6 премьер июля: "Отмель", "Моя краля" и "Человек-швейцарский нож"

5437
1 липня 2016

Авторы картин, выходящих на отечественные киноэкраны в июле, к летним развлечениям относятся довольно прохладно, либо описывая опасности пляжных удовольствий, либо вовсе их игнорируя.

Большинство июльских лент посвящено прошлому, описывая как драматические перипетии истории, так и культурные достижения ушедших эпох.

С 7 ИЮЛЯ

"Отмель", реж. Жауме Кольет-Серра

Один из наиболее талантливых постановщиков остросюжетных фильмов, создатель "Дитя тьмы" и "Неизвестного", обратился к беспроигрышному жанру акульего хоррора.

 

Родоначальник жанра Стивен Спилберг больше 40 лет назад продемонстрировал, каким опасностям подвергаются девушки, рискнувшие в одиночестве зайти в океан: героиня вступительной сцены "Челюстей" едва дотянула до пятой минуты.

Однако сёрфингистка Нэнси из ленты Кольет-Серры, которую сыграла Блейк Лайвли, имеет все шансы на правах центрального персонажа продержаться до финальных титров.

Нэнси прилетает из родной Америки в Австралию специально для того, чтобы оседлать волну на весьма живописном и совершенно безлюдном пляже, координаты которого тайком передают друг другу фанаты сёрфинга, опасаясь привлечь внимание туристов.

Появление белой акулы обеспечивает девушке куда более острые впечатления, чем она могла рассчитывать. К счастью, Нэнси удаётся найти убежище на отмели площадью в несколько квадратных метров, где ей приходится задержаться, ведь проголодавшаяся рыба готова ждать её попытки вернуться на берег.

Проект этой своеобразной робинзонады получил известность благодаря драматургическому первоисточнику Энтони Ясвинского, попавшему в так называемый "Чёрный список" – рейтинг лучших нереализованных сценариев, – а также "Кровавый список" – аналогичный рейтинг произведений жанра хоррор.

"Человек-швейцарский нож", реж. Дэн Кван и Дэниэл Шайнерт                            

Действие этого нашумевшего дебюта, получившего приз за режиссуру на главном американском фестивале независимого кино "Санденс", начинается уже на полноценном необитаемом острове, где тоскует, в одиночестве и страхе перед голодной смертью, молодой человек по имени Хэнк.

 

Не чувствуя в себе способности бороться с дикой природой за выживание, герой готов наложить на себя руки. Однако в последний момент его внимание привлекает тело мужчины, выброшенное волнами на берег.

Этот не слишком на первый взгляд полезный Хэнку в его горестях мертвец неожиданно проявляет множество самых разнообразных талантов.

Его способность разговаривать, поначалу нагнавшая на героя смертный ужас, позволяет Хэнку обзавестись неглупым собеседником, а прочие навыки дружелюбного трупа, назвавшегося Мэнни, вселяют в него надежду не только выбраться с постылого острова, но и вернуть возлюбленную, расставание с которой и стало для него началом неприятностей.

Эта сюрреалистическая трагикомедия с дуэтом Пола Дано и Дэниэла Рэдклиффа была воспринята критиками как ироничная притча о кризисе самоидентификации, о попытках разочаровавшегося и не слишком удачливого человека обрести почву под ногами, используя для этого самые эксцентрические возможности.

"Моя краля", реж. Брюно Дюмон

Директор прокатной компании "Артхаус Трафик" Денис Иванов, вкусу которого можно доверять, назвал эту ленту идеальным фильмом для начала летнего сезона.

 

"Моя краля" снята одним из самых заметных французских режиссёров современности, многие из картин которого появлялись на отечественных киноэкранах.

Известный своими причудливыми, насыщенными религиозными мотивами притчами, в которых психопатов подчас сложно отличить от юродивых, Брюно Дюмон в последнее время взялся за абсурдистское переосмысление криминального жанра.

Вслед за многосерийным телефильмом "Малыш Кенкен" (показанным на прошлогодней "Молодости") о загадочных убийствах в булонском захолустье, зритель которого после первой же серии утрачивал всякую надежду узнать, кто преступник, Дюмон поставил ещё один фильм о неблагополучной глубинке.

Его действие происходит в 1910 году, в центре сюжета – непростые взаимоотношения двух семейств – Брефоров, собирателей мидий, и проводящих здесь летние сезоны буржуа ван Петегемов.

Социальные коллизии осложняются тем обстоятельством, что Брефоры охотятся не только на мидий, но и на туристов, ищущих отдыха на лоне природы. Ван Петегемов, несмотря на неприязнь к ним, Брефоры до поры до времени не трогают, поскольку те являются в некотором роде своими, а не пришлыми.

Но эту приверженность добрососедским приличиям грозит поколебать неожиданная страсть, вспыхнувшая между юными отпрысками двух фамилий.

С 14 ИЮЛЯ

"Гений", реж. Майкл Грандадж

Едва ли не наиболее драматичный аспект истории литературы – взаимоотношения писателей и редакторов – практически не находил отражения в художественных произведениях.

 

Шокирующие подробности отчаянной борьбы между стремлением наиболее полно воплотить авторский замысел и попытками как-то приспособить его к общему знаменателю ожиданий и вкусов широкой публики остаются достоянием литературных кругов и пытливых читателей мемуаров и филологических исследований.

Среди подобных монографий наиболее популярной, если уместно говорить о популярности труда на столь специфическую тему, считается книга американского культуролога Скотта Берга "Макс Перкинс: Редактор гениев", посвящённая самому прославленному американскому редактору.

Правки Макса Перкинса покорно принимали такие титаны американской словесности, как Скотт Фицджеральд и Эрнест Хемингуэй. Однако сюжетом для кинематографического дебюта английского театрального постановщика Майкла Грандаджа послужили описанные Бергом отношения Перкинса с другим автором, ставшим для редактора, очевидно, наиболее трудным из всех его подопечных.

Просматривая многочисленные рукописи, присланные в крупное нью-йоркское издательство, Перкинс обращает внимание на роман "Взгляни на дом свой, ангел" за подписью некоего Томаса Вулфа. Произведение поражает его как художественной мощью, так и своим объёмом.

Познакомившись с 29-летним автором, Перкинс спешит обрадовать его своими похвалами и предлагает заключить контракт на публикацию, однако предупреждает, что для лучшей восприимчивости текст необходимо подкорректировать и несколько сократить – приблизительно на 100 тысяч слов.

Реакция молодого прозаика оказывается куда более бурной, чем мог предположить даже столь опытный редактор, но их ожесточённые споры становятся началом прекрасной дружбы.

На Берлинском международном кинофествиале, где фильм участвовал в основной конкурсной программе, "Гения" восприняли достаточно благосклонно, хотя некоторые критики упрекали картину в том, что у режиссёра-англичанина и его соотечественников Колина Фёрта и Джуда Лоу, исполнивших главные роли, эта американская история вышла чересчур британской.

С 21 ИЮЛЯ

"Светская жизнь", реж. Вуди Аллен

Пускай подчас, знакомясь со свежей картиной Аллена, и возникает впечатление, что ты уже видел её пару раз – фильмы главного американского комедиографа остаются обязательными для просмотра, не так уж редко раскрывая новые грани таланта режиссёра, перешагнувшего в прошлом году 80-летний рубеж.

 

Действие "Светского общества", ставшего фильмом-открытием Каннского кинофестиваля (где лента заслужила самые тёплые отзывы), разворачивается в 1930-х.

Главный герой ленты прибывает в Лос-Анджелес в поисках работы, рассчитывая на помощь преуспевающего дяди-продюсера. Однако большие карьерные надежды затмевает знакомство с секретаршей дяди, которая становится его гидом по голливудским холмам, и последовавшее за этим общение с их экстравагантными обитателями.

В повествовании образы упадка, вызванного Великой депрессией, соседствуют с богемными вечеринками, разборками гангстеров и буднями становления звукового кино.

"Сила воли", реж. Стивен Хопкинс

Вопрос о том, допустимо ли проводить крупные международные состязания в тоталитарных государствах, оправдывая предоставление пропагандистских выгод диктаторским режимам тем соображением, что "спорт находится вне политики", волновал общественность задолго до Олимпиад в Сочи и Пекине.

 

Действие картины Стивена Хопкинса начинается в преддверии Олимпиады 1936 года, право проведения которой получил нацистский режим, чьи идеологи не упустили возможность воспеть свершения арийской расы (достаточно вспомнить фильм "Олимпио" Ленни Рифеншталь – шедевр пропаганды и искусства кино).

Но самая убедительная демагогия и стилистические уловки не могут обеспечить победу в спортивных соревнованиях. Это соображение убеждает американского чернокожего легкоатлета Джесси Оуэнса принять участие в берлинской Олимпиаде и продемонстрировать абсурдность убеждения о превосходстве белой расы.

Однако, готовясь сразиться на беговой дорожке с представителями враждебного режима, герою приходится убедиться, что на его родине расистские представления распространены не в меньшей степени, чем в Германии.

Александр Гусев, специально для УП.Культура

powered by lun.ua