Что ещё "плохо лежит" в музеях Украины

75
8 серпня 2008
"Потрет инфанты Маргариты" работы Веласкеса из столичного Музея искусств им. Богдана и Варвары Ханенко вряд ли удастся вынести без проблем. Все фото взяты с сайта 24.ua
Киев, Музей русского искусства. "Девочка на фоне персидского ковра" Михаила Врубеля. Живопись художника в последнее время на рынок не попадала. При этом на мировых аукционах наблюдается настоящий бум русского искусства Серебряного века.
Киев, Национальный художественный музей. Икона XII в. "Св. Георгий с житием" – один из нескольких сохранившихся в мире образцов византийской рельефной іконописи, жемчужина экспозиции древнерусского искусства.. Цену этой работы определить невозможно, поскольку произведения такого уровня редко выставляются на продажу. Цена гораздо менее значимых работ этого же периода на мировых аукционах достигает $1,5 млн.
Харьков, Художественный музей. "Мадонна с мла денцем" нидерландского живописца эпохи Возрождения Йоса ван Клеве. Еще одна работа мастера на эту же тему хранится в Лувре. Цена полотен нидерландских мастеров этого периода, по результатам недавних торгов старинной европейской живописи на аукционе Sotheby’s, колеблется от 1 до 5 млн. фунтов стерлингов.
Киев, Музей искусств имени Богдана и Варвары Ханенко. "Натюрморт с мельницей для шоколада" испанского живописца Хуана де Сурбарана. В 1995 г. киевский натюрморт стал главной сенсацией лондонской выставки "Испанский натюрморт от Веласкеса до Гойи". Впрочем, до сих пор есть мнение, что работа принадлежит кисти Сурбарана-старшего. В последний раз работа Хуана де Сурбарана была выставлена на торги Sotheby`s в 2003-м. Тогда она была оценена в $800 тыс.
Львов, Галерея искусств. "Платеж" Жоржа де ла Тура является одним из ярких образцов творчества французского художника, пребывавшего под сильным влиянием Караваджо. Большинство его работ посвящено библейским сюжетам. В конце 90-х работа Жоржа де ла Тура "Иоанн Хреститель" была продана за 11 млн. франков (около Ђ1,7 млн.). Впоследствии эксперты утверждали, что ее можно было продать вдвое дороже.
Донецк, Художественный музей. "Лазоревый грот" Ивана Айвазовского. Считается главной ценностью донецкого музея. Сегодня Айвазовский является одним из самых популярных художников на российском антикварном рынке. На европейских аукционах полотна Айвазовского ценятся высоко за счет огромного спроса со стороны российских коллекционеров. Полотно, аналогичное донецкому по размеру и периоду, не так давно было продано в Лондоне за $5,3 млн.
Одесса, Музей западного и восточного искусства. Две работы из серии "Евангелисты" – "Лука" и "Матфей" принадлежат кисти нидерландского живописца эпохи Возрождения Франса Хальса. Они считаются едва ли не самыми ценными из работ старых мастеров, хранящихся на территории Украины. Старая нидерландская живопись традиционно остается одним из самых дорогих сегментов антикварного рынка. По мнению экспертов, стоимость работы Хальса на аукционе – от $2,5 млн.

Чтобы заполучить редкое полотно, не обязательно лезть в музей через чердак. По словам известного скульптора Владимира Харитонова, в Симферопольском художественном музее готовится - ни много ни мало - скрытая распродажа ценных полотен.

"Недавно в музее появился новый директор, который убрал в запасники полотна почти всех известных живописцев - второй вариант картины "Лунный свет" Куинджи, работы Петрова-Водкина, Айвазовского, Куприна, Репина - и вывесил вместо них работы никому не нужных советских художников 50-х годов прошлого века", - рассказал Харитонов в интервью "Газете 24".

"Следующим шагом стали массовые увольнения научных сотрудников, работавших в музее, которые смогли бы просигнализировать о том, что из запасников пропали ценные картины".

Дальнейший ход событий несложно спрогнозировать, считает скульптор. Запасники никто не проверяет, так что в ближайшее время Украина может лишиться нескольких полотен известных художников, и даже не будет об этом подозревать.

К сожалению, такая ситуация не только в Симферополе, отмечает Харитонов. "Например, в том же музее Айвазовского в Феодосии, работы известного мариниста практически не охраняются, - говорит он. - Так что если втихую продадут пару картин, мы об этом не узнаем".

В Симферопольском художественном музее прогноз Харитонова опровергли. Администрация заверила, что из фондов за последнее время ничего не пропадало. А великих художников в запасники никто не прячет, просто выставочные возможности музея невелики, а экспозицию нужно время от времени обновлять.

Художник-график Петр Мамчич также полагает, что сейчас объектом разграбления могут стать многие провинциальные музеи.

"Не думаю, что можно украсть дорогую картину из музея без предварительного сговора с его сотрудниками, - отмечает Мамчич. - У нас музеи, как у Канта - вещь в себе: никто не знает достоверно, сколько работ в них хранится".

Разгильдяйство властей

Галерист Дмитрий Полубесов считает, что еще много чего ценного можно украсть из того же Одесского музея Западного и Восточного искусства.

"Да там и кроме Караваджо полно замечательных работ, которые можно вынести средь бела дня как в фильме "Старики - разбойники", - сказал он. - Ведь у нас почти все музейное хозяйство находится в первобытно-общинном состоянии. Музеи напоминают проходной двор. Заходи и бери чего хочеш".

Как утверждает галерист, сегодня многие картины по звонку изымают из музейных фондов, и они висят в кабинетах власть имущих, а иногда у них на дачах. Подобная ситуация сложилась при полном попустительстве местных властей, а также центральных органов исполнительной власти.

По словам Харитонова, когда картины известных художников всплывают в частных коллекциях, нет прецедентов, чтобы за пропажу отвечал руководитель музея.

"Что касается общего (государственного) реестра картин, хранящихся в музеях, то он, конечно, есть и сохранился со времен СССР, - сказал Полубесов. - Но мне кажется, предавать его огласке невыгодно. Иначе выяснится, что многие картины исчезли в неизвестном направлении, или попросту украдены".

По его словам, когда речь идет об изъятии картин из запасников музеев, это невозможно без молчаливого попустительства сотрудников Минкульта.

В частных анонимных руках

Наиболее эффективным и доступным способом защиты для украинских коллекционеров пока что является секретность. Украинские коллекционеры могли бы передавать свои работы в музеи, как это принято на Западе. Однако в Украине такой механизм охраны частных коллекций не предусмотрен.

"Это общепринятая практика. Музей выставляет работы в своей экспозиции и на табличке рядом с картиной помещает благодарственную надпись с упоминанием того, кому принадлежит произведение искусства", - говорит Елена Живкова, заведующая отделом западного искусства столичного Музея искусств имени Богдана и Варвары Ханенко.

Однако по нашему законодательству музей имеет право только принять частную коллекцию на временное хранение. Если музей заинтересован в экспонировании работы, он должен ее выкупить, вот только денег на это у него, конечно же, нет.

Живкова полагает, что кражи из музеев и частных коллекций - не главная опасность для украинского культурного наследия. По её словам, ни в одном музее Украины в хранилище нет климат-контроля. Сотни картин медленно, но необратимо погибнут в хранилище.

Для задействования меценатской помощи необходимо принять ряд законов, один из которых позволял бы меценатам получать налоговые льготы на сумму своих пожертвований.

Очевидно, что бум расхищения музейных реликвий в Украине еще не наступил, но условия для этого складываются благоприятные.

По материалам "Газеты 24"

powered by lun.ua