Гайя Гайя: Дела у вас не хуже, чем в Италии

3
6 липня 2011

"Иногда мой отец принимает не правильные решения, однако, идет выбранным путем, и через некоторое время каким-то образом оказывается, что и это решение тоже было правильным", - Гайя Гайя, наследница компании Gaja Winery.

Анжело Гайя - сегодня это имя является визитной карточкой и гарантом высочайшего качества итальянских вин. За последние 30 лет Гайя внес значительный вклад в возрождение итальянских вин. Секрет его успеха заключается в стремлении и желании воссоединить традиции и нововведения.

Он был одним из первых в Италии, кому удалось обратить внимание мировой общественности на вина с Апеннинского полуострова. Он первым заставил уважать итальянское виноделие в целом и вина из Пьемонта (Piemonte), в частности. Среди его наиболее удачных идей, принесших ему мировую известность и славу - использование в Пьемонте для выдержки вин 225-литровых французских дубовых бочек вместо традиционно применяемых в этой области бочонков из югославского дуба.

Поистине революционным стало решение Анджело Гайя высадить на своих виноградниках Каберне Совиньон (Cabemet Sauvignon), Шардонне (Chardonnay) и Совиньон Блан (Sauvignon Blanc).

Сегодня качество вин таково, что специализированный журнал о вине "Wine Spectator" ("Вайн Спектейтор") описал их как "возможно, самые лучшие итальянские вина, когда-либо произведенные в этой стране. А авторитетнейший винный журнал "Decanter" ("Декантер") в 1998 году назвал Анджело Гайя человеком года в винной области за совершенный им революционный переворот в итальянском виноделии.

Сегодня Gaja Winery владеет 100 га виноградников в Пьемонте - в регионах Барбареско (виноградники Barbaresco и Treiso) и Бароло (виноградники Serralunga d'Alba и La Morra). В 1994 году Gaja приобрели свою первую винодельню в Тоскане - Pieve Santa Restituta (Пьеве Санта Реститута) в Монтальчино. Виноградник размером 16 га засажен сортом Санджовезе, из которого производится два вина Брунелло ди Монтальчино: Sugarille и Rennina.

Анжело Гайя 

В 1996 году семья Gaja приобрела второе хозяйство в Тоскане - Ca'Marcanda (Ка'Марканда), которое располагается в прибрежном регионе Болгери, рядом с Кастането Кардуччи. Новые посадки сортов Мерло, Каберне Совиньон, Каберне Фран, Сира и Санджовезе занимают 100 га. В 2002 году была открыта сама винодельня Ca'Marcanda - это винодельня, оснащенная по последнему слову современного виноделия.

В настоящее время преемницей фамильных традиций считают его старшую дочь Гайю. Эта удивительно динамичная и обаятельная 32-летняя девушка сегодня с легкостью вошла в традиционно мужской для Пьемонта винодельческий бизнес, разрушив годами сформированные стереотипы.  

- Ваш отец вошел в историю мирового виноделия, прежде всего, как модернист и в некоторой степени даже провокатор. Этот профессиональный портрет, по-вашему, соответствует его личностному портрету?

- Моя сестра 3 года изучает психологию, и до сих пор не смогла четко нарисовать психологический портрет нашего отца. Думаю, что это в принципе невозможно (смеется). Это очень мужественный человек, умеющий принимать решения и приводящий их к исполнению. Сто процентов его времени и интересов посвящены вину. Он очень долго принимает решения, однако, в последствии уже никто не может на него повлиять. Часто он принимает правильные решения, и это становится понятным в ближайшее время. Иногда он принимает неправильные решения, однако, идет выбранным путем, и через некоторое время каким-то образом оказывается, что и это решение тоже было правильным. Главное чему я научилась у отца - говорить "нет", и идти своей дорогой, не взирая на уговоры окружающих.    

- Как правило, в мире виноделия, и уж тем более в итальянской Мекке вина, Пьемонте, главенствуют мужчины. Насколько сложно женщине добиться авторитета в этой традиционно мужской сфере?

- Ну, в принципе, я - женщина (улыбается). Раньше основная проблема состояла в том, что женщина, выходя замуж, оставляла семейный бизнес. Однако сегодня в Италии фактически никто не выходит замуж, поэтому проблема решена (смеется).

Гийя Гайа 

- В свое время ваш дед достаточно неоднозначно воспринял нововведения на собственных виноградниках. Узнав, что его сын вырывает с корнями лозы традиционного сорта Неббиоло и засаживает виноградник сортом Кабeрне Совиньон, он стал ругаться, выкрикивая слово "Darmagi!", означающее на местном диалекте "Ужас! Боже Мой!". Приходилось ли вам слышать что-либо подобное от вашего отца, или его мнение - истина в последней инстанции?

- Я всегда уважала традиции виноделия, заложенные еще нашими дедами и прадедами. Существует множество направлений в современном виноделии, начиная от модернизма и заканчивая традиционной классикой. Мы всегда пытались избегать этих крайностей, придерживаясь собственного стиля. Основная задача - это чтобы вино передавало суть каждого терруара. С другой стороны, мы открыты инновациям, и постоянно экспериментируем.

Так, например, сегодня мы запустили производство собственного компоста. Прежде всего, это связанно с тем, что мы стремимся максимально сохранить экологию региона, производя экологически чистые вина. Сегодня это одно из приоритетных направлений развития, в которое мы вкладываем немалые инвестиции.

- Вероятно в семье великого винодела вопрос о выборе профессии, что называется, "не обсуждался". Однако если бы вы не продолжили бизнес отца, какую профессию выбрали тогда?

- Не знаю (смеется). Вероятно, что если бы я родилась где-нибудь на Карибах, то занималась производством рома. Но так как я родилась и выросла в Барбареско, деревне, в которой живет около 600 человек, и все 600 постоянно говорят о вине, то, наверное, особенного выбора и не было. Хотя не последним в выборе рода деятельности сыграло отношение семьи к этому. Я понимала, что мой выбор в сторону виноделия сделает моих родных счастливыми.

- Какими были первые ваши воспоминания о вине, и в каком возрасте вы его впервые попробовали?

- Мне было 14 лет, когда в 1993 году родился мой брат, вот тогда мне впервые и налили вино, буквально на дно бокала. Очень ярко помню дедушку, который пил вино каждый день. Он наливал в бокал капельку вина, буквально медицинскую дозу, долго его нюхал, потом минут 10 медитировал, и только после этого выпивал. Дедушка вообще всегда наливал всем по чуть-чуть, не потому что был жадный, а потому что не любил, когда вино выплевывают или не допивают.

- Приходилось ли вам дегустировать украинские вина?

- Нет, украинские вина я пока еще не попробовала (смущенно).

- Как вы думаете, готов ли сегодня украинский потребитель к принятию таких дорогих и изысканных вин, как ваши?

- Судя по увеличивающимся потокам туристов из Украины в Италию, которые растут из года в год, думаю, что вполне. Конечно, наши вина не являются базовыми, и экономический фактор играет не последнюю роль. Однако, по моим ощущениям от пребывания в Киеве, дела у вас не хуже, чем в Италии, что, безусловно, внушает дополнительный оптимизм. При этом очень важен уровень культуры потребления вина в стране.

Так, наши два ключевых импортера, Германия и США, обеспечивают 30% всего объема продаж (внутри самой Италии продается 20%). Однако, культура потребления вина в этих странах совершенно разная. Так, например, в Германии на дегустациях люди сравнивают сегодняшние винтажи с винтажами 50-летней давности, которые поставлял в страну еще мой дедушка. В Соединенных штатах совершенно другая картина. Это новый для нас рынок, однако, за последние 30 лет он постепенно стал для нас одним из ключевых.

Фото з Flickr.com (epeigne37, Daniel), eatinglv.com

powered by lun.ua