Питер Гринуэй: "Cамый важный критик – моя 8-летняя дочь"

36
2 червня 2009

Питера Гринуэя вполне можно считать культурным "контрабандистом". Будучи по образованию художником, он пытается на протяжении всей своей карьеры расширить границы кинематографа. Можно сказать, что Гринуэй пришел в кино, чтобы разрушить его изнутри. Традиционной повествовательности  Гринуэй давно объявил войну: для него кино - это прежде всего изобразительное искусство.

В 60-е, окончив арт-колледж, Гринуэй начал работать монтажером и снимать короткометражные фильмы. В 1980 году дебютировал в полнометражном игровом кино картиной "Падения", но проснулся знаменитым в 1982, благодаря фильму "Контракт рисовальщика".

Далее, в течении двух десятилетий следовали интеллектуальные картины: "Повар, вор, его жена, ее любовник", "Живот архитектора", "Книги Просперо", "Дитя Макона", "Интимный дневник", "Книги Просперо", "Отсчет утопленников", "Z00", "Восемь с половиной женщин". Экранные миры Гринуэя: визуальное богатство, особо привлекательный саунд-трек, ирония, черный юмор, провокация, и при этом сложнейшие знаковые ряды. Его фильмы выдерживают десятки просмотров, всегда есть шанс обнаружить все новые смыслы.

В перерывах между хождением в большое кино, Гринуэй занимался арт-проектами, съемкой фильмов, которые находятся на стыке неигрового и научно-популярного кино.

После коммерческого успеха в американском прокате фильма "Повар, вор, его жена, ее любовник" Гринуэй вполне мог бы оказаться на голливудских холмах, но предпочел мейнстриму занятия арт-кино. Хотя ему неоднократно предлагали снять продолжение "Повара", он всякий раз решительно отказывался.

Последнее десятилетие Гринуэй без устали провозглашает, "кино - умерло!", и призывает к радикальному обновлению киноязыка. Триумфом его теоретических изысканий должен был стать мегаломанский проект "Чемоданы Тульса Люпера", состоящий из кинотрилогии, мультимедиа, книги "Золото".

"Чемоданы", пожалуй, самый амбициозный и спорный проект, но однозначно - это грандиозный эксперимент. Гринуэй принадлежит к ныне вымирающей породе режиссера-интеллектуала, с яркой авторской стилистикой. Это экспериментатор, который при этом увлечен культурным наследием не в меньшей степени, чем технологическими инновациями.

Но при всей своей интеллектуальной и художественной одаренности, этот 67-летный британец прочно стоит на земле - у Гринуэя четверо детей от трех жен.

Теперь он живет в Амстердаме, скептически отзываясь о бывших соотечественниках, и противопоставляя им свободомыслие и демократические традиции голландцев. Тем не менее, гринуэевский юмор, также как и снобизм - отчетливо британский. Что касается его артистизма и уверенных манер, Гринуэй утверждает, что это вынужденная мера - за этим он прячет свою застенчивость, и кроме того, всегда во всем сомневается. В последнее верится с трудом, уж очень похоже на кокетство.

То же касается мировоззрения: Гринуэй себя позиционирует как атеиста, хотя не прочь похвастаться тем, что в Ватикане любят его творчество.

В Киеве Питер Гринуэй, открыл своей новой картиной "Рембрандт: Я обвиняю!" Киевский международный кинофестиваль и, прочитал лекцию, на которой в очередной раз сообщил, что кино умерло, и труп кино смердит. Также мистер Гринуэй попросил сценаристов выйти вон из кинематографа, и заняться делом - писать романы. Кинозвезды Гринуэю тоже не нужны, к кинофестивалям он относится еще более скептично - это тоталитарное изобретение.

Его теоретические взгляды противоречивы, в сущности - интеллектуальное баловство. Тем не менее, - это тот провокационный способ общения с аудиторией, который покоряет не только синефилов, но действительно способен вдохновить начинающих режиссеров и художников.

Встречаясь с журналистами Гринуэй был настроен в большей степени миролюбиво. Много говорил о своей работе над "оживлением" фрески Леонардо Да Винчи "Тайная вечеря", и о том, что его с тех пор рвут на части предлагая аналогичные проекты.

Однако, много их не будет, - ближайший будет представлен  на Венецианской биеннале. На этот раз объектом внимания Гринуэя стала работа итальянского живописца Веронезе.

Рассказал и о том, почему, к большому огорчению синефилов, прекратил сотрудничество с композитором Майклом Найманом: Гринуэю хотелось экспериментировать дальше, Найману - коммерческого успеха.

Оба, надо заметить, преуспели. Также Гринуэй сказал, что ведет переговоры с украинским продюсером Олегом Коханом, о создании мультимедийного проекта. Так что вполне может статься, что Гринуэя мы вскоре снова увидим в Украине.

- Вы на лекции упрекали аудиторию в визуальной неграмотности. Как на ваш взгляд, должно было бы обстоять дело в образовании?

- Если мы говорим об медиа в широком смысле, как о ТВ, кино, мультимедиа, то я думаю, что люди должны получать образование в арт-колледжах. Важно учиться наблюдать, не только смотреть, но видеть. Визуальные образы окружают нас повсюду, когда вы входите в интернет, и видите слова на экране - это тоже визуальные образы.

- Вы живете в Голландии, почему покинули Англию?

- Меня многое связывает с Голландией. Когда я был ребенком, мой отец-орнитолог работал  в Голландии. Я с детства привык к голландским пейзажам. Хотел быть художником и писать пейзажи, и голландские пейзажи меня очень интересовали - одни из самих лучших в мире, и голландские живописцы оказали значительное влияние на развитие живописи.  

Когда я закончил арт-колледж и снял короткометражки, впервые их показали Роттердамском кинофестивале, так что именно голландцы открыли меня миру.

Когда я был начинающим режиссером, то в Голландии встретил своего продюсера. Став почетным гражданином Голландии, я много работаю над музейными проектами, выставками, театральными постановками, и из-за этого хорошо чувствую внутренний культурный мир голландцев.

Все хорошие истории заканчиваются любовью, и я влюбился в голландскую женщину. Теперь живу в Амстердаме, у меня есть дети и я начал жизнь с начала.

- Вы активно экспериментируете с новыми технологиями, но тематически ваши фильмы и мультимедийные проекты обращены к прошлому. Фантастическая, футуристическая тематика совсем не привлекает?

- Формально я сделал всего 4 исторических фильма. Некоторые критики считают мои фильмы фантастическими, хотя иногда они обращены в прошлое. К примеру, это касается фильма  "Повар, вор, его жена, ее любовник".

- Успех важен среди широкого круга зрителей или среди интеллектуальной публики?

- Мерило успеха - продолжительность работы. Большинство режиссеров успешно работают 3-4 года , потом скатываются в коммерцию. Поскольку нельзя делать фильмы, которые вообще не привлекают денег, приходится искать баланс.

"Повар, вор, его жена, ее любовник" имел значительный коммерческий успех в американском прокате, но это не значит, что фильм является массовым. Я очень ценю свою свободу, и если начну заниматься коммерческим кино, то ее потеряю.

- Как к критикам относитесь?

- Когда я был моложе, критики были более опасные. Как известно, критики - неудавшиеся художники, и поэтому можно считать, что они просто завидуют тому, что я делаю. Так как аудитория моих фильмов растет и растет, при чем сейчас в большей степени в неанглоязычных странах, рецензии пишут на иностранных языках, то я даже не знаю, что сейчас о моих фильмах пишут.

Мой самый важный критик - моя 8-летняя дочь.

 
- Как вы связаны с кинематографической традицией?

- Я всегда воспринимал классиков кино, не как часть истории, а как своих современников. Я больше не хожу в кинотеатр, но хорошо знаю кино потому, что это моя профессия. Я должен  смотреть фильмы на DVD, ТВ, клипы - это важно для того что бы быть в курсе развития технологий, отслеживать появление новых актеров. Но я бы не пошел в кино ради развлечения, меня в большей степени интересуют живопись и литература.

- Здесь неплохо знают ваше творчество, но нет ясности в вопросе, что это за человек Питер Гринуэй. Давайте поговорим о ваших эмоциональных пристрастиях и месте эмоций в ваших фильмах.

- Брехт считал, что люди идут в кино и забывают мозг вместе со своей верхней одеждой. Я создаю свои фильмы как картины. Когда вы приходите в галерею, вы же не начинается рыдать перед картиной. Некоторые меня считают интеллектуалом, холодным, но это мое видение того, что нужно вложить в фильм.

Наверное я единственный режиссер, который относится к аудитории, как к интеллектуалу.

Не хочу манипулировать зрителем, его политическими взглядами, я просто хочу поделиться своим потрясением от мира. Для меня фильмы нечто более внутренне, сгусток эмоций, который я пытаюсь воплотить. У Колриджа есть фраза  "носить сердце на своем рукаве", то есть речь идет об эмоциях напоказ. У большинства фильмов "сердце на рукаве", то есть находится не там, где оно должно быть. Я не люблю сентиментальности.

Так как сейчас развиваются новые технологии и я тоже ищу способ внести в кинематограф что-то новое, экспериментирую, сотрудничаю с людьми из других сфер. К примеру, какой бы еще режиссер использовал каллиграфа в своих работах?

- А какие у вас есть комплексы, чего вы боитесь?

- Говоря о таких вещах можно обратиться к фрейдисткому подходу, у меня есть два типичных сна. В первом у меня наверху есть зал с большим количеством прекрасных вещей, но я не могу до них добраться, а второй - в стиле Аллана Эдгара По. Если второй, о страхе быть похороненным заживо, то первый - это некое видение рая.

- У вас есть психоаналитик?

- Нет. У меня нет каких-то глубоких внутренних проблем, которые я хотел бы проанализировать. Вы бы задали такой вопрос Иисусу Христу?

- Конечно, с этого бы вопроса и начала.

- Лучше всего попытаться понять самостоятельно свои желания и комплексы. Сейчас я разучиваю со моей дочерью английские стихи, последний стих основан на идее, что мир - это пазлы, коробка внутри коробки, зеркало отражающееся в зеркале, и мы должны учиться осознавать его самостоятельно.

Фото Дмитрия Ларина

 

Автор - Аксинья Курина

powered by lun.ua