Папа "Острова сокровищ" Давид Черкасский - родом из детства

80
19 листопада 2008

В следующем году исполнится 50 лет с тех пор, как Давид Черкасский начал работать в анимации на студии "Киевнаучфильм".

Нынче автор "Капитана Врунгеля", "Острова сокровищ" и "Доктора Айболита" остается главной достопримечательностью украинского кино - обаятельно шутит, галантно ухаживает за дамами и имеет большие творческие планы.

- Читатели ждут сенсаций...

- Какие могут быть сенсации, во время кризиса? Чем ровнее, тем лучше.

- Вы кризис ощутили?

- Пока нет, но это же только начало.

- Думаю, это просто паника. Ну и потом, украинцы любят прибедняться.

- В общем да, наверное, но, боюсь, что это не паника, все гораздо серьезней. С другой стороны, некоторые люди этим пользуются - срезают зарплаты, закрывают фильмы.

Сейчас мы еще  не понимаем, что такое кризис, еще такие легкомысленные - афиши, витрины, все сверкает-переливается. Я не экономист, но понимаю, что кризис - это серьезно, особенно на фоне нашей политической карусели и неразберихи, это может быть чревато. Так долго не может продолжаться.

- Почему не может? Это и есть демократия.

- Демократия? Взяли и три российских канала отключили.

- А Вы их смотрели?

- Да. Там и кино хорошее. Какая демократия может быть в нашей стране, в России, да где угодно?! Нигде нет демократии, когда надо - прижмут. Демократия славянам не подходит, всегда были под властью царей и губернаторов.

- Почему Вы решили стать "скандалистом"? Я имею ввиду пресс-конференцию с Ежи Гофманом о несоблюдении в Украине авторского права.

- Меня пригласили, я пришел. У Ежи Гофмана другой статус, его фильмы идут по всему миру, и он получает отчисления. Мои картины идут не так широко. Но мы не приучены получать за это деньги.

- Зачем тогда было поддерживать эту акцию?

- Было интересно, когда мы первый раз подали в суд. Гильдия режиссеров работает с группой адвокатов, и они решили драться за наше счастье.

- Кшиштоф Занусси как-то рассказывал, что в Польше удалось многого добиться в этом отношении.

- Так это в Польше. А у нас только кричат "В Европу! В Европу". Какая Европа? Это смешно.

- Вы снимаете рекламу?

- Рекламу давно уже не снимаю... Елки-палки! Дали деньги и я запустился с полным метром - анимационным мюзиклом "Пираты острова сокровищ". Продюсеры - Влад Ряшин и московские продюсеры. Сценарий я написал вместе с одной милой дамой Леной Шульгой, автор стихов к песням Алик Гартман. Художник - Радна Сахалтуев, гений, остроумец. Он приехал в Киев после ВГИКа и мы с ним подружились и работаем с 1963 года.

Картину будем делать в технологии флэш. Что это такое, узнал только недавно, после того как сделал в ней пилотный ролик.

Команда собралась - очень хорошие ребята. С 1 декабря подготовительный период 4 месяца. Дальше производственный период 13 месяцев - это очень мало. Обещают найти аниматоров, но где они их возьмут, не знаю. Аниматор делает всего 30 секунд в месяц, а вся картина 80 минут.

- В Киеве же много хороших аниматоров.

"Мои убеждения - опыт счастья: проснуться, и видеть солнце - радоваться, дождь - радоваться". Фото bulvar.com.ua
- Да, они есть, но флэш-аниматоров мало. Флэш - это особая технология. Можно научиться, я понял, что это такое после того, как мы сделали пилотный ролик.

- Как Вы относитесь к новым технологиям? Многие ностальгируют по временам, когда компьютеров не было.

- Шикарно. Это освобождает меня от многого - целого, огромного штата людей. Что такое компьютер? Это карандаш в руках художника. Если у тебя есть талант на кончиках пальцев, то толк будет.

- Когда фильм будет в прокате?

- Мы только начали. Продюсеры хотят все делать быстро и что бы в подготовительный период все было готово. Бывает два вида режиссуры. Первый - как у Рене Клера, который готовился к съемкам заранее и говорил: "Фильм готов, осталось только снять". Но раньше у меня был другой подход - импровизация.

- Почему кино так долго не снимали?

- С 1992 года. Мне и так было хорошо, все время какие-то деньги приплывали.

- А как же творчество, самовыражение?

- Творчество - это уже инерция, процесс, который нельзя остановить. Но если раньше я был душой и телом предан анимации, то сейчас: запустят - хорошо, нет - нет.

- Почему не преподаете на кинофакультете?

- Потому что этому делу нужно отдаваться полностью. Это делает Женя Сивоконь.

- Будут приходить студентки - молодые, воодушевленные,  красивые девушки.

- Красивых девушек я найду на Крещатике. Для того, чтобы преподавать, нужно все бросить и этому посвятить всю жизнь. Пока не получается.

- Из вас бы получился хороший преподаватель.

- Разрушитель устоев - это да.

- Ваш сын говорит иначе: у нас в семье продвинутая молодежь - это Давид.

- Я не продвинутая молодежь, а тихая, неторопливая старость. А как вам Саша?

- Очень артистичный и остроумный молодой человек. Когда Вас нет рядом, он просто расцветает.

- Меня никогда нет рядом.

- Мне кажется, он чересчур разборчив в профессии. Вы его воспитали снобом.

- Я его не воспитывал. Он с 7 лет делал то, что хотел.

- А как в Вашей семье трех режиссеров происходит коммуникация?

- Весело. Наташа (прим. жена Наталья Марченкова - режиссер-аниматор) в одной комнате, Саша в другой, я в третьей.

- Вы даете советы творческого характера?

- Нет. Ну как можно советовать?

- Вы религиозны?

- Нет. Но знаю, что Бога всуе упоминать не надо. Мои убеждения - опыт счастья: проснуться и видеть солнце - радоваться, дождь - радоваться. Смотрю на этот мир, обалдеть можно.

Я воспитан как раблезианец. Одна из первых книг, которые я прочел - "Гаргантюа и Пантагрюэль". "Они весело терлись друг об друга, изображая животное о двух спинах"...

Это гениальная книжка. Я ею воспитан. И "Дон Кихот" - тоже моя книжка, и "Три мушкетера", и "Остров сокровищ", и "Капитан Врунгель".

Мы воспитаны детством. Первые книги, еда - это любовь до конца жизни.

И прибежал к нему Барбос: "Меня курица клюнула в нос"... Фотокадр из мультфильма Давида Черкасского "Айболит". Взято с multiki.arjlover.net
- При коммунизме как жилось аниматорам?

- У нас он был?

- Ну, хорошо, при "совке".

- Шикарно. Получали очень мало денег и ни о чем не думали - были молоды.

- А цензура?

- Какая цензура?

- Не было?!

- Было что-то такое..., но к мультипликации в украинском Госкино все относились как к чему-то несерьезному, и блох в наших фильмах не искали.

- Почему аниматоры отличаются от других кинематографистов? Всегда было ощущение, что это какая-то закрытая каста даже внутри кино.

- Скорее открытая каста. Да, они другие. Самое главное - сейчас я говорю о киевских мультипликаторах - у нас была потрясающая студия. Каждый делал свое дело, а остальное было до фени.

Было весело, в основном играли в футбол, и когда я проходил по длинному коридору, всегда слышал хохот. Там Эдик Кирич, Женя Сивоконь...

Игровое кино - большое кино, и они волновались, любили или не любили друг друга. Мы были наивны, первым поколением аниматоров, только родились, не было кастовости.

- Но со временем  в анимации выстроилась бы иерархия?

- Не уверен. Я же там был...

- ...сердцем?

- Нет, к анатомии это никакого отношения не имеет. Просто у меня такой характер: не хотелось битвы. Все были гуляки, все были равны. Анимация - это радостное искусство. Попробуй, сядь и нарисуй. Нарисуй и размножь, а потом раскрась.

- Трудно?

- Наоборот - это так легко и радостно. А что еще нужно?

- Существует мнение, что здесь, в Киеве, школа анимации была мирового уровня. В отличие от игрового кино.

- Это сложный вопрос, могу сказать да, но могу и нет. Мультипликация была очень хорошая. Так получилось, что мы пошли другим путем, не тем, что "Союзмультфильм", потому что так мы и не могли.

Но нашли что-то свое. Игровое кино до какого-то момента было очень... своеобразным. Но потом все изменилось, пришли Параджанов, Балаян, Осыка, Гресь, и появилось новое кино.

Многое зависит от количества людей, которые делают кино, но от качества людей зависит еще большее. Киевская мультипликация была на взлете. Но потом мы опали. В мультипликации появились армяне, потрясающие эстонцы.

В игровом кино вершина - Сережа Параджанов. Я недавно был в Армении в музее Параджанова. Это фантастика, он очень большой художник, но и режиссер он гениальный. Так что ваш тезис неверен, что анимация была мирового уровня, а кино так себе. Все наоборот.

- Речь идет не об отдельных режиссерах, а о качестве ремесла. В анимации в  целом оно было выше, чем в  игровом кино.

- До определенного момента.

- Почему Вы не уехали, когда все рухнуло?

- Не рухнуло.

- Но изменилось - до 92 года Вы делали то, что хотели, а потом занялись рекламой.

- Занимался я всем понемножку и мне это нравилось. И в театрах работал: Киевском оперном, в Одесском, в Детском музыкальном. Вместе с художником Радной Сахалтуевым оформляли спектакли.

Но вот сейчас в "Пиратах острова сокровищ" все сложнее. Надо мной сто человек и они думают какого композитора мне дать. Вот это самая непонятная вещь под названием "продюсерский кинематограф". Они все учат.

- Вас?! Интересно чему?

- Ну, пока не очень учат. Самое главное - платят маленькие деньги.

- Думала, что Вы собираетесь разбогатеть...

Кадр из мультфильма Черкасского "Остров сокровищ". vaganty.ru 
- Уже понял, что никогда в жизни не разбогатею. Время такое. Но мне не обидно. Я живу в этом мире, и понимаю этот мир.

- Так почему не уехали в Голливуд? Игорь Ковалев уехал.

- А зачем мне Голливуд? Я тут свой человек. Это мой Дом кино, я сюда прихожу, меня уважают.

- Покойный Александр Татарский уехал в Москву, создал целую студию "Пилот". Киевские аниматоры у него работали. А Вы нет.

- Саша Татарский - гений.

- Вы так говорите, будто не имеете отношения к его становлению в качестве художника.

- Работал со мной, раздолбай был.

- Это обязательное качество для успеха в анимации?

- Не знаю. Но Игорь Ковалев и Саша Татарский шикарные хлопцы. Картина Ковалева "Молоко" на фестивалях первые места берет. Но я бы дал двадцатое место. Но может, был пьян и чего-то не понял.

- От международного фестиваля "Крок" Вы совсем дистанцировались. Почему?

- В этом году ездил, я же президент.

- Президенту положено почивать на лаврах?

- Да. Абсолютно. Я и еще один президент "Крока" Эдик Назаров съездили в Армению на 70-летие армянской мультипликации.

- Ну, и кто круче?

- Сейчас, если судить по внешнему виду, по приемам, то конечно армяне. Они это умеют.

- Мне кажется, что если бы Вы были продюсером, то деньги сами бы к Вам приходили.

- Не понимаю, что это такое. Продюсером никогда в жизни не хотел бы быть. Люблю другое.

- Славу любите?

- Не знаю, наверное, нет. Я равнодушен. Не то чтобы равнодушен. Меня это немножко смущает. Все эти тупые разговоры "гениальный-талантливый" меня абсолютно не трогают.

- Неужели совсем никакой звездной болезни?

- Главное, чтоб не трогали. Какая звездная болезнь? Это смешно! Я смотрю свои картины и вижу только недостатки.

- Ну, на это обращают внимание только специалисты.

- Только я.

- Обратная связь со зрителями важна?

- Не знаю, я этим не избалован. Мы делали картину, потом она заканчивалась, мы ее сдавали в Госкино, и все. Попадет ли в прокат, мы не знали.

Раньше в кинотеатрах перед фильмом показывали киножурналы, и короткометражная анимация попадала туда. Но потом прокатчики от киножурналов отказались, вместо них добавили еще один сеанс.

- Неужели на улице не подходили люди и не говорили о Ваших фильмах?

- Сейчас подходят. Говорят о программе "Золотой гусь". Меня больше знают как знатока анекдотов. Но я живу не прошлым, а настоящим, и тем, что будет завтра.

- Почему мемуары не напишите?

- Для чего?

- А фильмы, зачем снимают? Чем-то хочется поделиться.

- Нечем делиться - пустота. Но фильм сделать мне интересно, посмотреть каким он получится.

- Игровое кино вас интересует? И какова судьба фильма, который вы частично сняли в начале 90-тых "Сумасшедшие макароны"?

- Фильм будет. Я придумал новый сценарий, можно сделать очень смешно. Используя тот отснятый материал, сделать две части мультипликации. Не просто игровое кино, а вместе с анимацией, это мне интересно.

- Анимационная драматургия другая?

- Драматургия есть драматургия - каждый эпизод должен быть выстроен. Неважно, в анимации или в игровом кино. Вы приглашаете людей в кинотеатр и хотите взять за горло.

- Если бы никаких ограничений не было бы, что бы Вы делали?

- То же самое. Но я как раз люблю, когда есть ограничения, обожаю. Если бы совсем никаких ограничений, то я бы ничего не делал, лежал бы на диване и все, с тех пор как родился.

- Есть ли в Киеве кто-то остроумнее Вас?

- Навалом.

- Сожалеете ли о том, что сделали или не сделали?

- Нет. Прошло и прошло.

- Алкоголь располагает к творчеству?

- Нет, только мешает. Веселье - и никаких границ. Однажды, будучи пьяным, придумал какой-то эпизод во Врунгеле. И он мне так нравился, просто фантастика. Эпизод прошел через все технологические процессы, я как-то не обратил внимание. И уже готова картина, директор студии Остахнович смотрит, я смотрю, и думаю: "Что это?! Какая-то такая фигня, вы даже не представляете".

А Остахнович спрашиваете: "Что это такое?". Кошмар. После этого пьяным работать - никогда! Но некоторым помогает. Мне не то, что мешает, но делает из меня нормального идиота.

- Вам интересно в современной анимации что-то?

- Мой любимый "Рататуй" - гениальная картина. А самый мерзкий фильм - это "Шрек". Там, где появляются настоящие люди, сделанные в 3D - это антихудожественно.

- А японская анимация? Студенты-аниматоры повально увлечены.

Красиво нарисовано, но фигня. Молодые люди теперь другие. Отчего мы такие? Тексты, которые мы читали, уже умерли. Рабле, Толстой, Достоевский, кто их теперь знает?

Сейчас молодые люди другие: меньше читают, больше времени проводят у компьютеров. Это не значит, что они хуже или лучше, но они живут другим.

 

Автор - Аксинья Курина

powered by lun.ua