она дополняет чудом сохранившимися реальными артефактами из мирной жизни: фоторамкой, банками солений, элементами одежды, игрушками.

Все это вместе создает щемящий образ того, как человек пытается компенсировать эмоциональные потери, когда приходится выживать в новой агрессивной обстановке.

Проект Кати Ермолаевой, Фотографії надані PinchukArtCentre © 2015. Фотограф: Сергій Іллін

О хрупкости привычного уклада жизни в турбулентных реалиях современной Украины говорят и объекты-рисунки Анны Звягинцевой. Звягинцева продолжает работать в уже привычной для себя технике перевода рисунков в плоские пространственные объекты, исполненные из  арматуры и гнутой проволоки.

Но на этот раз художница создает эффект осыпавшегося, фрагментированного изображения, обнажая уязвимость казавшегося незыблемым "порядка вещей".

Проект Анны Звягинцевой, Фотографії надані PinchukArtCentre © 2015. Фотограф: Сергій Іллін

Блок работ, связанных с исследованием социальных стереотипов и принципов манипуляции социумом, представляют львовянин Сергей Петлюк и днепропетровец Даниил Галкин.

Петлюк создает ситуацию непосредственного давления общественных стереотипов на поведение человека. Над зрителем нависают четыре огромных экрана с проекциями, где четверо людей совершают нехитрое действие.

Перемещаясь с экрана на экран, они громко выкрикивают гендерные стереотипы и предрассудки: "Место женщины на кухне!" или "Дети от искусственного зачатия – ненормальные дети!", – тем самым обнажая механизм их работы в обществе.

Даниил Галкин в своем проекте также работает с принципом "давления сверху". Разместив под потолком своего зала линии электропитания для троллейбусов, художник поднимает вопросы управляемости и предзаданности траекторий движения и мышления человека в современном обществе.

Обычно в своих проектах Галкин работает с очень буквальными, прямыми метафорами, что как правило, сужает поле интерпретаций, но в данной работе пространство, метод и тема – идеально работают вместе. 

Проект Даши Кольцовой, Фотографії надані PinchukArtCentre © 2015. Фотограф: Сергій Іллін

На первый взгляд у проектов Даши Кольцовой и Ивана Светличного нет ничего общего. Но при более детальном рассмотрении вскрывается схожая логика взаимодействия работ со зрителем, где он безмолвно присутствует, не имея возможности повлиять на ход событий.

Кольцова попыталась создать опцию психологической разгрузки, разместив в пространстве экспозиции 5 телефонов, на которые, по замыслу художницы, должны поступать звонки от всех желающих поделиться своей проблемой. Хотя узнать о ее благородном замысле у зрителя непосредственно из экспозиции скорее всего не получится – столь неубедительна визуальная подача проекта.

Проект Ивана Светличного, Фотографії надані PinchukArtCentre © 2015. Фотограф: Сергій Іллін

К тому же,  зритель в зале никак не может установить обратную связь с позвонившим, повлиять на процесс: ни ответить, ни положить трубку, ничего – только безмолвно слушать (или не слушать, и уходить). Из-за "технических неполадок" в первые дни работы выставки телефонные линии молчали.

Так, неожиданно проявилась метафора, хорошо подходящая к описанию украинского общества, когда вместо того, чтобы услышать "другого", мы только делаем вид, что слушаем.

Очень схожую проблему вскрывает в своей медиаинсталляции Иван Светличный, создавший агрессивную среду с помощью системы сенсоров, света и звуков. Инсталляция реагирует на появление зрителя в пространстве и паразитирует на его присутствии. Она фактически использует зрителя для поддержания своей жизнедеятельности, что очень напоминает отношение государственной системы Украины к своим гражданам. 

Наличие сразу двух проектов на тему женской сексуальности говорит о довлеющем патриархальном укладе нашего общества, с которым работают Алина Клейтман и львовянка, скрывающаяся под псевдонимом Kinder Album

Проект Kinder Album, Фотографії надані PinchukArtCentre © 2015. Фотограф: Сергій Іллін

Kinder Album во всех своих проектах исследует границы интимного, личного и публичного, темы телесности, чувственности и сексуального опыта. Выкладывая свои рисунки и фотографии в фейсбук, она собирает рекордное количество лайков и, в то же время, ханжеских жалоб на непристойность.

На выставке художница предлагает зрителю перевоплотиться в своего персонажа Kinder Album и пошалить. Прямо в пространстве арт-центра в декорациях дома-мастерской можно взаимодействовать с ее работами и другими зрителями (с их согласия), документировать свои шалости и выкладывать результаты документации онлайн.

Первая реакция зрителя – растерянность и непонимание, как взаимодействовать со странным пространством проекта. Но очень скоро на смену растерянности приходит любопытство и азарт исследования себя и окружающей среды. 

Проект Алины Клейтман, Фотографії надані PinchukArtCentre © 2015. Фотограф: Сергій Іллін

Алина Клейтман не предлагает зрителю перевоплощаться, но впускает в яркий, стебный и полный агрессивной сексуальности мир alter ego художницы – персонажа СуперАлины. В трех видео Алина Клейтман исследует и с подростковой настойчивостью выставляет напоказ разные стороны своей личности, намеренно утрируя образ суперженщины, способной излечивать от обыденных болезней своей обнаженной витальностю. 

Визуальная треш-эстетика работ Клейтман – своего рода протест против мещанского уклада жизни, инфантильное нежелание взрослеть и вообще – манифестация отказа играть по любым навязанным правилам.

Проекты двух дебютантов премии Сергея Мельниченко и Сергея Якименко выпадают из ряда обозначенных тенденций. Фотографический проект Сергея Мельниченко, непосредственно связанный с его опытом проживания в Китае, не вызывает у аудитории особенной заинтересованности. Атмосфера проходного зала не дает возможности зрителю сосредоточиться на содержании проекта.

А разномасштабность и несогласованность элементов выставки – полароидных фото в интерьере воссозданного китайского кафе – скорее всего является результатом того, что художник работал над своим проектом дистанционно, так ни разу и не приехав на монтаж выставки.

Проект Сергея Мельниченко, Фотографії надані PinchukArtCentre © 2015. Фотограф: Сергій Іллін

Проект Сергея Якименко – воссоздание его мастерской, обильно декорированной коллажами в поп-арт эстетике. Казалось бы, перед нами попытка предоставить непосредственный доступ к внутреннему миру художника. Который вместо открытий чего-то нового, оборачивается для зрителя лишь подтверждением расхожего мифа о художнике-безумце, творящего капсульный мир образов лишь для самого себя.

Резюмируя разговор о выставке номинантов, можно сказать что во всех проектах премии  авторы постарались максимально разнообразить повествования с помощью различных медиумов: видео, фото, документальных артефактов.

Но сравнивая нынешнею выставку с прошлыми экспозициями финалистов премии PinchukArtCentre, бросается в глаза то, что раньше было гораздо больше "поиска нового" в работах. Начиная от смелых и авантюрных интервенций в городское пространство Киева Саши Курмаза и до масштабного, сложного и совершенно непредсказуемого медиа-проекта "Открытой Группы".

Проект Сергея Якименко, Фотографії надані PinchukArtCentre © 2015. Фотограф: Сергій Іллін

В этой выставке чувствуется своеобразная "покорность" художников перед необходимостью работать одновременно в разных медиумах (Николай Карабинович, Kinder Album, Евгения Белорусец). Это зачастую не столько усиливает художественный эффект, сколько сбивает фокус понимания проектов.

Касательно дебютантов премии можно отметить два аспекта. Художники слишком сильно замыкаются в своем творческом методе (Сергей Якименко, Сергей Мельниченко), что необратимо ведет к герметичности и сложности для восприятия их работ. Второй аспект – когда очень выверенные и актуальные темы проектов не доживают до внятного воплощения на  выставке (Роман Михайлов, Даша Кольцова, Николай Карабинович).

В целом, даже краткий анализ работ номинантов выявляет одну общую для украинского искусства тенденцию – желание балансировать между исследованием внешнего (социальные и политические конфликты, вопросы идеологии, общественных стереотипов и манипуляции сознанием) и внутреннего (личного, интимного, сокрытого, вытесненного опыта). 

Но только умение художника через призму личного интимного опыта находить ключи к раскрытию проблематики внешнего и наоборот – в более глобальных процессах увидеть драму одного человека – позволяет создавать действительно сильные и актуальные высказывания. 

powered by lun.ua