Неудобные дети

228
4 квітня 2011

"Завтра я пойду встречаться с детьми "индиго", - сказала я подруге. "Это которые ненормальные?" - уточнила она. И это еще не самая негативная реакция на спорный термин, обосновавшийся на страницах желтой прессы, эзотерической и художественной литературы, в народных мифах и произведениях искусства, и в кабинетах детских психологов, но не интересующий серьезных исследователей в Украине.

Официальная наука не признает существование этих необычных детей, как феномена или особого вида людей. Кандидат психологических наук, доцент, психотерапевт Максим Жидко на вопрос об отношении к детям "индиго" отвечает: "Какое отношение может быть к тому, что существует только в воображении некоторых экзальтированных людей с богатым воображением? Ни я, ни известные мне научные авторитеты не встречались в реальности с таким явлением. Разговоры об "индиго" похожи на эзотерическую или конспирологическую мистификацию. А гении и выдающиеся личности рождались во все времена - вспомните, например, Моцарта, который в шесть лет создавал не просто ученические композиции, а симфонии, музыкальные шедевры".

Тем не менее, на психологических форумах многие мамы говорят о том, что они воспитывают ребенка, не только отличающегося от других, но подробно описанного американскими парапсихологами, как "индиго" в 80-х -90-х годах прошлого века.

[VR]Дети "индиго" - термин, введённый американским экстрасенсом, ясновидящей Нэнси Энн Тэпп для обозначения детей, которые, по её мнению, обладают аурой цвета индиго и праранормальными способностями. Впервые использовался в ее книге "Как разобраться в жизни с помощью цвета" в 1982 году.

Широкое распространение термин получил в 1999 году после успеха книги Ли Кэрролла и его жены Джен Тоубер "The Indigo Children: The New Kids Have Arrived".

Детям "индиго" приписывают множество различных отличительных свойств, таких как высокий уровень интеллекта, необычайная чувствительность, независимость от любых авторитетов, телепатические способности и прочих. Утверждается также, что "индиго" будто бы представляют собой "новую расу людей". В наше время, по мнению Тэпп, семьдесят процентов детей в возрасте до десяти лет и сорок процентов в возрасте до двадцати пяти являются "индиго".

[/VR]"Я являюсь матерью такого ребенка, и, скажу вам, особого удовольствия от этого не испытываю", - пишет Наталья на одном из украинских сайтов для мам.

"До его появления никогда не верила во все эти глупости про энергетику, ауру и прочее, но когда годовалому ребенку смотришь в глаза и при этом кажется, что тебя просверливают насквозь, ощущения не из приятных.

Писать, то есть набирать тексты на компьютере, запоминать любой текст до пяти страниц с первого раза начал с двух лет, а вот таблицу умножения пытаемся выучить в течении десяти - бесполезно.

Информатика, английский, литература-остальное нам не интересно и учить не считает нужным. Согласна, что из таких детей вырастают или гениальные ученые или гениальные преступники. Среднего не дано. Смотрю на своего ребенка, и страшно мне становится", - добавляет Наталья.

Татьяна Веприк, биопсихолог и практикующий биопсихолог из Харькова, уверяет, что не только встречала детей "индиго", но и работает с ними уже более восьми лет. У нее нет сомнений в том, что это люди с особой сложной миссией.

Татьяна Веприк, биопсихолог, практикующий биопсихолог

"Индиго" - это не сверхъестественные способности, не талант и не гениальность, - говорит Татьяна. - То есть, они могут быть и экстрасенсами, и телепатами, и писателями, но это не главное в них, основное - это важная миссия служения людям. У "индиго" присутствуют виды духовной энергии и силы, которой нет у просто талантливых людей. Все что они делают, направлено на созидание".

Татьян Веприк уверяет, что заметила нескольких детей "индиго" во время телеэфира популярного шоу "Україна має талант". Она четко видела ауру голубого цвета у девочки, которая показывала акробатический номер вместе со своей учительницей. А особенно ярко по ее словам "светился" одаренный певец Никита Киселев, ставший финалистом конкурса.

"Он сам знает, что ему нужно"

Если не брать во внимание ярко-синий цвет ауры, который можно зафиксировать специальными приборами, у людей "индиго", по мнению Татьяны Владимировны, есть черты, которые видны "невооруженным" глазом.

"Индиго" помнят свои прошлые жизни или легко их вспоминают. "В разговоре они нередко произносят удивительные вещи. Однажды ко мне пришел мальчик с мамой и вдруг начал рассказывать маме, как она его вынашивала, как пуповина завернулась, и ему было тяжело. А она уже сама забыла об этих проблемах! И уверяла, что никогда не рассказывала сыну. Или ребенок может вдруг сказать взрослому человеку "ты врешь!" если от него скрывают правду. Ему известна правда на невербальном уровне", - добавляет Веприк.

Детей "индиго" обычно делят на разные типы по их способностям, но помимо технических гениев и гуманитариев, подробно описанных в зарубежной литературе, Татьяна Веприк встречала детей-целителей. Их целительство, в отличие от обычной медицины, основано на духовных практиках, уверяет биопсихолог.

Она отмечает, что детям "индиго" сложно подобрать какое-то одно образование, которое удовлетворило бы все их потребности сразу. Например, они могут одновременно нуждаться в обучении психологии, художеству, химии, танцам, языкам. Поэтому им приходится получать несколько образований или обучаться самостоятельно.

"Родители редко готовы растить ребенка "индиго". По обычным меркам это "неудобный" "непослушный" ребенок", - отмечает Татьяна Веприк. Проблема, по ее мнению, состоит в том, он не станет делать то, что нанесет ему вред, к примеру - принимать лекарство. А родители считают его поведение непослушанием. В школе "индиго" напрочь отказывается учить какой-то предмет, зная, что он ему не понадобится во взрослой жизни и не желая терять время без пользы. Учителя начинают его принуждать, ребенок сопротивляется изо всех сил, что приводит к скандалам.

"Неуправляемые, свободолюбивые, не поддающиеся контролю" - будто сговорившись, жалуются мамы на сайтах, посвященных индиго.

"С таким ребенком надо общаться на более высоком уровне, на уровне мудрости, - советует биопсихолог. - Тогда он спокоен. Он сам знает, что ему нужно, куда ему идти и как развиваться".

Существует "миф", что дети "индиго" не болеют. Это неправда, считает Татьяна Владимировна: "Они болеют, но выздоравливают быстрее других детей. И сами выбирают, чем себя вылечить".

Энергия любви и острадания

В кабинете биопсихолога находятся двое представителей "индиго", с которыми Татьяна Веприк работает уже несколько лет: девушка Анна и мальчик Денис.

Аня, 22 года, студентка, боди-арт терапевт.

Аня до сих пор сомневается в своих способностях "индиго", которые нашла в ней Татьяна Веприк, хотя еще до встречи с биопсихологом она написала сказку "Я индиго".

Аня 

Аня вспоминает, что с детства воспринимала чувства и переживания окружающих людей очень близко и остро, как свои собственные. И так отчетливо, как, например, мы воспринимаем чужие запахи. Ей тяжело было отделить свои чувства от посторонних, и она испытывала сильный дискомфорт до тех пор, пока не осознала происходящее.

Вспоминает случай, когда в девять лет пообщалась с подругой своей бабушки и потеряла контроль над собой, полностью переключившись на переживания пожилого усталого человека. Позже, став взрослой, она научилась точно отделять в себе "чужое", но даже сейчас чувства других могут захлестнуть ее. Так было во время недавнего землетрясения в Японии, когда она буквально сквозь себя пропускала предсмертные страдания, ужас и боль гибнущих людей и несколько дней проплакала.

В самом сопереживании нет ничего сверхъестественного, в психологии его определяют термином "эмпатия". Разница, очевидно, состоит в силе этих переживаний, в уровне, на котором они приходят, рассуждает девушка.

Свое предназначение Аня нашла в целительстве, она восстанавливает разрушившиеся любовные связи в людях посредством боди-арта, рисунков на теле, которые освобождают глубоко спрятанные эмоции и чувства. А еще она учится на режиссерском факультете.

Я попросила Аню продемонстрировать мне свою методику боди-арта. За час сеанса, пока она наносила на мое лицо и тело красочные узоры, мне казалось, что идет массаж... моих внутренних воспоминаний и чувств, при чем печальные эмоции уходили, а радостные и светлые усиливались. Почти весь сеанс я веселилась без особых причин.

Денис, 2 года и 10 месяцев

Малыш пока не может ничего рассказать о себе, но охотно улыбается всем вокруг. Он не говорит, не ходит, не сидит и даже голову держит с большим трудом. Два года назад ему поставили страшный диагноз - ДЦП.

Денис с мамой 

"Когда его впервые принесли ко мне, то я сначала ощутила полное бессилие и не знала, как помочь этому ребенку. И вдруг он посмотрел на меня, и в его глазах была такая мудрость, которой не бывает у восьмимесячных детей, тем более - у таких больных", - вспоминает Татьяна Веприк. Она посчитала, что перед ней "индиго" и решила ему помочь.

Кроме того, Денис сам предпринимает огромные усилия, чтобы исцелиться от недуга, говорит биотерапевт, а она лишь оказывает ему духовную поддержку. В его лечении также используют помощь животных - дельфинов, собак, хомячков, лошадей.

Их не так много, как пишут

Детский психолог-консультант Елена Ратинская, глава детского направления Киевского центра "Ника", комментирует открытый вопрос о детях "индиго" без категоричности, допуская существование феноменов, не познанных наукой. Правда, уверяет, что за свою восьмилетнюю практику, из 200-300 детей она ни разу не встречала ребенка со сверх способностями или паранормальными проявлениями, который бы читал мысли или хотя бы угадывал погоду.

"Возможно, такие дети мне просто не попадались, - не исключает психолог. - Однажды у меня был мальчик, который всегда считал люки на дороге, он был уверен, что под ними проходит разлом земли. Но у него стоял психиатрический диагноз. В 16 лет он был абсолютно социально неадаптирован, замкнут, не закрывал за собой дверь в туалет".

Елена Ратинская считает, что появление термина "индиго" осложняет работу профессиональных психологов.

"Самая моя большая сложность, как терапевта в том, что любящие родители склонны пояснять этим термином любое нестандартное поведение ребенка. Они не желают лечить детей с минимальной мозговой дисфункцией, могут не обратить внимания на ранние формы аутизма, говорят: "Он у нас "индиго". Мамы заводят судебные тяжбы с детскими садами и школами, обвиняя педагогов в непрофессионализме. У ребенка может быть травма, или психическое заболевание, ему трудно общаться и надо помочь - а время упущено", - сетует специалист.

И психолог и биопсихолог согласны в одном: дети с необычными способностями не стали массовым явлением в мире, как прогнозировали специалисты по "индиго" десять-пятнадцать лет назад.

Татьяна Веприк сообщает, что за три последних года встретила только десять детей, которых она бы отнесла к "индиго". "У меня нет сведений, что их рождается так много, как об этом пишут, - говорит она. - Может их рождается пять из ста новорожденных. Но, конечно, они не появляются миллионами".

"Как-то в разговоре двух мам я услышала, что все дети, рожденные после 2008 года - "индиго". Это, наверняка, журналистская "утка", - считает Елена Ратинская. - Моя дочь, например, родилась в 2008 году, и она обычный ребенок. Да, она способнее, чем ее одногодки, но мы много занимаемся. Скорее всего, что в сообщениях о детях с паранормальными способностями есть доля истины, но этих детей не так много. Не думаю, что есть хотя бы один такой ребенок на каждую школу".

powered by lun.ua