Зачем Беата рисует пограничников

19
10 травня 2015

У семейной пары Николая Авдеева и Беаты Куркуль есть свой волонтерский проект. Они собирают снаряжение для пограничников, которые служат в зоне АТО.

Беата рисует своих подшефных, а еще милиционеров, медиков и бездонное небо с облаками.

Ее работы популярны в сети, их выкладывают в больших волонтерских группах, ставят на обложки и аватарки.

Хотя у Беаты до сих пор литовское гражданство, она говорит, что Украина – ее второй дом. А волонтерство позволило понять, насколько он ей дорог. 

В Украину по любви

Родилась Беата в Вильнюсе, в семье поляков. Окончила художественную школу, но по этой стезе не пошла. Хотела "выбрать что-то полезное для общества и для себя и поскорее слезть с шеи родителей".

Получив образование медсестры, проработала семь лет по специальности. Параллельно получила образование педагога-историка.

Позже Беата обнаружила у себя признаки эмоционального выгорания и решила уйти из медицины: "Синдром выгорания – это значит, что ты становишься либо равнодушной, либо истеричкой. Равнодушный медик – это страшно, таким людям лучше уходить оттуда".

Вспомнив о рисовании, она засела за учебники и графический планшет – осваивать цифровую графику.

 Беата Куркуль и Николай Авдеев

С будущим мужем – украинцем Николаем Авдеевым познакомилась в интернете. "Развиртуализация" случилась в 2004 году, во время Оранжевой революции, когда Беата впервые приехала в Киев.

"Родители по телевизору наслушались про оранжевую революцию и беспорядки. Мама мне закатывает истерику, будущий супруг по скайпу её успокаивает, - рассказывает Беата. - В результате 31 декабря гуляем мы по Майдану, палатки стоят, костры. Я помню, как говорю ему: слушай, какая-то странная у вас революция – все счастливые, поют".

Приняв предложение мужа, Беата решила переезжать. Ей было бы проще адаптироваться в Украине, чем ему – в Литве. Благодаря знанию польского языка, она неплохо понимала украинский.

После переезда в 2008 году Беата нашла работу в студии по производству компьютерных игр. Сейчас она – старший художник и начальник отдела по локациям, а студия – одна из крупнейших в Киеве.

Свои на границе

Беата скромно называет себя "помощником главного волонтера в семье".

В марте 2014 года ее муж Николай перечислял деньги на организацию транспорта для украинских военных, которых выводили из Крыма. В мае начал искать и доставлять снаряжение на восточную границу.

"В стране нужно помочь. Плюс желание что-то сделать в качестве компенсации за гадкое чувство бессилия, которое сопровождало мартовские события в Крыму", - поясняет Николай, как стал волонтером.

Подшефные вдохновили Беату использовать художественный талант как "средство" помощи бойцам

В июне супруг привел Беату к раненым, которые лежали в госпитале погранслужбы. То, что рассказывали ребята, больше походило на сценарий для боевика. "В голове еще не укладывалось, что это происходит у нас", - вспоминает Беата.

Семейной паре помогают друзья-волонтеры Яна Тернер и Андрей Панас. Яна – украинка. Она вышла замуж за англичанина и живет в Лондоне, но постоянно приезжает в Киев. Коллега Николая – айтишник Андрей работает в Кракове.

Большая часть их подопечных – пограничники, в частности отдел Красная Таловка Луганского погранотряда, несколько подразделений Донецкого погранотряда и комендатура "Скеля" Мостиского.

Беата поясняет, что помогать пограничникам они с мужем начали, когда ими еще не занимались волонтеры.  

По подсчетам Николая, их группа "отвезла" на границу уже около 400 тысяч гривен. Львиная доля приходится на шлемы, оптику и медицину.

"Бывали дни, когда "Целокс" и перевязочные средства передавали десятками единиц. А один раз довелось разгружать два внедорожника, забитых лекарствами, термобельем и грелками", - вспоминает Николай.

Сами они снаряжение не возят. Часть отправляется службами доставки, часть – "попутными" конвоями и волонтерскими машинами.

 Скетчи Беаты Куркуль

 "Снаряжение западного производства в Украине стоит дорого. Украинские аналоги только начинают появляться, и производители обычно завалены заказами. А некоторые позиции купить у нас вообще невозможно. Покупка за границей осложнена местным законодательством. Хотя, например, ввоз кевларовых шлемов освобожден от пошлины. Но еще летом-осенью без специальных разрешений был практически невозможен", - рассказывает Николай о сложностях волонтерских будней.

Волонтер говорит, что сейчас объемы помощи уменьшились. С одной стороны – люди меньше жертвуют на АТО, с другой – уровень снабжения армии сильно улучшился.

"После того, как в Украину пришла канадская гуманитарная помощь, почти нет запросов на шлемы и очки-маски. Больше просят оптику – бинокли, прицелы, тепловизоры. Реже – запчасти на автомобили", - поясняет волонтер.

Пограничник Ярослав Сливинский познакомился  с Беатой и Николаем в конце прошлого года.

"У меня было фото в фейсбуке, на котором я держал АКС с накрученным на ствол автомобильным масляным фильтром в качестве глушителя. Один пользователь, обратив на это внимание, предложил заменить его на настоящий. Благодаря этому человеку познакомился с Беатой и Николем. Они помогали моему подразделению на протяжении всей каденции на Востоке", - рассказывает Ярослав.

Подопечных Беата с теплотой называет "заечками" и "бармалейчиками".

"Заечки – это Красная Таловка (Луганский погранотряд – авт.), бармалейчики – это "Скеля" (комендатура Мостиского погранотряда – авт.). Почему? Что-то задорное в них есть".

Ради одной улыбки

Как-то Беата разместила свои скетчи в волонтерско-пограничной группе. Тут же поступило предложение: "А не могла бы ты нас нарисовать?".

Вскоре набралось достаточно работ для календаря "Прикордонник – 2015".

Идею создания календаря подкинули сами пограничники. Тираж календаря вышел в марте. Подопечным Беаты за честь получить такой сувенир в подарок.

Календарь для поднятия боевого духа

"Если рисунок вызовет хотя бы одну улыбку, то на него уже стоило тратить время", - поясняет она "терапевтический" эффект календаря.

Беата рассказывает, что родители, живущие в Литве, не всегда ее понимают. Они, по-прежнему, получают информацию об Украине из российских источников.

По ее словам, литовцы не особо интересуются войной в "далекой" Украине. Родственники спрашивают: "В Киеве не стреляют? А, ну тогда хорошо".

 "Такое отношение не потому, что люди плохие. Просто это от них далеко и никак не задевает. Большинство людей начинает шевелиться, когда возникает непосредственная, ощутимая угроза им самим, их привычному образу жизни", - философски отмечает Беата.

В Киеве, от которого до границы с Россией не намного ближе, чем от Вильнюса, угроза чувствуется гораздо сильнее.

Автор - Анна Сорока, специально для УП.Жизнь 

powered by lun.ua