6 фильмов апреля: "Мария Магдалина", Брюс Уиллис и Андрей Звягинцев

6888
5 квітня 2018

Апрельский репертуар способен устыдить скептиков и воодушевить разуверившихся.

"Нелюбви" Андрея Звягинцева и "Проекта "Флорида" Шона Бейкера вполне достаточно не только для того, чтобы простить все досадные упущения отечественного кинопроката последнего времени, но и подтвердить несостоятельность сетований о деградации киноискусства.

А "Пятая терапия" Алисы Павловской убедительно свидетельствует, что украинский кинематограф может предложить нечто куда более примечательное, чем идейно выдержанные патриотические блокбастеры и неуклюжие жанровые опыты.

С 5 апреля

"Мария Магдалина", режиссёр Гарт Дэйвис

К пасхальным празднествам приурочен выход в прокат ленты об одном из наиболее привлекательных и вместе с тем загадочных персонажей Нового Завета, чья роль в истории раннего христианства остаётся, в силу недостатка информации, содержащейся о нём в Святом Писании, предметом разнообразных исследований и домыслов различной степени убедительности.

В настоящее время не вполне понятно, какое из представлений о личности Марии Магдалины стало основой сюжета картины.

Буквальная трактовка евангельского текста, мало что позволяющего с уверенностью сказать сверх того, что она была исцелена Христом от одержимости бесами и что её преданность "в дни печали, в дни гонений" была вознаграждена тем, что именно ей первой Спаситель явился после Своего Воскресения.

Или же обладающая выразительным нравственным посылом, но не вполне доказательная католическая интерпретация, отождествляющая Марию Магдалину с кающейся грешницей.

Как бы то ни было, рекламная кампания "Марии Магдалины" привычно обещает поведать некую прежде неизвестную и при этом правдивую историю.

В то же время постановщик ленты, известный дебютным фильмом "Лев" австралиец Гарт Дэйвис, более сдержанно рассуждает о стремлении представить евангельское повествование с непривычной точки зрения, показав возможную роль в происходящем молодой женщины из простонародья, благодаря учению Христа едва ли не впервые в истории получившей право на выражение собственной позиции.

Заглавную роль сыграла Руни Мара, Иисуса Христа исполнил Хоакин Феникс.

"Роден", режиссёр Жак Дуайон

Как можно понять из названия, картина видного французского постановщика посвящена скульптору, чьё творчество стало одним из краеугольных камней современного искусства.

Публика Каннского кинофестиваля, в рамках конкурсной программы которого состоялась премьера фильма, приняла "Родена" достаточно прохладно, поставив ему в вину излишнюю медлительность повествования и недостаточную проработку взаимоотношений персонажей, на которых держится сюжет – самого Родена, его гражданской супруги Розы Бёре и знаменитой возлюбленной и ученицы Камиллы Клодель.

Однако у ленты нашлись и многочисленные сторонники, принявшие не только неспешное развитие действия, но и вынесение на первый план не любовных перипетий, а творческих поисков героя.

В трактовке авторов фильма Роден оказывается примером того типа гения, для которого самые бурные романтические порывы служат в первую очередь источником вдохновения, а вызвавшие их женщины, со всей их привлекательностью и самоотверженной верностью, оказываются лишь жертвами, невозмутимо брошенными художником на алтарь своего искусства.

"Жажда смерти", режиссёр Элай Рот

Творчество Элая Рота, весьма примечательного независимого американского кинематографиста, работающего на ниве жанрового кино и входящего в число близких соратников Квентина Тарантино, внесло определённый вклад в становление украинского кинопроката.

Отечественный Минкульт, при любых властях стремившийся оберегать нравственный облик наших сограждан (и, надо полагать, добившийся своими усилиями значительных результатов), запретил кинопрокат его ленты 2005-го года "Хостел", руководствуясь призывами Всеукраинской молодежной хостел-ассоциации, опасавшейся, что показ столь скверной картины гибельным образом скажется на развитии отрасли, а также из-за содержавшихся в диалогах героев обидных намёков на процветающий в Украине секс-туризм.

В 2009-м году в борьбу вступила Национальная комиссия по морали – "Хостел-2" Рота стал первой картиной, запрещённой этой уважаемой организацией к показу.

Теперь, когда Минкульт сосредоточился на противостоянии российским кинопроискам, а деятельность Нацкомиссии и вовсе прекращена, никто не мешает Роту терроризировать украинских поклонников кино – в 2015-м году, словно в насмешку над расформированием "моральной комиссии Костицкого", на отечественные экраны вышло сразу два его фильма.

В своём новом произведении Рот, прежде не изменявший хоррору, обращается к жанру боевика.

"Жажда смерти" является ремейком снятой в 1974-м году одноимённой картины Майкла Уиннера (в свою очередь, поставленной по роману Брайана Гарфилда).

Эта жемчужина криминального кино 70-х своим культовым статусом обязана, прежде всего, превосходному исполнению Чарльза Бронсона. Роту удалось найти удачную замену – одинокого мстителя в его ленте воплотил Брюс Уиллис.

Вслед за картиной Уиннера и романом Гарфилда, новая "Жажда смерти" повествует о добропорядочном, успешном представителе среднего класса, образцовом профессионале и отце семейства, чья жизнь рушится, когда его близкие становятся жертвами разбойного нападения.

Уверившись, что полиция не способна наказать виновных, герой решает осуществить правосудие свои руками, чтобы не только отомстить за родных, но и спасти возможных жертв тех преступников, которых ему удастся истребить.

С учётом отечественной ситуации, фильм Рота представляется болезненно актуальным напоминанием о том, к чему приводит неспособность правоохранительных структур обеспечить борьбу с преступностью.

С 12 апреля

"Нелюбовь", режиссёр Андрей Звягинцев

В пояснениях к "Персоне" Ингмар Бергман писал, что вставил в свою картину хроникальные кадры со сгорающим заживо буддийским монахом и фотографию мальчика из Варшавского гетто, стремясь продемонстрировать несостоятельность искусства, неспособность художника создать нечто столь же выразительное, как существующие вне эстетических координат фрагменты величественной и чудовищной реальности.

Рискнём заметить, что это удалось Андрею Звягинцеву в "Нелюбви", иные сцены которой производят не меньшее впечатление, чем самые пронзительные документальные свидетельства человеческой жестокости – "зла, взывающего ко всем о состраданье"; те сцены, где переживания существа, "никем не защищенного, никому не дорогого, ни для кого не интересного" раскрываются в присутствии лишь зрителей, словно указывая на их ответственность за окружающий мир.

История о расстающихся супругах, каждый из которых пытается переложить на другого опеку над общим ребёнком, вписана в социально-политическую современность с такой безжалостной убедительностью, что может восприниматься как роковой диагноз, поставленный российскому обществу (с хрупкой надеждой на его возможное выздоровление, явленной в образах членов волонтёрской организации), убедительное подтверждение, что Россия страдает не столько от нелепых амбиций и произвола, сколько от бесчувствия, патологической душевной тупости.

Но лишь самый оптимистичный зритель сумеет свести это изображение конца света в отдельно взятой семье к бичеванию пороков путинской эпохи.

В тех социальных и душевных безднах, в которые заглядывает камера Звягинцева, представители самых различных культур и режимов могли бы увидеть знакомые реалии и узнать собственное отражение.

С 19 апреля

"Пятая терапия", режиссёр Алиса Павловская

Одесский литератор Стас Домбровский становится в киноповествовании, снятом по его автобиографическим рассказам, проводником по городскому дну, населённому наркоманами и налётчиками.

Фрагментарность повествования и некоторая кинематографическая неуклюжесть хорошо соответствуют фактуре подворотен, притонов и тюремных камер.

Харизма главного героя, завораживающие в своём уродстве и при этом вызывающие сопереживание образы, хлёсткие диалоги делают этот фильм о социальных маргиналиях с его наиболее откровенным со времён "Цикуты" Александра Шапиро обращением к теме наркотической зависимости более доступным для широкой аудитории, чем могло бы показаться.

Тем более, что основной посыл картины адресован отнюдь не только париям общества – даже если и не в наших силах окончательно изгнать демонов насилия и саморазрушения, мы способны научиться держать их в узде.

Своеобразный оптимизм "Пятой терапии", её парадоксальное созвучие христианским ценностям было отмечено Южноамериканской ассоциацией католиков, которая присудила фильму свой диплом на крупнейшем латиноамериканском кинофестивале в Мар-дель-Плате.

С 26 апреля

"Проект "Флорида"", режиссёр Шон Бейкер

Один из самых значительных американских "независимых" режиссёров Шон Бейкер уже известен отечественным киноманам – в 2015-м году его лента "Мандарин", трагикомическая одиссея двух лос-анджелесских проституток, вызвала пылкие восторги завсегдатаев МКФ "Молодость", показанная в рамках конкурса "Солнечный зайчик".

Между тем, творчество Бейкера вовсе не рассчитано оставаться объектом поклонения в узком кругу ценителей изысканных киномаргиналий.

Его ленты, при всей художественной смелости и откровенности обращения к быту и образу жизни парий, полны столь выразительных и парадоксально обаятельных образов, в них столь неотразимо сплетаются ирония и сострадание, что их можно рекомендовать самой широкой аудитории без особенных опасений.

Действие "Проекта "Флорида"" разворачивается в дешёвом мотеле неподалёку от Дисней-Ворлда, подлинном социальном чистилище у врат бутафорского земного рая.

В этом прибежище жертв неблагоприятных обстоятельств, безответственности близких и собственной душевной лени за порядком присматривает отельный менеджер (Уиллем Дефо).

Исполняющий обязанности цербера и наделённый сердцем апостола Петра, готовый оказывать своим подопечным поддержку даже вопреки собственному представлению об их качествах, герой кажется таким же узником этого приюта заблудших душ, пускай и с куда большей стойкостью справляющимся с неприкаянностью и одиночеством.

В известном смысле фильм Шона Бейкера можно считать образцовым произведением американского искусства, вместо воспевания успешных, благочестивых и героических граждан сосредоточенным на утверждении человеческого достоинства, ценности существования отчаявшихся и опустившихся.

Александр Гусев, кинокритик, специально для УП.Жизнь

powered by lun.ua

Головне на сайті