Эдуард Лимонов: Жены давно обобществлены всеобщей безнравственностью

966
21 січня 2010

Эдуард Лимонов - одна из самых занятных фигур постсоветской эпохи. Едва ли он убедителен в каждом своем отдельном проявлении, но вот так разом, на всех фронтах - вне сомнений: как оппозиционный политик, писатель, поэт, публицист, и, наконец, разбиватель женских сердец. В искусстве жить едва ли кто окажется с ним вровень.

В его биографии крепко сплелись два великих мифа - романтически-революционный и об особом предназначении русской литературы. Лимоновские поступки и книги всякий раз подводят читателя к дилемме: "тварь я дрожащая иль право имею"?

Труднее всего удерживать нейтралитет, сколько не пожимай плечами и не говори, что Лимонов - маргинал, фрик, страдающий манией величия, спокойствия не прибавится, своими акциями, текстами он способен запросто довести до белого каления.

Восхищает в нем то же, что и раздражает - максимализм и честолюбие юношеского типа, способности на поступок и упрямство. Собственно, он живет так, как в юности мечтали многие. Потому место в истории современности Лимонов занял исключительное - на такой диалог с властью едва ли кто способен, на такую степень искренности тем более.

При первом приближении его мировоззрение и образ жизни - нагромождение противоречий: интеллигент и барин, диктатор и анархист, аскет и гурман. Если поставить в ряд его политических соратников разных периодов, трудно обнаружить что-либо общее у либералов Касьянова и Каспарова, ультраправого Дугина, и западных левых.

Понятно, что Лимонов в союзники берет оппозиционеров, но никто кроме Лимонова, оставаясь при этом самим собой, такие фигуры не способен соединить.

Нынче Лимонов не так опасен, как хотелось бы сторонникам, но и в декоративную фигуру вроде Жириновского, он едва ли превратится, прежде всего, благодаря позиции властей. Их нынешняя репрессивная тактика только способствуют росту симпатий. От каждого суда и ареста, миф революционера-мученика только крепнет.

Тем не менее, несмотря на весь драйв политического андеграунда, остается отчетливый привкус декаданса - время таких героев уходит. С последним, конечно сам Лимонов ни за что не согласится, тем более что у него наполеоновские планы на будущее - победа на выборах на пост президента РФ в 2012 г.

- Что легче: писать книги или воевать?

- Легче всего плевать в воду с моста. Само долетит.

- Как влияет на творчество политический активизм?

- У умного все влияет на все. У глупца - все отдельно: активизм и творчество. Я умный.

- Писатель в России, по-прежнему, больше, чем писатель? Где вам удалось достигнуть большего: в литературе или политике?

- Никогда не пытался и не пытаюсь себя психоанализировать, не копаюсь в себе. Это задача для биографов, или ленивых исследователей.

- Разобраться в ваших политических взглядах непросто. То вы кажетесь "левым", то "правым". А может все дело в том, что в эпоху тотального брендинга уже нет правых и левых?

- У меня нет политических взглядов. Моя цель: победить. Политические взгляды - это удел мелких людей. Партия НБП, запрещенная в 2007 году, задумывалась как партия нового типа, не левая и не правая.

- Что думаете о современной классовой структуре российского общества?

- В России создана кастовая структура общества.

- Когда будет следующий виток классовой борьбы?

- Борьба свелась сегодня к совсем библейским категориям, или к пугачевским, если поближе к нам: черные, то есть простые люди - против белой кости начальников. А классовой борьбы нет и не будет.

- Где легче: в тюрьме или в России?

- Вне тюрьмы я живу так же несвободно, как и в тюрьме. С 1996 я не выхожу на улицу без охранников.

- Если вообразить Россию, где вы не диссидент, какой она бы была?

- Это Россия, где я стану президентом.

- Как национал-большевики относятся к альтернативным способам жизни, и будут ли закручивать в этом смысле гайки после очередной Революции?

- Зачем гайки закручивать? Пусть себе народ живет, как хочет. Вреда не будет.

Эдуард Лимонов и его вторая жена поэтесса Елена Щапова. Фото Из архива Евгения Бачурина

- Вы следите за политической ситуацией в Украине? Какие чувства у вас вызывает Украина и Харьков - город юности?

- Чуть-чуть слежу. Три ваших самых крупных политика: Ющенко, Тимошенко и Янукович - как тройня близнецов из одного яйца, ужасающе серые и не вдохновляющие. Харьков мне сегодня не интересен.

- Как отличаются "демократии" Украины и России?

- Скучная тема: отличие демократий России и Украины. Мексика времен вторжения Кортеса - вот это была интереснейшая империя ацтеков!

- Демократия - долг каждого, однако, для многих граждан это непосильная ноша. В этой связи демократия кажется довольно утопической идеей. Возможна ли демократия в принципе?

- Демократия возможна. Европейские страны ­- суть демократии. Соединенные Штаты и Китай - империи.

- Что вы будете делать, когда Россия вступит в Евросоюз и станет обычной европейской страной?

- Мы позаботимся, чтобы она не стала обычной.

- Каково решение дилеммы "прогресс - кризис"?

- Во имя будущих жизней прогресс следует остановить.

- Какие книжки и фильмы должны войти в библиотеку современного школьника?

- Наплевать на школьника, сам определится.

- Сбудется ли призыв "Манифеста" Маркса по поводу обобществления жен и когда?

- Жены уже давно обобществлены всеобщей безнравственностью. Утопия состоялась.

Эдуард Лимонов с дочерью Александрой Савенко. "У меня сын Богдан и доченька Александра. Не уверен, что мне дадут время их воспитать, но сам факт, что у них такой отец, уже заставит их быть необычными детьми". Фото Лауры Ильиной

- Во всех идеологических системах есть элемент самообмана. Доверяете ли вы себе?

- Другого "я" у меня нет. Я доверяю себе всецело.

- Почему вас так боятся власти? Впечатление, что это что-то личное - возможно, форма мужской зависти. Как думаете, почему вам завидуют Путин, Лужков, Сурков?

- Они чувствуют во мне силу пророка, и знают, что все талантливое в российской культуре и политике придумал я.

- Почему вы так упрямо призываете к культу героизма? Ценности маскулинной культуры едва ли переживут ближайшие пару десятилетий.

- Упрямо призывать, кроме героизма, не к чему, индивидуум обречен на смерть, а вот человеческий вид может победить своего создателя. Читайте мою книгу "Ереси".

- Доводилось ли вам смотреть в глаза матерям, чьи дети погибли из-за членства в НБП?

Эдуард Лимонов. Фото Дмитрия Рожкова 

- Да, я присутствовал на отпевании и похоронах Юрия Червочкина. Его мать и я, мы знаем, что его убили опера из уБОПА.

- Что вы думаете о героизации бойцов УПА?

- Я склонен  верить в уже сложившийся миф, в трактовку граждан СССР,  для них УПА - это те, кто убивал наших отцов. То, что "самостийники" имели свою правду,  для меня мало что меняет. Это правда для западных украинцев, но я-то гражданин РФ. 

- Прислушиваетесь ли вы к советам? И какой из них был самый полезный.

- Я прислушиваюсь к советам всегда. Прежде чем на что-либо решиться, выслушиваю мнения тех, с кем работаю, после этого принимаю решение.

- С удивлением обнаружила вас среди колумнистов глянцевых изданий. Зачем вам гламурная аудитория?

- Как и большинство европейских писателей, в журналах я зарабатываю деньги. Неужели вы не знаете, что основной заработок современного писателя - публикации в глянцевых изданиях ?

- У героя одного из романов Уильбека была фраза: "каждый великий писатель - реакционер". Что об этом думаете?

- С Уэльбеком я был в редакционном совете парижской газеты L'Idiot international. Каждый великий писатель реакционер? Пророк уныния Уэльбек хочет, чтоб его считали великим писателем, только и всего.

- Что для вас мир, не в смысле world, а в смысле peace - покой, антитеза войне?

- Покой - это на кладбище. Жизнь - это конфликт.

- Как вы относитесь к сексуальным меньшинствам?

- Безразлично.

- Иногда наблюдая вашими поступками думаю, осталось ли хоть что-то чего вы боитесь?

- Я полностью осознаю трагичность жизни как таковой, и, как следствие, не боюсь жизни и ее финального акта.

- Сожалеете ли о чем-либо сделанном или не сделанном?

- Сожалений нет.

- Вы религиозны?

- Я ересиарх. В этом и только в этом смысле религиозен, конечно.

- Герой вашего романа "Это я - Эдичка", произносит фразу "Любовь - форма сексуального извращения". Что вы думаете об этом десятилетия спустя?

- Я не перечитываю свои старые книги и ничего не думаю о тех или иных строках. Предпочитаю жить в настоящем времени.

- Смотрели ли фильм Велединского "Русское" по вашим ранним рассказам?

- Я смотрел фильм Велединского. Это фильм для людей, а не для Эдуарда Савенко. Для людей - это хорошо.

- Читаете ли то, что пишут о ваших книгах критики? Важна ли обратная связь такого рода?

- Читаю. Только критиков не существует в современной России.

- Ваши фото все более напоминают Троцкого. Близки ли вам идеи перманентной революции?

- Заблуждаетесь. На Троцкого-Бронштейна я не могу быть похожим, поскольку у него иная голова, иное строение лица и прочее. Никакого сходства никогда не было, за исключением того, что я человек в очках и с бородой. А Троцкий был талантливейший политик, это да.

- Какое место в вашей жизни занимает отцовство. И как собираетесь воспитывать сына?

- У меня сын Богдан и доченька Александра. Не уверен, что мне дадут время их воспитать, но сам факт, что у них такой отец, уже заставит их быть необычными детьми.

Эдуард Лимонов с детьми (сын Богдан Савенко - справа, и дочь Александра Савенко - слева). Фото Лауры Ильиной 

- На вас как на политика и писателя влияли женщины?

- Последними словами Иоганна Вольфганга Гете были: "Посмотрите, какая прелестная темноволосая головка!" Затем он испустил дух. Я видимо закончу так же.



powered by lun.ua