Спасти и сохранить: звезды против истребления тюленей

77
7 квітня 2008

Каждый год 15-го марта мир отмечает Международный день защиты белька. И каждый год Россия знаменует этот день массовым забоем беззащитных детенышей гренландского тюленя.

В РФ с таким варварством уже не один год почти безуспешно борются экологи, но в этом году у них появились известные союзники.

Так, на прошлой неделе большая группа прославленных российских артистов, журналистов, деятелей культуры прилетела в Архангельскую область, чтобы лично воспрепятствовать забою тюленей.

 Российские знаменитости выступили на защиту бельков. Фото "Огонек"

В акции приняли участие артист Константин Райкин, спортивный комментатор Виктор Гусев, певица Лайма Вайкуле, музыканты Андрей Макаревич и Александр Скляр, а также музыкальный критик и журналист Артемий Троицкий.

Также письмо на имя президента России с просьбой прекратить промысел подписали Андрей Мягков, Валентин Гафт, Михаил Ширвиндт, Валерий Золотухин, Сергей Безруков, Александр Розенбаум, Татьяна Друбич.

Делегация не случайно выбрала для поездки начало весны. Когда льды Белого моря начинают дрейфовать, беломорское стадо гренландского тюленя готовится к прибавлению.

 Через 3-5 суток после рождения мех детенышей тюленя становится абсолютно белым. За ним и охотятся живодеры. Фото "Огонек"

Детеныши рождаются прямо на льдинах. Через 3-5 суток их мех становится абсолютно белым. Бельки смешно переваливаются с боку на бок в поисках матери и поначалу не умеют плавать.

Именно в эту пору на льдинах появляются люди. Им нужно застать бельков беспомощными, чтобы те со своим мехом не ушли под воду.

 Бельков бьют баграми по носу, чтобы не испортить белую шкурку. Фото zhestokosti.net

Бельков бьют баграми по носу, чтобы не испортить белую шкурку. Часть шкур обдирают прямо на месте, оставляя окровавленные тушки лежать на снегу. А часть бельков забирают живыми и в огромных сетках доставляют вертолетами на специальные базы.

Там, в загонах, бельки линяют, покрываясь серым пятнистым мехом и превращаясь в серок. Мех серки в основном и идет в обработку.

То, что происходит на льдинах Белого моря в марте, экологи называют бойней в роддоме, а базы по передержке бельков - концлагерями.

За сезон зверобои получают максимум 500 долларов

Забой тюленей разрешен в трех странах - Канаде, Норвегии и России. Но убивать их детенышей, бельков, разрешено только в России. Защитники промысла утверждают, что это исконное занятие поморов Архангельской области, источник существования.

 Горы убитых тюленят, как свидетельствуют фотографии тех лет, пропадали на берегу - в таких количествах они были никому не нужны. Фото toxy.livejournal.com

Массовый забой тюленей стал практикой в 20-е годы прошлого века, когда СССР нужно было обеспечить на Севере рабочие места. Тогда зверобои получали хорошие субсидии, а для охоты использовали даже ледоколы.

За сезон забивали до 350 тысяч взрослых тюленей и бельков. Горы убитых тюленят, как свидетельствуют фотографии тех лет, пропадали на берегу - в таких количествах они были никому не нужны.

Сегодня ни ледоколов, ни субсидий нет, а есть богатая норвежская компания, производящая изделия из меха тюленя. Она-то и добывает российскими руками белька и серку в Архангельской области. Шкурки выделываются в Норвегии и продаются в Китай и обратно в Россию.

Фото aif.ru 

Кому же выгодно заниматься таким жестоким промыслом?

За сезон, который длится 2-3 недели, с конца февраля до середины-конца марта, зверобои получают максимум 500 долларов. Выходит, что промысел белька не просто морально неприемлемый - он экономически бессмысленный.

Также и руководство Архангельской области в начале марта этого года само обратилось в Госкомрыболовство с инициативой полного запрета промысла гренландского тюленя в Белом море.

Ведь, как сообщила пресс-секретарь краевой администрации Любовь Подоксенова, процент влияния этого промысла на экономику края смехотворен.

Истребление белька также получается невыгодно и отечественной меховой индустрии. Так, ее представители признаются, что не видят смысла в добыче белька. Мол, мех этот неноский, спрос на шапки из серки, к примеру, падает.

"Это же прекрасное зрелище - когда кровь разлита по льду"

Так почему же массовое истребление продолжается? Ответ на этот скорее риторический вопрос и пытались найти российские звезды среди снегов Архангельской области.

"Зверобойка", так местные называют это время. Самое страшное, что все это регламентируется договором с Норвегией, который носит название "социально-экономическое соглашение". Но норвежцы сами не хотят пачкаться, нанимают наших, причем бомжей, которые буквально за копейки убивают тюленей и сдирают с них шкуру, пока они еще живы", - говорит спортивный комментатор Виктор Гусев.

 Часть шкур обдирают прямо на месте, оставляя окровавленные тушки лежать на снегу. Фото elena-kuzmina.blogspot.com

"У тех, кто отстаивает право на убийство бельков, разные мотивации,- продолжает комментатор. - Есть, конечно, и те, кто имеет доход с этого бизнеса. А есть... извините, просто больные. Один человек, который вызвался с нами идти смотреть на бельков, говорил: "Это же прекрасное зрелище - когда кровь разлита по льду".

Как признался еще один участник акции, певец Александр Скляр, порой у него возникало ощущение, что убийство тысяч животных происходит просто по привычке, по инерции, что вдвойне чудовищно. А Андрей Макаревич назвал охоту на бельков "средневековым варварством".

Тем не менее, пока ведутся дискуссии и стороны обмениваются аргументами, поголовье тюленей стремительно уменьшается.

 Фото elena-kuzmina.blogspot.com

Каждый год российско-норвежская комиссия по рыболовству на основании данных Полярного НИИ морского рыбного хозяйства и океанографии им. Н М. Книповича (ПИНРО) определяет квоты на добычу гренландского тюленя беломорской популяции.

Как сообщает завлабораторией ПИНРО, численность детенышей этой популяции в последние два года упала с 330 до 150 тысяч, то есть более чем в два раза.

Но, не смотря на это, квоту на отлов 2008 года определили в 55 тысяч взрослых животных. В ПИНРО считают, что она не угрожает популяции и отказываться от промысла гренландского тюленя не стоит.

Экологов радует одно - промысел белька последние два года затухал сам собой: то промысловики были должны вертолетчикам денег, то бельков не могли найти.

А в этом сезоне впервые за всю историю наблюдений на Белом море лед установился только в конце февраля. Он очень тонкий, и это еще одна угроза для бельков, которые могут рождаться только на льдинах. Выходит, сама природа ставит вопрос об отказе от промысла.

По материалам "Огонька"

powered by lun.ua