Место силы Влада Троицкого

786
9 березня 2016

Говорить с Владом Троицким, наверное, одним из немногих деятелей украинской независимой сцены, которого узнают на улицах и в кафе, интересно и, в тоже время, сложно.

Интересно, потому что кажется, у него есть какой-то прямой канал связи с источником всех идей: они льются из него как из рога изобилия. Влад раздает их всем, никогда не переживая по поводу "авторских прав". Скорее наоборот – он щедро "засеивает" отечественный, не очень плодородный культурный грунт в надежде, может, наконец-то, хоть что-то да и взойдет.

А сложно потому, что его присутствие в медиапространстве настолько плотное – за неделю в Киеве Влад дает по несколько интервью в день и еще сам надиктовывает колонки, – что прорваться и услышать что-то новое, уже десять раз не проговоренное – вызов не из легких.

Из его фонтана идей проростает, преимущественно, то, к чему он сам непосредственно прикладывает руку и что, хотя бы в значительной мере, зависит он него: "ГОГОЛЬFEST", театр "Дах", "ДахаБраха" и Dakh Daughters. А вот с тем, что требует больше времени, усилий и вовлеченных сторон, – все не просто.

Прошлогодняя идея Троицкого с Советом реформ при Министерстве культуры сошла на нет практически сразу после появления. А идея творческого кластера – "места силы", – о которой он говорит уже лет 9, с самого появления "ГОГОЛЬFEST", до сих висит в воздухе.

Каждый год кажется, что "ГОГОЛЬFEST", а вместе с ним и кластер, наконец обрел дом –  то на киностудии Довженко, то на Выдубичах, то на ВДНХ, –  и каждый год что-то срывается.

Этот год Троицкий и "ГОГОЛЬFEST" опять начинают не просто с надежды, но вроде бы с твердой договоренности, что уже буквально с апреля фестиваль запускается в формате образовательных программ и площадок на "Арт-заводе Платформа". А кульминацией всего, конечно же, должен стать сам фестиваль в сентябре.

УП.Культура поговорила с Владом Троицким о том, как он собирается все это воплощать, практически живя в Европе, о том, как не стать соленым огурцом, погружаясь в постсоветскую реальность, и о том, как волшебен мир.

С ЕВРОПЕЙСКИМ РАЗМАХОМ

Сейчас я уезжаю в Польшу, буду делать "Украинский Декамерон" в Варшаве, в Польском театре имени Арнольда Шифмана, в мае будет премьера.

 Режиссер, основатель театра "Дах" и "ГОГОЛЬFEST" Влад Троицкий 

"Украинский Декамерон"  это пьеса Клима, соединение Боккаччо с Гоголем. Когда-то он написал ее для меня, для постановки в Одесском театре. И я поставил  до сих пор идет, уже больше 10 лет. Удивительный феномен.

Там будет музыка, одним из музыкальных руководителей я пригласил Аню Охримчук из "Древо". Она с ними занимается, учит с актерами украинские песни. Вот такой будет спектакль – продолжение "музично-драматичного театру".

Потом 13 мая в Люблине на фестивале будет IYOV. Сейчас ведем переговоры с Магдебургом. Там будет или Dakh Daughters, или IYOV.

Потом венский фестиваль Wiener Festwochen мы играем с Dakh Daughters там четыре представления. Потом девчонки летят в Бразилию. Я туда не лечу, потому что на четыре дня – это слишком. Летом у нас куча гастролей. С "Собачьей будкой" (спектакль театра "Дах" по пьесе Клима. УП), Dakh Daughters и "ДахойБрахой".

Кстати, 2 июня будет такая старая новая программа "ДахиБрахи" в Киеве "Україна містична". Это мистический цикл. А летом я буду делать в Киеве "Замок" Кафки с "Дахом". Наверное, на "Арт-заводе Платформа". Это представление будем готовить под "ГОГОЛЬFEST".

Еще будем делать вторую работу по "Песне песней Соломона". Гимн любви надо же сделать. Это тоже мы попробуем подготовить к фестивалю, как минимум эскизную историю.

Потом я уезжаю в Таллин, буду делать "Три товарища". Хочется, с одной стороны, чтобы было немножко сентиментально, а с другой стороны, пронзительно. И одновременно я начинаю работать в Германии, в Магдебурге, с Достоевским "Село Степанчиково и его обитатели".

Они предлагали мне абсолютно удивительные материалы: "Дорогу" Феллини, тот же "Замок" Кафки. Но на каждое предложение я отвечал, что это немного абстрактно, давайте чуть ближе к ощущению реальности. А в "Село Степанчиково" есть сюжет: парень живет, все хорошо, приезжает мама с Фомой Фомичом Опискиным и тот начинает всем рассказывать, как жить.

Я хочу эту историю показать в контексте европейского кризиса. Планирую там использовать материалы русской эмиграции, рассказать о русских немцах, которые приезжают и говорят, что немцы не такие, что они не знают жизни. Правда, в Россию эти русские возвращаться тоже не хотят. В общем, премьера будет 18 марта 2017 года.

Потом будет Национальная опера в Будапеште. Мы сейчас выбираем материал. Пуччини, Верди или какая-то еще классика.

ДОМ, СЕМЬЯ, "ДАХ" И "ГОГОЛЬFEST"

Для того, чтобы здесь, в Украине, делать что-то, кроме своего микроскопического "Даха", мне нужно арендовать помещение, найти деньги и заплатить актерам, техникам. У меня таких денег нет. У меня нет ни одного шанса сделать тут большой проект. То, что я иногда делаю – это вопреки всему, это вообще безумие.

 В ближайших планах Влада Троицкого – постановки по "Замку" Кафки в Киеве, "Село Степанчиково..." по Достоевскому в Магдебурге и "Три товарища" по Ремарку в Таллине

Но живу я все равно здесь. У меня тут дом, семья, "Дах". Место важно тем, чтобы у тебя был дом, чтобы тебе было куда возвращаться. С другой стороны, "ГОГОЛЬFEST" реально является коммуникативной площадкой, потому что туда с каждым годом приезжает все больше людей для поиска новых проектов. Это такой своеобразный шоу-кейс.

Но "ГОГОЛЬFEST" не может существовать в пустоте. А я каждый раз должен сеять на бетоне. Сначала "Мистецький Арсенал", откуда меня Заболотная с прокуратурой выганяла. Потом киностудия Довженко, потом Выдубичи.

Там была лояльная история, но просто хозяин продал это пространство – и все, закончилась история Выдубичей.

ВДНХ прекрасно, но это дорого. Они очень лояльны, но я должен заплатить деньги. А так как в экспоцентре нельзя делать микропроект, потому что это большая территория, то в прошлом году мы замахнулись на кучу павильонов. Но, чтобы их освоить, нужны неимоверные ресурсы. Мы очень экономно делаем, но в результате все равно попадаем на деньги.

ВДНХ, когда мы туда пришли, не ассоциировалась у людей с местом, куда можно приехать в будний день и получить что-то приличное. В субботу-воскресенье – пивасик-шашлыки, да. Вот такое сознание.

Для последнего "ГОГОЛЬFEST" я просто был вынужден взять кредит в 100 тысяч долларов, чтобы погасить долги. И, естественно, мне их никто не вернет, только я сам, в том числе своей работой за рубежом.

ОБРАЗ ЗАВТРАШНЕЙ УКРАИНЫ

В этом году рт-завод Платформа" предложил более понятные и человеческие условия. Во-первых, это бесплатно и они готовят инфраструктуру. Более того, они готовы инвестировать в контент.

 Влад Троицкий: "ГОГОЛЬFEST" не может существовать в пустоте. А я каждый раз должен сеять на бетоне"

Насколько я уверен? Скажи Богу, что ты запланировал, и вместе поулыбайтесь.

Что здесь обнадеживает это серьезная девелоперская компания, и ее хозяева не наши. Это израильские бизнесмены, которые привыкли работать вдолгую. Украинский бизнес пока не понимает, что такое работа вдолгую. А хозяевам "Арт-завода Платформа" неинтересно сейчас начинать доить корову, пока она еще не выросла.

Я понимаю, что надо "насидеть" место, чтобы оно стало модным, чтобы люди привыкли туда ездить, чтобы там образовалось много рабочих мест. Там уже будут работать до полутора тысяч людей, продвинутых людей. Значит, для них будет формироваться инфраструктура – развлечения, спорт, а дальше будет еще что-то строиться. Такой город в городе.

Поэтому я понимаю, что это не хлам-терапия. Тут есть бизнес-прагматизм, стратегия. И в этом есть логика.

В принципе, и Юркевич (бизнесмен Анатолий Юркевич, бывший собственник Экспериментально-механического завода, где проходил "ГОГОЛЬFEST". – УП) с Выдубичами не собирался передумывать, но просто кризис настолько подкосил со всеми санкциями, с войной. Насколько я понимаю, у него было очень много завязано на экспорт в Россию.

С другой стороны, ну еще одно испытание.

Я понимаю, что в Киеве нет ни одного общественного места. Не поболтать, а чтобы люди булькали, варились, писали, какая-то жизнь была.

 Влад Троицкий: "Украинский бизнес пока не понимает, что такое работа вдолгую"

"Дах" – это все-таки персонифицировано, это моя история. Это как Майдан горизонтальная структура, которая объединилась без лидера. Но Майдан не позволял созидать, он говорил: "Нет, нам не туда".

А вот образуется платформа, где мы сможем формировать этот образ завтрашней Украины, завтрашнего Киева, куда наши дети смогут ходить. Я надеюсь, что там будет серьезная детская образовательная программа. Потому что вот куда водить детей в городе Киеве?

"ГОГОЛЬFEST"-2016: ПЛОДИТЕСЬ КОРОВЫ – ЖИЗНЬ ХОРОША

У нас уже формируется очень интересная программа с испанцами, израильтянами. Будет хорошое сотрудничество с Литвой – Оскарас Коршуновас привозит два спектакля. Из Израиля приезжает современная хореография.

Я не вхожу в детали по каждому проекту, я запускаю процесс, а там "плодитесь коровы – жизнь хороша".

А еще будет "ГОГОЛЬFEST" в Ивано-Франковске – "Porto Franco ГОГОЛЬFEST". Ивано-Франковск – это удивительная история. Потому что с одной стороны, они – амбициозные ребята, а с другой – они в тени Львова. Львов чуть-чуть сытый, им кажется, что они уже сидят на небесах. А у Франковска есть драйв, но чуть-чуть в тенечке.

Вдруг еще в прошлом году появилась инициатива от администрации – и городской, и областной. Мне предложили проконсультировать, что вообще делать с культурой. Там был вопрос по поводу дворца Потоцких – жирнющее место, в самом центре, брошенное. И все не понимают, что с ним делать.

 Влад Троицкий: "Создается платформа, где мы сможем формировать образ завтрашней Украины, завтрашнего Киева, куда наши дети смогут ходить"

Я говорю: "Ребята, запустите сюда контемпорари, чуть-чуть профинансируйте, и у вас тут начнется насыщенная жизнь".

Я собрал культурный актив Франковска, оказался таким медиатором между властью и ими. Потом туда поехал мой ученик, директор фестиваля "ГОГОЛЬFEST" Максим Демский. Мы запустили проект с Ростиславом Держипольским, директором и худруком Ивано-Франковского театра. И процесс пошел.

То есть город, область захотели, чтобы там началась жизнь. Не только в этом дворце Потоцких. Вообще, появляется другой взгляд на Франковск как генератор новых смыслов.

Это была моя ранняя идея, чтобы "ГОГОЛЬFEST" стал сетевым фестивалем. Сейчас мы прорабатываем тему: сделать конкурс на "культурную столицу" Украины, как в Европейском Союзе есть Культурная столица Европы.

Если запустить такую толковую тему, сделать конкурс городов, с хорошим жюри, подключить Минкультуры, Минрегионбуд и Минмолодежи – пусть выделят по 3-5 миллионов, небольшие деньги, плюс местный бизнес. И все приедут посмотреть, что же это такое красивое. Пусть будут и фестивали еды, и местных промыслов…

Франковск мы решили запустить как пилот, как мобилизацию внутреннего творческого, административного, бизнес-ресурса. Думаю, получится.

Возвращаясь к "ГОГОЛЬFEST", поскольку у нас появляется стабильная площадка, мы можем запустить больше коллаборационных проектов. И как только мы определимся с локациями и с тем финансированием, которое выделяет "Арт-завод Платформа", мы сразу же начинаем прорабатывать именно те проекты, которые в течение лета будут готовиться на "ГОГОЛЬFEST". А дальше – чтобы был реэкспорт.

 Влад Троицкий: "Появляется другой взгляд на Ивано-Франковск как генератор новых смыслов"

Мы хотим работать, в основном, с украинскими участниками, но в партнерстве не просто с посольствами разных стран, а с институциями из Европы. Чтобы потом они показывали этот продукт у себя в стране. Естественно, мотивация для всех участников тогда намного выше.

Сейчас у нас "Антигона" очень круто прошла во Франции. На следующий год Париж закупил три недели на тысячный зал. Сейчас такой проект будем делать еще и с немцами.

ЕВРОПЕЙСКАЯ ШКОЛА НОВОЙ ТЕАТРАЛЬНОЙ РЕЖИССУРЫ

Я так придумал, что аж самому нравится – Европейская школа новой театральной режиссуры. Тема такая: я договариваюсь с большими театрами, у которых есть свой продакшн, труппа, цеха, костюмы – все есть. Уже в эту сеть захотели записаться восемь театров из разных стран. Это Грузия, Литва, Эстония, Германия, Польша, Словакия, Венгрия. Я понимаю, что, как только я эту тему широко разбросаю, туда впишутся все.

В чем фишка? Худруку театра я предлагаю выбрать из своей страны двух молодых режиссеров. Потом каждый театр принимает на неделю эти молодые таланты, и они там работают. Худрук театра, который принимает, объявляет тему. Например, Шекспир, Достоевский, Мольер – все, что хочет.

Молодые режиссеры приезжают. Допустим, участвуют пять театров, значит, приезжает десять режиссеров, работают неделю, дают 20-минутные эскизы по этой теме, с подбором декораций, костюмов. Остальные худруки приезжают посмотреть, какое искусство они натворили. И дальше предлагают тем, кто понравился, ангажемент на следующий год, уже на настоящую постановку у себя в театре.

Что в этом интересного? Тот театр, который принимает, получает пять часов обаятельного эскизного молодого материала со своей труппой и своими декорациями. То есть он не тратит ничего и, немного поработав, может получить готовый спектакль за ноль денег. Разве что расходы на аккомодацию молодых режиссеров.

 Влад Троицкий: "Антигона" очень круто прошла во Франции. На следующий год Париж закупил три недели на тысячный зал"

Второе: каждый из худруков этих театров становится таким отцом родным для молодой режиссуры, потому что через него у них получается очень офигенный социальный лифт. Шансы того, чтобы в 25 лет ты поехал в другую страну ставить на большую сцену, – нулевые. Не только в Европе, а везде.

Это новая школа. Я ее предложил позиционировать как переосмысление традиций. Не попытка что-то ультрасовременное делать, не эксплуатация технологий, а переосмысление собственного театрального языка каждой страны, встреча с другими, обогащение обертонами других театральных языков, но не в теоретических дискуссиях, а в процессе.

В Украине как площадку рассматриваю Ивано-Франковский театр. Киевские театры не могут войти в эту историю по ряду причин. С одной стороны, это все равно старые меха. А с другой, и это самое главное, – все актеры "немножко шьют", то есть подрабатывают на съемках сериалов. Не получится организовать тотальное погружение.

Во Франковске это сделать в сто раз легче. А базой этой сети будет, я думаю, Польский театр в Варшаве, куда я сейчас еду.

ЭФФЕКТ СОЛЕНОГО ОГУРЦА

В государственный театр я могу прийти только тогда, когда я понимаю свои права. Если у меня права, например, сделать зачистку, тогда я прихожу и говорю: "Извините, друзья, мы сейчас делаем чекин". 

В большинстве театров в Украине избыточно большие труппы. Да, это безжалостно по отношению к артистам, но, с другой стороны, не будет непонятных подснежников, которые выходят раз в месяц или раз в полгода на сцену и получают зарплату национального театра.

  Влад Троицкий: "В большинстве театров в Украине избыточно большие труппы"

Комеди Франсез – 150 людей в штатном расписании, театр Франко – 600, Национальная опера – под тысячу. В детском театре (Киевский театр оперы и балета для детей и юношества. – УП) – 400 человек.

Но все они будут защищать это кладбище. И даже те живые, светлые люди, которые там, безусловно, есть, начинают, как свежий огурец, брошенный в бочку с солеными. Первые 10 минут – ты свеженький, а через 2 часа становишься малосолененьким.

Они тебе устроят войну. У них есть аргумент: ты разрушаешь наше все – всех этих Веревок, Вирских, Франко. Про мои проекты они говорят: понятно, что это херня, потому что нет здания. На самом деле все тупо: нет здания, куда люди системно могут ходить.

Здание – это принципиально. Для меня оно становится площадкой не только для приготовления нового типа культурного продукта, но и нового типа менеджмента. Там будут появляться люди, которые будут знать языки, будут понимать, как работать с фестивалями. И тогда уже эта команда сможет прийти в такой театр.

В Европе ты не просто должен прийти на конкурс и непонятно с кем беседовать. Там, во-первых, ты должен предоставить художественную программу. А во вторых, в мире делается связка – директор и худрук, которые вместе пишут программу – финансовую, художественную. И в этой связке они вдвоем отвечают, защищая эту программу.

 Влад Троицкий: "Живые, светлые люди, которые есть в наших государственных театрах, начинают, как свежий огурец, брошенный в бочку с солеными"

Дальше – взаимоотношения с коллективом. Пока не заложено четко, кто отвечает за жизнь театра, естественно, все профсоюзы будут говорить, что они отвечают. Херово живем, но зато мы несем традицию. Почему они боятся изменений? Потому что боятся, что будут некомпетентны.

О ВОЛШЕБСТВЕ МИРА

Возможно, во мне произошли какие-то изменения – человек-то меняется. Более того, те экстремальные испытания, с которыми я встретился, они могли подкосить, мол, не повезло. Но у меня, наоборот, сейчас странное ощущение внутренней мобилизованности. Ощущение ценности сегодняшнего дня.

Смаковать свои болячки – это что-то старческое. Я могу поделиться этим в личной беседе. Я действительно встретился с чудом – реально три раза с высокой вероятностью мог умереть. Но совершенно случайно, каким-то чудесным образом я хоп – и проскочил мимо этого поворота. Но не хочется на этом играть. Не хочется пробуждать жалость, потому что я сам себя не жалею, правда.

У меня все радостно. Я сегодня утречком встал, сделал пробежку, сделал йогу. Дальше еду на репетицию с "ДахойБрахой", Dakh Daughters, потом напишу блог, поеду на интервью.

 Влад Троицкий: "У меня сейчас странное ощущение внутренней мобилизованности. Ощущение ценности сегодняшнего дня"

В театр я сейчас почти не хожу. Просто я столько получаю эмоций на своих репетициях, что потом идти и еще что-то смотреть уже тяжело. Вот увидел человека, обнял дочь, поговорил с сыном, с тобой поговорил, вот и книгу прочитал, киношку посмотрел – мир волшебен каждую секунду.



powered by lun.ua