Владимир Тихий: Для украинского режиссера Берлинале, это как NАSА для космонавта

114
25 лютого 2010

Кинорежиссер Владимир Тихий - выпускник кинофакультета КГИТИ им. Карпенко-Карого. В его творческом активе телевизионные проекты и фильмы, в том числе "Таинственный остров"  и "Пуговица" по романам Ирэн Роздобудько.

Тихий успешен в области, в Украине наиболее требовательной к режиссерскому ремеслу - постановке рекламных роликов. Но в отличие от большинства режиссеров поколения тридцатилетних, распрощавшихся с мечтой о кинематографе, он решил попытаться сдвинуть дело с мертвой точки, причем не только для себя.

Так в прошлом году появилась идея цикла украинских короткометражных фильмов "Мудаки (Арабески)", которые можно было бы снять без бюджета, то есть абсолютно независимо. Владимир Тихий дебютировал в качестве продюсера.

Главные условия проекта: действие должно происходить здесь и сейчас, а героями должны быть простые люди. Дальше все зависит от таланта и удачи. Один из фильмов цикла "Мудаки (Арабески)" - "Глухота" Мирослава Слабошпицкого был отобран в конкурсную программу короткого метра Берлинского кинофестиваля.

"Украинская правда. Жизнь" поговорила с Владимиром Тихим о Берлинале, об амбициях проекта "Мудаки (Арабески)", и о том, почему короткометражка Мирослава Слабошпицкого "Глухота" вернулась из Берлина без наград.

- Каковы впечатления от Берлинале?

- На Берлинале я побывал впервые, поэтому испытал естественный культурный шок. Начнем с того, как все масштабно и хорошо организовано, даже не знаю, с чем сравнивать... Для украинского режиссера Берлинале, это как NАSА для космонавта.

Что касается киновпечатлений, тут можно увидеть то, что, по большому счету, нигде не встретишь. Я посмотрел почти всю короткометражную программу и могу сказать, что за несколькими исключениями, фильмы настолько разные и талантливые, что приз могли давать любому.

 
Выбор жюри - шведская картина "Инцидент возле банка" (прим. - комедия, в которой реконструируется история ограбления банка) Рубена Эстлунда мне понятен - это шаг в перспективу.

На Берлинале конкурс короткого метра набирает силу и нужна грамотная стратегия игры со зрителем. "Инцидент возле банка" - фильм абсолютно зрительский. Даже не Берлинале будет ему делать рекламу, а он будет делать рекламу Берлинале: попадет в международную программу короткометражных фильмов Future Shorts, затем последует несколько миллионов просмотров на Youtube.

То есть фильм, определенно, будет хитом, и это будет работать на Берлинский кинофестиваль. Думаю, что короткометражное кино приобретает более серьезный статус и в мире, и на Берлинале, в частности.

- Почему "Глухота" не получила приз?

- Потому что был "Инцидент возле банка" (смеется). "Глухота" - абсолютно не развлекательное кино, а получил приз фильм максимально зрительский.

- Но ведь "Тир" Тараса Томенко в 2001 году победил в короткометражном конкурсе "Берлинале". Это тоже совсем не развлекательно кино.

- Существует определенная ситуация, которая диктует решения. В 2001 году она была другой, и было другое жюри. Приятно, что "Глухота" не слабее фильмов, которые были представлены в короткометражном конкурсе. Более того, "Глухота" выглядит зрелой работой, тогда как большинство фильмов инфантильны, в том смысле, что выражают юношеский опыт.

Что касается наград, кинофестиваль - это не Олимпийские игры, не спортивное состязание, когда можно определить, кто дальше прыгнул и быстрее прибежал.

- Почему "Глухоту" взяли из всех отснятых фильмов проекта "Мудаки"?

- А другие и не смотрели. Мирослав Слабошпицкий самостоятельно отправил фильм и заплатил 50 евро за регистрацию. У нас 9 фильмов, за каждый платить по 50 евро, это уже получается не безбюджетный проект.

- А что нельзя получить грант в Министерстве культуры на продвижение проекта, или у Украинской кинофундации?

- Нельзя. Министерство культуры и Кинофундация не занимаются раздачей по 50 евро. Хотя стоит ввести такую строку расходов, потому что это способствует распространению украинского кино. В Минкульт можно обратится за помощью уже на той стадии, когда ты получаешь приглашение от кинофестиваля, возможно они как-то помогут.

- Обращался ли ты за грантом на поездку в Минкульт? И кто ее оплачивал?

- И Слабошпицкий, и я приехали на Берлинале за свои средства, как самые что ни есть независимые кинематографисты. Уже в Берлине до нас дошла информация, что Минкульт в лице Анны Павловны Чмиль выразил желание поддержать нас материально. Вот по возвращении занимаюсь билето-отчетно деятельностью.

- Хочу вернуться к предыдущему вопросу. Но все равно не очень понятно, почему так происходит. У Кинофундации в партнерах большой алкогольный бренд. И со-продюсер проекта "Мудаки", "Артхаустраффик", имеет опять-таки солидного партнера - компанию Сергея Тигипко, который часто объясняется в любви к кино...

- Берлинский фестиваль не единственный, который имеет такие финансовые требования, почти все фестивали хотят за отбор денег, потому что очень много снимают короткометражных фильмов.

У проекта "Мудаки" финансирования нет. То есть его нет абсолютно. Мы одалживаем друг другу технику для съемок, все работают бесплатно. Для того, что бы решить самые насущные съемочные проблемы, режиссер достает из своего кармана деньги.

Каждый из них мог заплатить 50 евро и отправить фильм на Берлинале. Но не стоит думать, что "Глухоту" взяли на Берлинале потому, что заплатили за регистрацию. Это не так, на фестиваль прислали 2 500 тысячи короткометражных фильмов. В программу отобрали 25 и из них 20 в конкурс.

- Почему ты, будучи востребованным режиссером и в телепроизводстве, и в рекламе, вдруг решил заняться продюсированием безбюджетного проекта?

- Как-то само собою получилось. Вначале сама идея понравилась - классно было бы, чтобы появился такой хулиганский независимый проект. Потом постепенно все стало обрастать "мясом", стали появляться единомышленники, "Мудаки" стали приобретать даже некую солидность... А теперь уже никуда и не денешься.

- Какие задачи стоят перед "Мудаками", это ведь не совсем обычный проект. И ты как инициатор и продюсер, чего хочешь добиться?

- Чтобы здесь, в Украине ожил кинопроцесс. Чтобы стали снимать кино пусть безбюджетное, не рассчитанное на массовую зрительскую аудиторию, но искреннее, амбициозное. Что бы десятки выпускников кинофакультета перестали прозябать годами в ожидании госфинансирования и "умных" продюсеров, а стали бы рассчитывать только на свои силы.

Афиша фильма "Глухота" 

- Мечтаешь ли о полном метре как режиссер или может уже продюсер?

- Конечно! Очень хочется снимать большое постановочное кино, но за неимением возможности, пока занимаюсь таким безбюджетным проектом. Есть идеи, есть сценарии для большого кино. К примеру, с Олесем Ульяненко у нас несколько сценариев, в том числе "Сталинка", по его роману, оригинальный сценарий украинского хоррора "Дикие кони". Уже почти готов сценарий "Хорошие люди" написанный Ирэн Роздобудько - это кино с социальной направленностью, и как мне кажется, и зрительский потенциал у него тоже есть.

- Пока шло Берлинале в Верховной Раде был принят закон о льготном налогообложении национального кино. Как ты считаешь, изменит ли это ситуацию?

- Ситуация так или иначе изменится. Будет ли благотворно на нее влиять недавно принятый закон - пока непонятно. Все знакомые коллеги отзываются довольно осторожно - уж очень много в нем "темных" мест.

- Что касается развития проекта в целом. Обращались ли вы за финансовой поддержкой Министерство культуры?

- Со-продюсер "Мудаков" Денис Иванов написал в минкульт письмо. Но я уже понимаю, что те деньги, которые минкульт теоретически может выделить, они принесут проблемы, а не помощь. Потому что реально финансирования нет, если появится какой-нибудь бюджет на бумаге, сразу возникнут бюрократические проблемы.

 
А так, мы с правами и дистрибуцией быстро сумели договориться. Проект живет, потому что он не зависит от денег, ни государственных и ни продюсерских. Нужно отдавать себе отчет, что люди финансирующие кино, хотят каких-то бонусов, имеют свое видение, которое может абсолютно противоречить мнению режиссера.

Нам бы стали говорить, а давайте в "Глухоте" героями будут не милиционеры, а бандиты, чтобы милиционеров не обижать. А давайте, мы назовем проект не "Мудаки", а "Чудаки". И все, проект сразу становится неинтересным.

Главная удача "Мудаков" в том, что было принято решение делать цикл абсолютно без денег, и жизнь уже подтверждает нашу правоту. Понятно, что съемки проходят в формате такого хеппенинга, но иначе и быть не может, потому что браться делать какие-то сложно-поставочные вещи - это обрекать себя на поражение. Мы выбрали стратегию, и будем ее придерживаться.

- Кстати, почему именно "Мудаки", а не "Чудаки"?

- Фильмы посвящены насущной болезни украинского общества - социальному нигилизму. "Мудацтво" передается не столько через украинский политикум или искривленную экономическую модель, сколько от обывателя к обывателю.

Мудаки, по определению, - люди неадекватные ситуации, в которой оказались, они вне вызовов времени - двигаются ошибочным путем, и упрямо тратят силы на ерунду. Они дети "стихийной демократии", они просто живут, смотрят телевизор, пьют пиво, ковыряются в носу, их можно встретить в метро, на улице, в лифте, и даже у себя дома. Они без усилий покорили страну.

Мудаки - уже сложившийся образ, который вызывает сильный эмоциональный отклик у зрителя.

- Как берлинская воспринимала публика "Глухоту"?

- Кроме фестивальных показов на Потсдамер Платц, мы поехали в обычный городской кинотеатр. Зал на 1000 мест на 80% был заполнен зрителями, которые пришли и купили билеты, с бейджами мы были одни. Был задан вопрос, неужели такие жестокие полицейские в Украине? Мирослав ответил, что это скорее образ, и, что у нас не такой милицейский произвол, как в России, но физические меры воздействия, к сожалению, практикуются.

Зрителей очень развеселило, что цикл называется "Мудаки".

- И как вы преодолевали трудности перевода? Мудаки - очень специфиное слово.

- Аsshole. Вряд ли Fuckers, потому что "Мудаки" - асексуальны.

- Почему, кстати, "Мудаки" асексуальны?

- Сексуальность - чистое положительное человеческое появление. Как например, любовь и творчество. У мудаков чистых проявлений не бывает.

Мудакство - это замутненость чем-то другим. Понятно, что мудаки хотят быть сексуальными, но это переходит в вульгарность и отталкивающую форму. Обрати внимание на украинских звезд: вроде бы есть привлекательные девушки, но с налетом, скажет так, мудачетства.

 
- Участвовали ли вы на Берлинале в дискуссии режиссеров-участников программы короткого метра?

- Дискуссия - это громко сказано. Большей частью рассказывали в расширенной форме о замысле своего фильма, делились опытом производства, своими творческими планами. Слабошпицкий, кстати, поделился планами снять полнометражный фильм про жизнь украинских глухонемых подростков. Иностранные коллеги с плохо скрываемой завистью пожелали ему творческого успеха.

- Как повлияет на проект участие в Берлинале?

- Очень положительно. Думаю, что оно поможет реализовать идею, связанную с финальной версией "Мудаков". Мы объединим новеллы в один фильм. И в планах добиться согласия на бесплатную съемку у одного известного украинского актера. Теперь, после Берлинале, мне будет гораздо легче это сделать.

Первые медальки проекта позволят работать на нашем рынке. Что знают наши люди, даже те, которые связаны с кино? Только три бренда: "Оскар", Канны и Берлинале.

Посмотрим, насколько Берлинале поможет движению проекта в сторону запада, мы раздали диски с фильмами всем, кому только можно. По большому счету, к фильму хорошо отнеслись, были положительные отзывы. Дитер Косслик (прим. - директор Берлинале), когда давал интервью телеканалу "Интер", даже сказал, что если бы он был в жюри короткометражного конкурса, то приз достался бы "Глухоте".

powered by lun.ua