Вадим Перельман: "Я снимаю фильмы, чтобы повлиять на людей"

24
20 січня 2009

В украинский прокат вышел фильм успешного американского режиссера, рожденного в Украине, Вадима Перельмана "Жизнь перед ее глазами"

Он родился в Киеве в 1963, в 14-летнем возрасте убедил маму эмигрировать и семья оказалась в Канаде. Там он решил стать режиссером, однако киношколу так и не закончил, что не помешало добиться успехов в режиссуре рекламных роликов.

Речь идет о Вадиме Перельмане. Его дебютный фильм вышел в 2003 - "Дом из песка и тумана" по роману Анри Дебю. И никому не известный в мире большого кино клипмейкер стал знаменитостью.

Историю отчаянной борьбы американки и иранских эмигрантов оценили американские киноакадемики - фильм получил три номинации на "Оскар". В мировом прокате "Дом" собрал более 100 000 миллионов долларов.

"Жизнь перед ее глазами" - второй фильм Перельмана - экранизация романа Лоры Косишке. "Жизнь", без сомнений, создана клипмейкером. Американские критики даже "инкриминировали" фильму излишнюю красивость. Но она оправдана. В названии кино лежит ключ к ее пониманию: оно рассказывает о реальной и воображаемой жизни главной героини.

- Может, дадите зрителю подсказку: как разобраться в лабиринте сюжета? Где реальность, а где вымысел в жизни Дианы?

- Мой фильм предполагает активное участие зрителя. Нужно не только смотреть и расслабляться, но думать. У меня есть ответ, но не думаю, что стоит объяснять фильм тем, кто его еще не видел.

- Вполне буддийское кино, о карме, и иллюзорность происходящего.

- Я об этом не думал, но возможно...

- Поступки героев фильма - предопределены, или у них есть свобода выбора?

- В прошлом фильме (прим. "Дом из песка и тумана") все было предрешено, как в греческой трагедии. На этот раз важно другое: любые решения человека предопределяют его будущее, формируют личность.

Ума Турман в фильме "Жизнь перед ее глазами". Все фото kino-teatr.ua

- Вы - воплощение американской мечты, но в Ваших глазах такая тоска...

- Счастье - это очень субъективная вещь. Тоска, потому что я делаю фильм о потерях: дома, юности, дочери, жизни.

- Вы востребованы, популярны, но Ваши фильмы очень грустные. Почему?

- Я тоскую о прошлом, о том, что потерял: теплую семью, родину свою, Киев, папу потерял, метафорически потерял маму. Грустно это все, но оптимизм тоже есть. В жизни были трагедии, но их удалось пережить, и выбраться на свет. Возможно, так будет и с моими фильмами, следующие будут позитивными и даже со счастливыми финалами.

- Ваши истории о людях, но основные "герои" - социальные проблемы. В "Жизни перед ее глазами" таких две: оружие в свободной продаже и аборты.

- Американские критики ополчились, пишут, что я сделал фильм против абортов, антиааборотный месседж. Но это не мой месседж, а автора романа Лоры Касишке. Мне понравился роман, а не этот месседж.

Я не против абортов, но я и не их сторонник. Решение должна принимать только женщина, мужчина даже мнения не может об этом иметь, это не его дело. Рожает ведь женщина.

Я не люблю делать месседжи, я не учу людей, как жить, просто показываю им самих себя. Я ставлю зеркало, чтобы они отражались в нем и пускай сами себя учат. Но люди пытаются во всем искать политику.

Я сейчас выйду на сцену и начну танцевать танец. Ты можешь крикнуть, что это про Израиль и Палестину. Всем нужна политика. Но я не хочу снимать политическую пропаганду как Майкл Мур. Это неинтересно и пошло.

Эван Рейчел Вуд

- А что касается свободной продажи оружия.

- У меня есть свое мнение, и оно совпадает с тем, что прозвучало в фильме. Если бы оружие не было доступно, таких трагедий бы просто не произошло.

- Если посмотреть от каких проектов Вы отказались - "Талисман", "Полтергейст", создается впечатление, что Вы самый капризный в Голливуде режиссер.

- Я никогда не отказывался от проекта, который был бы истинно моим. Продюсеры приглашают меня на переговоры и соблазняют. Я оптимист и трудолюбивый человек. Говорю: хорошо, буду делать. И начинаю себя уговаривать, а потом не сплю ночами и думаю, что я делаю, зачем?! Это же не мой фильм.

Дело в том, что мне нужно быть автором. Обязательно. Хотя кто знает, может "Полтергейст" и сделаю. Но я всегда оставляю за собой право в любой момент сказать нет. Люди очень не любят говорить нет и очень бояться, когда им оказывают.

Но для меня важно, сколько фильмов я еще могу сделать в своей жизни. Возможно, 4-5. И эти фильмы мой монумент, который у меня на могиле будет стоять. А если какой-то фильм не мой и нехороший, зачем мне его снимать?

- Неужели по "библии капитализма", роману Айн Рэнд "Атлант расправил плечи", Вы бы сделали нехороший фильм?

- В связи с кризисом, отличный вопрос. Хорошо, что я отказался от этого проекта, еще до начала экономического кризиса. Но я написал этот сценарий и когда писал, поверьте, очень хотел сделать из этого фильм, очень.

- Разделяете эти идеи?

- Нет, я не такой догматик. Отчасти - возможно, наполовину. Я встречал многих экономических догматиков, когда работал над сценарием, они как религиозные фанатики.

Но я понимаю Айн Рэнд. Она была еврейской женщиной из Советского Союза, которая сбежала в Америку. Я тоже так поступил. Она создавала свою идеологию как ответ советскому режиму. Америка - это страна, где все всего могут добиться. В каком-то смысле она права, но сейчас мир не имеет такой поляризации, почти все режимы становятся одинаковыми.

- Нет правых и левых, есть те, кто вверху и внизу?

- Точно. Я считаю, что она очень резка в суждениях, но некоторые ее взгляды мне очень импонируют. Верю, что человек может выбраться из болота и поменять мир. Пусть в таком небольшом пространстве как кино, хоть кого-то, но я изменил своими фильмами.

- Эта и есть Ваша цель в кино?

- Я снимаю фильмы, чтобы повлиять на людей, но не идеями, а эмоциями. Для меня главное вдохновить человека. Мне приятно, когда ко мне подходит кто-то и говорит, что он себя увидел в фильме, что это фильм о его жизни.

Ума Турман
Однажды в детстве я оказался в санатории, где на каникулах лечились дети с сердечной недостаточностью, несчастные, очень больные. В тот период я много читал и по вечерам рассказывал в палате истории, которые помнил из книг.

Наверное, это были мои первые фильмы. Они лежали и слушали меня как завороженные до двух часов ночи, не спали, и спрашивали: а завтра еще расскажешь? Очень впечатлило, что меня так слушают, и я как будто превращался в голос автора книги. Теперь я точно также поступаю - превращаю романы в фильмы.

- А почему Вы отказались снимать "Гигант расправил плечи"?

- Потому что когда я написал сценарий, мне он не понравился. И не то, что бы я плохо написал, но не был вдохновлен характерами. В романе они очень плоские, они созданы только для того, что бы звучали идеологические выкладки. Но я не хотел этого.

Можно было создать потрясающий город, в главной роли - Анжелина Джоли - красавица, но кого это взволнует? Кого это может эмоционально подвигнуть? Никого! Я себя начал чувствовать как Лени Рифеншталь.

"Олимпия", "Триумф воли" прекрасные авторские фильмы, но для кого она их делала? Не то, что бы я сравниваю Айн Рэнд и Гитлера. Но речь идет, прежде всего, об идеологии, для пропаганды которой написана история. Мне это не интересно.

- А что такое Голливуд?

- Это фабрика грез, но и утраченных иллюзий. Также же, как Америка.

- Почему Вы снимаете только в Голливуде? Большие бюджеты и статус?

- Нет. Если найдутся достаточные для съемок деньги в России, в Украине я с удовольствием буду снимать тут. Если будут хорошие сценаристы, талантливые актеры, технологии в любой стране буду снимать.

В Америке снимаю потому, что знаю, как там делается кино. Мне удобно там снимать, потому что я знаю людей, знаю как "склеивать" финансы. Но там сейчас все меняется, гаснет. Часть времени я теперь живу в Европе, в Праге. Возможно, и фильмы делать буду там.

- Но в Европе другие бюджеты. Вы готовы на "скромные", в технологическом отношении, фильмы?

- Да. Я люблю фильмы "Догмы-95". Мне нравится концепция ограничений в кино, потому что чем больше рамок ставишь, тем лучше работают мозги. Самые богатые кинопроекты - разгильдяйские, никогда ничего хорошего из них не выходит.

 

Автор - Аксинья Курина

powered by lun.ua