Десятка лучших коммунистических анекдотов

32
24 червня 2008

Приз для победителя - книга Бена Льюиса "Серп и хохот: история коммунистического режима в анекдотах коммунистического периода". Как известно, идея Бена Льюиса не сводится к тому, что юмор помогал людям вытерпеть страдания в долгие серые десятилетия при советском коммунистическом режиме.

Он утверждает, что анекдоты, где режим постоянно изображался как смехотворный и неэффективный, в конечном итоге - разумеется, вкупе с множеством других факторов - приблизили его крах.

А победил в конкурсе The Times вот такой анекдот Тома Фримана:

Трое рабочих попали в тюрьму. Спрашивают друг друга, кто за что сел. Первый рассказывает:

- Я всегда опаздывал на десять минут на работу - обвинили в саботаже.

- Я всегда приходил на работу на десять минут раньше - обвинили в шпионаже, - говорит второй.

- А я всегда приходил вовремя - обвинили в том, что у меня импортные часы, - жалуется третий.

А вот еще девять лучших:

Где-то посреди степи в лачуге умирает старик. Вдруг слышит угрожающий стук в дверь.

- Кто там? - спрашивает старик.

- Смерть, - отвечают из-за двери.

- Слава богу, я уж думал, КГБ.

Дэн Суини

***

"Правда" объявила, что с радостью принимает письма в редакцию. Авторам обязательно указывать полное имя, адрес и имена ближайших родственников.

Нил

***

Вопрос:

- Почему агенты КГБ действуют по трое?

Ответ:

- Один умеет читать, другой - писать, а третий должен присматривать за этими двумя интеллигентами.

Ли Джейкман

***

Леонид Брежнев приехал во Францию с официальным визитом, и ему устраивают эксклюзивную экскурсию по Парижу. Он ходит по великолепным залам Елисейского дворца, но лицо Брежнева остается, как всегда, каменным. Ему показывают шедевры Лувра - снова никакой реакции. Ведут к Триумфальной арке, но Брежнев не выказывает ни малейшего интереса. Наконец официальный кортеж привозит его к подножию Эйфелевой башни. Тут-то Брежнев наконец показывает, что он удивлен и поражен. "Но ведь в Париже 9 млн человек... вам явно нужно больше одной наблюдательной вышки".

Джерент Дженнингс (впервые услышано в брежневские времена)

***

Однажды Сталин решил посмотреть, как на самом деле живут рабочие, загримировался и тихо выбрался из Кремля.

Спустя какое-то время он заходит в кинотеатр. По окончании фильма звучит советский гимн и на экране появляется огромный портрет Сталина. Все встают и начинают петь - только Сталин остается сидеть с самодовольным видом.

Через минуту к нему наклоняется стоящий сзади мужчина и шепчет на ухо:

- Послушайте, товарищ, у нас у всех те же чувства, но будет гораздо безопаснее, если вы встанете.

Роберт Б.

***

Советский гражданин накопил нужное количество рублей и наконец-то может купить машину. Заплатив деньги, он вдруг слышит, что машину дадут только через три года.

- Через три года! А в каком месяце? - интересуется он.

- В августе.

- В августе? А какого числа? - спрашивает он.

- Второго августа, - поясняют ему.

- А утром или вечером?

- Вечером. А зачем вам это знать?

- В этот день обещал прийти водопроводчик.

Марк

***

- Почему бывшие сотрудники "Штази" - лучшие в Берлине таксисты?

- Потому что достаточно назвать им свое имя, а где ты живешь, они и так знают!

Уилл

***

Москва 1970-х. Разгар зимы. По городу пошли слухи, что завтра в мясном магазине номер 1 будет мясо.

К открытию собрались десятки тысяч человек: все утеплились, пришли со стульями, с водкой, с шахматами. Выстраиваются в очередь.

В три часа дня выходит мясник:

- Товарищи, мне только что позвонили из ЦК партии. Оказывается, мяса всем не хватит, так что евреи пусть идут домой.

Евреи покорно покидают очередь. Остальные остаются ждать.

В семь вечера мясник выходит снова:

- Товарищи, снова позвонили из ЦК. Оказывается, мяса не будет совсем, так что все идите по домам.

Толпа расходится с ворчанием:

- Вечно этим евреям больше всех везет!

Эндрю Ворнич, Джулиан Кокс

***

Офицер КГБ гуляет в парке и видит старого еврея, который читает книгу.

- Что читаешь, старик? - интересуется офицер.

- Пытаюсь выучить иврит, - объясняет тот.

- А зачем тебе иврит? - удивляется кагэбэшник. - Чтобы получить визу в Израиль, нужны годы. Пока выправят все документы, ты уже умрешь.

- Я учу иврит, чтобы, когда умру и попаду на небо, можно было говорить с Авраамом и Моисеем. В раю все говорят на иврите, - поясняет старичок.

- А если после смерти ты попадешь в ад? - спрашивает офицер.

- Ну, русский я уже знаю, - отвечает еврей.

Ларри Расжак

По материалам The Times (перевод Inopress)

powered by lun.ua