"Украинский зритель изголодался по нашему кино", – Юрий Ковалев, режиссер "Сторожевая застава"

14 листопада 2018

Про проект

Проект #KINOINUA – це серія інтервью з українськими режисерами. Проект виходить за підтримки Київстар. Для своїх клієнтів оператор пропонує послугу "Домашнє ТБ".

"Домашнє ТБ" від Київстар це доступ до 134 телеканалів та відеобібліотеки з легальним контентом.

Переваги "Домашнє ТБ":

  • Оплачуючи одну абонентську плату, телеканали та відео можна дивитися одночасно на 2-х телевізорах, а також на смартфоні, планшеті та ноутбуці без додаткової плати.
  • Простота підключення. Немає необхідності монтувати супутникову "тарілку".
  • Велика кількість та розмаїття каналів на всі смаки – дитячі канали, спорт, кіно тощо.
  • Доступ до великої відеобібліотеки з фільмами, серіалами, кліпами та програмами від світових та українських кіностудій.

Як замовити підключення? Якщо ви новий абонент вам потрібно перевірити технічну можливість підключення. Це можна зробити на сайті або зателефонувавши за безкоштовним номером 0 800 300 460. Якщо ви вже користуєтесь послугою "Домашній Інтернет" від Київстар зробити це можна в системі Мій Київстар або через колл-центр.

Украинское кинопроизводство потихоньку начинает запускаться.

Да, пока что с небольшими и даже смешными в сравнении с Голливудом бюджетами. Да, без громких режиссёрских и актёрских имен. Да, сценаристов, а значит и хороших историй, на рынке нет вообще.

Но есть первопроходцы, которые пишут сценарии, снимают, продюсируют и даже продают добротное наше, украинское кино зрителям.

Как они это делают? Что получается, а что – не очень? Об этом и о магии кино будем говорить с украинскими режиссёрами.

Первый наш собеседник в детстве мечтал быть клоуном и воспитателем в детском садике. Шутит, что ему удалось эти две профессии соединить в одной – режиссера.

Для Юрия Ковалева, режиссера первого украинского фильма-фэнтези "Сторожевая застава", это был дебют в полном метре.

 

Профессию режиссера он изучал по книгам и фильмам самостоятельно. По образованию Юрий – радиотехник. Ничего общего с радио, чистая высшая математика.

Снимать начал еще мальчишкой, когда отец друга, работавший моряком, привез из очередного рейса видеокамеру. Тогда они с одноклассниками сделали себе бейджи и ходили по улицам родной Одессы, представлялись телеканалом и задавали прохожим странные вопросы.

Детское увлечение после окончания института таки переросло в профессию – сначала режиссёра монтажа, потом режиссера телевизионных программ.

Юрий снимал рекламу, короткометражки и мечтал о большом кино. Однажды ему позвонили кинопродюсеры и предложили стать режиссером фильма-фэнтези "Сторожевая застава" по одноименной книге украинского писателя Владимира Рудьковского.

Юрий прочитал книгу и согласился. Но предупредил: всю историю надо переписывать.

Формула успеха любого кино давно придумана в Голливуде – хорошая история, имя режиссера и известные актеры. В Украине эта формула работает?

– Только отчасти. Пока что нет режиссеров, на имя которых пойдет зритель. Хотя если напишут – режиссер "Сторожевой заставы", может, уже и пойдут на следующий фильм. Сейчас продюсеры снимают фильм "Захар Беркут" и там будет в промо фигурировать: от создателей "Сторожевой заставы".

Полагаю, это сработает. "Застава" прошла с большими аншлагами в украинских кинотеатрах. Я знаю, что билетов было не достать.

Кстати, режиссер "Захара Беркута", Ахтем Сейтаблаев, сейчас очень медийный. Но он сам удивляется, что это случилось после "Танцев со звездами". Ведь он и до "Танцев" кучу фильмов хороших снял. А стали о нем говорить, как о режиссере, только после танцев.

 

Мы с продюсерами даже шутили, мол, может, и мне надо было пойти потанцевать, хорошее промо было бы для "Заставы".

Что же касается актеров-звезд, то в Украине пока что их не так много, чтобы привлекать внимание к украинским фильмам. В "Сторожевой заставе" очень много актеров вообще неизвестных.

Хотя вот персонаж, которого сыграл Фагот, – был специально продуманный ход. Участие медийного человека в фильме всегда привлекает внимание. И Фагот очень ограничен был в образе богатыря.

Единственное, мне не хватало его участия в драках. Просто, когда мы снимали сцены побоищ, он не мог присутствовать. Поэтому он у нас эпизодический страж получился. Но очень колоритный и типажный. Потому что он и в жизни такой, богатырь.

Какое-то время назад бытовало мнение среди бывалых продюсеров, что самый окупаемый жанр – это комедия.

– Это один из самых сложных жанров. Юмор – очень субъективная вещь. И тут нужно уметь рассмешить своего зрителя.

Украинский зритель в принципе изголодался по нашему кино, которое сделано в нашей стране, нашими специалистами, с нашими шутками. И не важно, в каком жанре оно будет снято.

В вопросе хорошей истории, которая окупится, скорее сокрыта основная проблема всего украинского кинопроизводства – нет профессиональных сценаристов, которые умеют писать сценарии для жанрового кино. Причем не важно, в каком жанре, будь-то фэнтези, комедия, триллер, детектив, боевик.

Когда я прочел книгу Владимира Рудьковского, мне она очень понравилась. Но было очевидно: всю историю нужно переписывать и делать сценарий по мотивам книги. Поэтому предложил детскому писателю Сашко Дерманскому написать вместе сценарий.

Для него это тоже было впервые. Отсутствие опыта компенсировалось тем, что он знаком с миром детей и подростков. У него две дочки, он знает их чувства, их переживания, как они говорят. Наше кино же ориентировано на детей и подростков изначально.

В общем, я взялся за скелет сценария. А Сашко наполнял его "мясом": прописывал образы героев, диалоги, сцены.

 

А почему не предложили создавать сценарий автору книги? Возможно, он бы смог сохранить целостность и глубину образов лучше? Именно на это нарекают некоторые критики, что в книге образы объемнее, чем они получились в сценарии, и колорит времен Киевской Руси, где происходит действие, описан живее.

– Книга и киносценарий, как говорят в Одессе, – две большие разницы. Потому что структура жанра фэнтези предполагает определенную подачу, определенное нарастание сюжета. В книге оно отсутствует.

Писателю в любом случае сложно переключиться на создание сценария. Ведь, когда пишешь книгу, работаешь на воображение читателя. Он сам представит себе идеальную лошадь, идеальную девушку.

А в кино эту лошадь нужно точно создать. Для этого она должна быть до мелочей расписана в сценарии.

Сценарий мы переделывали четыре раза. И это длилось с перерывами в год-два. Владимир Рудьковский – человек занятой, он бы не смог столько своего времени уделять работе над сценарием. Он бы нас за это время, наверное, проклял и сказал: "Зачем я вообще вам дал экранизировать свою книгу!".

Кстати, Владимир сам признался: когда первый раз смотрел фильм, то все время замечал, что убрали, что изменили. А уже после второго просмотра аплодировал.

Фильм в жанре фэнтези – это ваша дебютная работа в полном метре. А сказки вы сами любите?

– Думаю, в природе человеческой – верить и любить сказки. Потому что люди всегда рассчитывают на что-то лучшее. И, соответственно, верят в чудеса, во что-то хорошее.

Жанр фэнтези прекрасен тем, что он собирательный. Это несуществующий мир, который авторы создают. Но при этом в нем много чего есть привычного, как в нашем фильме: и юмор, и человеческие отношения.

Наверное, все запомнили шутку, которая перекликается с современными реалиями: когда Добрыня снимает шлем со своей на лысо выбритой головы и ему говорят: "А если стрела в лоб?". На что он отвечает: "Стрела в лоб, так стрела в лоб".

– Там много параллелей с событиями в Украине. От фразы Ильи Муровца "Ми на своїй землі, вистоїмо" у меня каждый раз мурашки пробегают.

А шутка со стрелой в лоб – пример магии кино. Во время создания костюмов для богатырей были сделаны и шлемы к ним красивые. Но мы их в съемках вообще не использовали.

Художник по костюмам настаивала: надо снять их в шлемах, иначе зачем мы столько над ними работали! В результате у нас в кадре богатыри скачут на конях в шлемах.

А на следующий день – съемки боя с пловцами. Постановщики боев, наши каскадеры, видят шлемы и говорят: нет, в шлемах нельзя. Бои постановочные, красивые. А в шлемах – это неудобно, ты дерешься, словно с ведром на голове.

Но я-то понимаю, что будет странно выглядеть, если богатыри скачут на поле боя в шлемах, потом их снимают и дерутся уже без них. Звоню сценаристу, поясняю ему ситуацию и говорю, что тут должна быть какая-то шутка. Но не такая, чтобы сами герои смеялись. Смеяться должен зритель.

Шутка должна быть мужской. В итоге у нас Добрыня говорит, что в железяке ужарился, снимает шлем, а у него голова лысая и сценарист придумал эту шутку – а если стрела в лоб?

Кстати, именно поэтому я настаивал, чтобы сценарист присутствовал на съемочной площадке. Сценарий перерабатывается по ходу съемок. Но технически постоянное присутствие сценариста было невозможно, поэтому я часто Саше звонил.

В идеале перед съемками сценарий должен быть вычитан. В западном кинематографе есть специальные люди – скрипт-доктора. Это высококвалифицированные сценаристы, которые проверяют сценарий на какие-то ляпсусы в сюжетах, диалогах, во всей структуре.

Но давать западным скрипт-докторам украинский сценарий бессмысленно. Они могут не понять наш юмор и особенности какие-то, посчитать их нелепыми и неуместными.

Кроме дефицита сценаристов и хороших историй соответственно, чего еще не хватает для развития киноиндустрии в Украине?

– Очень большая проблема с нарушением технологического процесса. Почему-то часто думают, что подготовительный период – это когда собирается группа людей и бездельничает.

Но как раз этот подготовительный период – самое важное в кино. Если его сократить, то потом аукнется кучей проблем уже на съемочной площадке. И денег может быть потеряно гораздо больше.

В подготовительный период прорабатываются образы героев до мельчайших деталей вместе с художниками по костюму, гримерами, операторами. И происходит читка сценария. В который тоже вносятся доработки.

Например, мы могли нафантазировать в сценарии как происходит бой. А каскадеры нам во время читки скажут – нет, так не может быть, лучше вот так. И так по каждому пункту сценария все выписывается заранее, до съемок.

Иначе что-то менять уже в процессе будет непросто и часто дорого. Фэнтези – самый дорогой жанр. И это была авантюра –снимать в Украине фэнтези.

Костюмы, декорации дорогие. Госкино дало нам деньги (18 миллионов гривен – УП), когда доллар был по 8, а снимать мы начали, когда он уже был 26. Хорошо, что стали строить башню сразу же.

У нас работали мастера из Закарпатья. Они строили из дерева по старой технологии без гвоздей. В самой заставе тоже полностью воссоздали быт времен Киевской Руси. У нас тут жили утки, гуси, куры.

 

Важна была каждая деталь. Меня как раз этому научила наш художник по костюмам. Она одновременно видела образ каждого персонажа в целом и в деталях. Например, она нашла в частной коллекции сережку времен 13 века. И когда Добрыня ее надевал, происходила какая-то магия – он и правда словно перевоплощался в богатыря.

В 2017 году впервые за всю историю независимой Украины государство выделило рекордную сумму на развитие украинского кино – 500 миллионов гривен. И предоставило производителям украинских фильмов налоговые льготы до 2023 года. За пять лет теперь снимут много украинских фильмов?

– Было бы хорошо. Ведь если будут снимать наше украинское кино, то наконец-то сформируется государство, нация.

Увеличение финансовой господдержки уже привело к тому, что сейчас в Украине снимают порядка 50 отечественных фильмов. Но возникает другая проблема – где набрать команду специалистов для такого количества фильмов?

Хорошо бы, если льготы были и для киношников зарубежных, которые бы приезжали снимать в Украину. У нас же куча красивых мест. Набирали бы себе в команду украинских специалистов. И те бы учились.

Налоговые льготы же помогут увеличить бюджеты фильмов в принципе. Потому что пока украинский фильм с бюджетом в 200 тысяч долларов никогда в Украине не окупится.

Самая главная проблема – мало кинотеатров. В городах-миллионниках "Сторожевую заставу" посмотрели. А вот в глубинках – нет. И вместо миллиона пришедших зрителей мы получили сотни тысяч.

Второй момент – кинотеатры не готовы давать много залов под украинские фильмы, потому что не очень верят в успех. В итоге, когда шла "Застава", билеты невозможно было купить. Один зал и постоянный аншлаг. Да и время показа ставили дневное.

Был даже смешной случай, когда к исполнителю роли Ильи Муровца (актер Олег Волощенко) приехали в его родной Днепр друзья. И он предложил им пойти посмотреть фильм. А билетов нет ни в одном из кинозалов!

Тогда Олег пошел к администрации кинотеатра и попросил, чтобы они сели хотя бы на ступеньках. В итоге ребята смотрели "Заставу" на ступеньках.

У нас был бюджет фильма – 40 миллионов гривен. Это маловато для жанра фэнтези (для сравнения, в Голливуде в среднем бюджет фильма-фэнтези составляет 200 миллионов долларов – УП).

Пока что фильм не окупился. Я знаю, что его продали в десять стран, и сейчас мы монтируем телевизионную 4-серийную версию. Это даст еще какую-то прибыль.

В Россию фильм продали?

– Нет, насколько я знаю. У нас же там украинские былинные богатыри. Некоторые российские СМИ писали, что мы перекрутили все исторические факты и сделали богатырей украинцами. Но ведь в книге Рудьковского они были украинцами, и там было четкое историческое обоснование этому факту. В конце концов мощи Ильи Муровца лежат в Киево-Печерской лавре.

Есть еще нюанс – киноиндустрия в Украине только начала развиваться. И мы не умеем продавать уже снятое кино. То есть происходит обычно так – фух, сняли. Но редко кто думает о продакшене заранее. Потом удивляются, почему пустые залы. Да никто просто не знает!

Вот сейчас на билбордах рекламируют украинский фильм "Межа". А разве из этой рекламы понятно, что это фильм? Из этой наружной рекламы можно подумать, что это какая-то телевизионная программа или магазин вообще!

Бюджет на продакшн должен быть такой же, как и на съемки. Это идеальная формула. Начинаться промокампания должна заранее и ориентироваться четко на целевую аудиторию.

"Сторожевую заставу" стали рекламировать параллельно со съемками. Мы отсняли первый тизер. Стали в прессе появляться репортажи со съемок.

В итоге люди знали о фильме, когда он еще только создавался. Зритель должен ждать фильм!

Вторая половина бюджета – частные инвестиции. Что за частные инвесторы? Плюс, у вас же был продакт плейсмент.

– Я не знаю про инвесторов частных, не ко мне вопрос. А продакт плейсмента не так много было, как можно было бы по сюжету.

У нас же герой попадает во времена Киевской Руси из наших дней. У него с собой куча современных вещей. Богатырям в диковинку было бы потрясти бутылкой Кока Колы и облиться. Это бытовая ситуация для нашего времени, и смотрелась бы комедийно в исполнении былинных богатырей.

Я за продакт плейсмент, если он встроен в картину органично. Знаю, велись переговоры с брендами некоторыми. Думаю, они теперь жалеют, что не согласились.

Предполагаю, их отказ как раз связан со скептическим отношением к украинскому кино. Мол, что там могут украинцы снять, тем более в жанре фэнтези.

 

Вы сейчас ищете новые истории?

– Да, я в поиске. Постоянно читаю сценарии, которые мне шлют. Но пока что ничего стоящего. Обычно люди присылают идею. Мол, я же режиссер, вот и должен ее развить до сценария.

Если продюсеры решат снимать продолжение "Заставы", с удовольствием продолжу эту историю. Она же с открытым финалом. Во второй части богатыри могут появиться уже в нашем времени и совершить подвиги в современной Украине.

Пока киноиндустрия воспитает украинских сценаристов, может, пойти по самому простому пути – экранизировать бестселлеры украинских известных писателей?

– Это не самый простой путь. Литература – это не сценарий. Вот сейчас снимают Ворошиловград (книга Сергея Жадана – УП). Очень интересно посмотреть, что получится.

Елена Курячая, специально для УП.Життя

Головне на сайті