Воины добра. Татьяна Бедняк

146
25 вересня 2014

Татьяна Бедняк – одна из самых первых волонтеров Харькова, которые начали заниматься помощью армии.

В начале марта такая деятельность считалась довольно опасным занятием: почти каждые выходные в Харькове проходили большие пророссийские митинги, а на активистов, поддерживавших единую Украину, совершались нападения.

Мы познакомились с Таней на Форуме солидарности волонтеров, который она организовала вместе с коллегами по инициативной группе Help Army. На форум съехались более сотни волонтеров со всей Украины – и это лишь малая часть тех, кто сейчас занимается помощью армии, раненым и вынужденным переселенцам. Почти все они знают Таню лично: с некоторых пор она стала мощным связующим звеном между волонтерами.

Недавно Бедняк получила от президента Орден княгини Ольги. Такие высокие государственные награды вручаются нечасто. "Я не разбираюсь в рангах и не очень понимаю ценности орденов, – говорит Таня. – У меня никогда не было государственных наград, и я не думала, что это важно. У меня появилось чувство какой-то неловкости: я же не одна это делаю, у меня много друзей, которые помогают…

Хотя, вот, помню, в марте написала пост: наверное, нам никогда не дадут медалей, а скорее расстреляют, – смеется она. – Это было, как раз когда над областной администрацией подняли российский флаг и избили наших активистов".

Решение стать волонтером пришло к Татьяне в самом начале марта, на фоне событий, разворачивавшихся в те дни в Крыму. Когда Госдума РФ дала "разрешение" российским войскам входить на территорию иностранных государств и Крым начал наводняться "зелеными человечками", ей показалось, что Харьков – следующая мишень, по абхазскому сценарию. В ту ночь, говорит Таня, она не спала: думала, что же теперь делать. Но угроза прямого вторжения на север Украины была отложена – и она решила, что должна как-то поддержать украинскую армию.

Она приехала в ближайшую к Харькову военную часть в Башкировке, под Чугуевом, где дислоцируется 92-я бригада. Там же – большой полигон, автопарк и ремонтная база, где несколько бригад ремонтируют свою технику. Знакомых в военной части у Тани не было.

"Военные смотрели на меня как на сумасшедшую"

"Меня, как ни странно, пустили на территорию части, – вспоминает Таня. – Военные смотрели на меня как на сумасшедшую. Было грязно, холодно. Говорю им: хочу вам помогать, надо поднимать армию. Они, наверное, от наглости моей ошалели, поэтому ворота открыли и стали все показывать.

Тогда они еще сомневались, спрашивали: да что вы можете-то? А накануне в СМИ прошла новость, что Коломойский заправил несколько самолетов. Это стало моим козырем. Я сказала: раз Коломойский сделал, то почему мы не можем?

И они поверили. Еще ребята поначалу спрашивали, зачем я этим занимаюсь. Их удивляло, что я не депутат, не политик, не бизнесмен. Я отвечала им, что меня никто, кроме них, не защитит. Сами мы не можем с вилами выйти на улицу, партизанская война – это не то, что нам под силу".

Бедняк сразу решила заняться вопросом глобально. Она не стала возить солдатам носки и берцы, потому что это все – мелочи, которые под силу любому. Таня занялась, пожалуй, самым сложным – ремонтом военной техники.

"Я не возила им теплые вещи. Только сигареты, инструменты и запчасти, потому что купить печенье, консервы, вещи – это очень простая задача. Достаточно дать объявление на форумах, и люди пойдут, купят и привезут. Ну, надо просто сфотографировать берцы, обмотанные скотчем, и все получится. А искать карбюраторы, крестовины, ремкомплекты никто не будет. А я буду".

 

Таня говорит, что она смогла заняться большими вопросами, потому что ей повезло с семьей и с окружением: "У меня прекрасные отношения в семье. Муж может меня содержать, даже если я не будут работать. Дети уже взрослые и не болеют часто. Мама живет с нами и может заниматься хозяйством.

С работы меня не уволили, я продолжаю оставаться на должности руководителя отдела продаж частной фирмы. Мне платят зарплату, а в кризисные моменты просят оторваться на работу, как они говорят, "от дела государственной важности".

 Сейчас-то им уже совсем неудобно уволить "орденоносца", совсем не по-человечески будет, – смеется Таня. – То есть с самого начала стратегически я имела возможность заняться чем-то очень большим".

"Вы должны радоваться, что у вас такие железки на ногах"

Первым "подопечным" Татьяны Бедняк стал старый БТР, стоявший более 30 лет на консервации. Сама машина была в рабочем состоянии, но с засорившимися свечами зажигания, севшими аккумуляторами и устаревшими деталями. Таня привезла пробный комплект: нашла где-то старинные свечи со штампом "сделано в СССР". При ней механик включил двигатель – заработало. Он посадил ее за руль и показал, как включается двигатель. Так Таня проехала несколько километров по полигону.

"Они надо мной смеялись всей бригадой, – вспоминает волонтер. – Один мне говорит: девушка, у вас, наверное, автомобиль с автоматической коробкой, вы же совсем не трогаете рычаг переключения скоростей. Я даже успела обидеться, говорю ему: что вы к блондинкам цепляетесь? Правда, сама тоже дала маху – БТРом клумбу подвинула".

С тех пор Таня приезжала к 92-й бригаде почти каждые выходные. И каждый раз ее усилиями очередной танк или БТР приходил в движение.

В мае, когда началась активная фаза АТО на востоке, в очередной ее приезд к подопечным комбат сказал, что помогать больше не нужно.

"Езжай, говорит, ближе к войне, там помощь нужнее, – рассказывает Таня. – Так мы с волонтерами начали ездить в Изюм. Возили рации, фонарики, бронежилеты – все, что было необходимо. Тогда же я поняла, что киевлянам и ребятам из других регионов тоже нужна поддержка на месте, в Харькове. Проезжая наш город, им тоже порой что-то требуется.

Так мы стали координироваться с волонтерами со всей страны. Все они могли обратиться ко мне за помощью".

Как и многие харьковчане, Таня поселила у себя дома семью из Луганска. Беженцы живут у нее уже четыре месяца.

"Когда они только приехали, говорили: у нас там все нормально, только женщины не ходят в украшениях, мужчины стараются не выходить на улицу, потому что их могут взять в ополчение или пристрелить, ездят только на раздолбанных автомобилях, и с деньгами в маршрутку нельзя, потому что в любой момент зайдут автоматчики и отберут.

А сейчас они устроились на работу, ребенок ходит в детский сад, старший – в институт. Восхищаются Харьковом, и в Луганск возвращаться не хотят".

Таня извиняется передо мной за то, что, может быть, не совсем типично себя ведет – говорит, усталость одолевает. После подписания Минских соглашений, объявления перемирия и принятия законопроекта об особом статусе Донбасса, работы у волонтеров убавилось. Но легче не стало.

 

В телефоне Бедняк раздается звонок. Звонит Таня Рычкова, знаменитая волонтер из Днепропетровска, которая недавно потеряла мужа Вадима, добровольца 25-й воздушно-десантной бригады. "Да, Танюшечка, да, – отвечает Бедняк, – все будет хорошо…" Положив трубку, Таня начинает плакать.

"У нее был такой муж, вы себе не представляете, – в следах рассказывает Бедняк. – И сама она… У нее же своей жизни нет, она только этим и занимается все время…"

"Мы все очень устали, – продолжает Таня. – Когда шли активные боевые действия, мы держались бодрячком, некогда было расслабиться. А теперь, вот, все болеем: я, Юра ("Крылья Феникса" – ред.), Таня (Рычкова – ред.)...

Состояние непонятное: то ли перемирие, то ли нет. Закончилась ли война?

Все понимают, что угроза осталась. А мы же ездим туда (в зону АТО – ред.), знакомимся с ребятами… Все это съедает нас изнутри.

Однажды я приехала в харьковский госпиталь после похорон мужа Тани, а там лежат ребята с железяками на ногах (аппаратом Илизарова – ред.). Я так обрадовалась! Говорю им: вы должны быть счастливы, что у вас такие железки сейчас на ногах. Потому что десантник с таким ранением больше не пойдет на фронт, останется жив.

И вот это настоящая радость – видеть бойца живым. Это самое важное".

Катерина Сергацкова, УП.Жизнь

powered by lun.ua