Бертран Блие: Очень хорошо чувствую себя в роли женщины

127
30 квітня 2013

Признаюсь, Бертран Блие относился к тем немногим режиссерам, чьё личное присутствие способно заставить почувствовать себя не угрюмым профессионалом, а пятилетним ребенком, который с нетерпением ждет визита Деда Мороза.

Ещё бы, один из самых занятных представителей французского авторского кино, виртуоз экзистенциальной комедии, подрыватель устоев и наследник безбашенного мая 1968.

Его фильмы "Вальсирующие" (другое название "Похождение мудаков"), "Приготовьте носовые платки", "Холодные закуски", "Вечернее платье" способны заставить сжаться сердце каждого киномана. C каждой минутой ожидания растет ощущение, что сейчас на пороге окажется человек-праздник.

Однако, на пороге мрачный дядька, отнюдь не похожий на своих веселых героев-проказников, он скорее напоминает разгневанного директора школы. Вместо того чтобы поздороваться он сурово заявляет, что из-за интервью оставил ребенка дома одного и отвечать на вопросы о Жераре Депардье он ни за что не будет.

Не очень-то и хотелось тратить время на банальности. Депардье снимался в лучших фильмах Блие, и журналисты его просто измучили вопросами по поводу довольно странного поведения актера.

Через некоторое время Блие не то чтобы оттаивает, но перестает вести себя так, будто он находится на допросе в гестапо, и нам удается немного поговорить о французском кино, узнать о том, каковы его политические взгляды и как не следует смотреть фильмы, а также с чем было связано появление черной комедии "Шорох кубиков льда", которая сейчас идет в украинском прокате.

- Если бы у киноманов были фан-клубы, как у футбольных болельщиков, вы бы хотели иметь такой? Возвращаетесь вечером домой, и видите стенка на стенку - фанаты Блие против поклонников Годара.

- Зачем же им драться с клубом Годара?! Я очень люблю Годара, многому у него научился. Всегда любил его фильмы. Когда мне было 20 лет, я смотрел только его фильмы. Годар вообще стал источником вдохновения для режиссеров всего мира. Все от него что-то взяли. Например, американцы. Возьмите "Криминальное чтиво" Тарантино – я вижу, что его вдохновил Годар.

- Существует стереотип, что хорошие комедии снимают по-настоящему грустные люди. Это справедливо по отношению к вам?

- Серьезные люди, а не грустные. В идеале я такой.

Нужно, чтобы тебе было действительно плохо, чтобы заставить людей смеяться. Все эти катастрофы, когда что-то происходит, кто-то падает – все смеются. Но, знаете, я себя прекрасно чувствую, у меня все в порядке.

- Согласны ли вы с интерпретациями вашего творчества?

- Не нужно читать то, что пишут кинокритики. Публика – это важно. Я видел многие фильмы, которые зрителям нравились, а критика их отвергала. Кино создается для людей, то есть для множества зрителей.

Критиков мало, несколько сотен, а фильмы обращены к миллионам зрителей. Это совсем другое дело. Я часто делал фильмы, которые волновали и выводили зрителей из состояния равновесия, но так получалось не всегда. Фильм "Слишком красивая для тебя" скорее понравился, чем взволновал.

- Тем не мене зрителей у зрителей существует не только потребность в переживании эмоций, но и в осознании того, что они видят на экране. Может, дадите подсказку?

- Кино понимать не надо. Это как музыка – ты слушаешь, и тебя несет. А французы стараются понять, докопаться.

- Все стараются.

- Вы знаете, я давно снимаю фильмы. Например, "Вальсирующих" я снял в 1973 году. Сейчас появляется новый зритель - молодые люди, которые в интернете смотрят кино, и им не нужно ни до чего докапываться.

Они воспринимают образы, они их понимают, это новое поколение зрителей. Я заметил, что дети лет 12-ти очень хорошо понимают мои фильмы, а взрослые начинают спрашивать, что к чему.

 

- Как вам теперь видится, чем кино должно быть развлечением, психотерапией? Какова его социальная функция?

- Нет, никакой социальной функции. Нужно просто смотреть фильмы и забавляться! Да, конечно, в некоторых фильмах светится какое-то сообщение, но, к счастью, их немного.

- Думаю, что некоторые фильма, способны повлиять на ценности зрителей вне зависимости от воли автора.

- Вы видели "Вальсирующие"?

- Разумеется.

- На молодых людей, конечно, такой фильм может подействовать.

"Вальсирующие"

- Каковы ваши политические убеждения? Можно было, наверное, делать об этом выводы, когда вы начинали карьеру. Я имею в виду первый документальный фильм "Гитлер? Не знаю такого". А каковы они сейчас?

- Название, конечно было лукавством, но я решил так поступить, когда снимал фильм о молодежи 1962 года, которые родились после войны и которые не знали Гитлера.

Конечно, я человек левых взглядов. 95% кинематографистов – это левые. Остальные 5% - правые. Я всегда снимал фильмы, в которых основной герой или героиня – люди, которые находятся по ту сторону от того что принято считать нормой для общества, они не по той дороге пошли.

Исключение два фильма: "Слишком красивая для тебя" и "Шорох кубиков льда", - там я немного сдвинулся в сторону буржуазии. А вообще, мои герои - всегда были лузеры.

- Как мне видится, они свободные люди, бунт обусловлен их природой.

- Как и бомжи, которые, в общем-то, тоже восстают против общества, находятся на улице и просят только сэндвич. Герой Жана Дюжардена в "Шорохе кубиков льда" тоже в какой-то степени бездомный. Когда он встречается со своей болезнью, он все теряет и оказывается на улице.

- "Шорох кубиков льда" удивил. Вам удается быть непредсказуемым режиссером.

- Я сам удивлен. Это старая история, она лежала в ящике моего письменного стола 20 лет. Но я боялся за неё браться все это время. Но как бывает у всех режиссеров, наступил тяжелый период, и тут я решил – напишу-ка самоубийственный фильм, который говорит о самом плохом. И он получился.

- Вами тогда двигал страх, депрессия?

- Просто я оказался в тупике, не знал что делать, у меня ничего не получалось. На тот момент, у меня было готово три сценария, но ни один не удалось снять, по той или иной причине. Конечно, от такого становится плохо.

"Слишком красивая для тебя"

- Если использовать идею фильма "Быть Джоном Малковичем"  и снять фильм "В голове у Бертрана Блие", что бы мы увидели?

- А это мои фильмы. Они в моей голове рождаются, они в ней живут, и когда люди смотрят мои фильмы – они смотрят меня. Когда я показываю таких героев, как в "Вальсирующих", - не уважающих закон людей, все это во мне. Я также очень хорошо чувствую себя в роли женщины.

- В фильме "Вечернее платье" Жерар Депардье переодевался в женское платье. Это была шутка или политическое заявление?

- Я не делаю политических фильмов, никаких политических заявлений. Это комедия.

- Вам весело было снимать? На съемочной площадке очень по-разному бывает. В фильме чувствует невероятная легкость. Ощущение, что вы просто веселились, а кино снимали между прочим.

- Да, было очень забавно делать фильм "Вечернее платье". Продюсер был прекрасный, у нас было много денег – мы могли позволить любые декорации. Актеры тоже были великолепные. Так что съемки были одно удовольствие.

Иногда актеры так веселились, что невозможно было продолжать съемки, надо было ждать, пока они успокоятся. Когда Депардье снимал свой пеньюар, у Мишеля Блана чуть сердечный приступ не случился, он так он смеялся, что не мог остановиться.

- Комфортно ли вам работать в системе французского кинопроизводства?

- Всегда было трудно, но время от времени какой-нибудь фильм было снимать легко. Очень трудно было найти финансирование для фильма "Шорох кубиков льда". Потому что сценарий нравился, но продюсеры говорили – "нет-нет", их идея рака у героя пугала. С фильмом Ханеке "Любовь" дело обстояло так же. У нас с ним похоже складываются судьбы.

- А как вы оцениваете работы своих коллег? Французское кино прежде было кинематографом сильных авторов. Сейчас смотрю много новых французских фильмов, и они мне не нравятся, много посредственного.

Все-таки в год выходит несколько достойных фильмов. Жак Одиар, Франсуа Озон снимают хорошее кино. Никогда не было большого числа сильных авторов. Хотя Трюффо, Корно – их больше нет с нами, поэтому может складываться такое впечатление.

- У вас есть последователи, формальные и неформальные ученики?

- Нет. Молодым плевать.

- Мне кажется вы недооцениваете свое влияние на кино.

- Я не знаю. Каждый из нас, режиссеров находится в изоляции.

- Почему так происходит?

- Индивидуализм – французская традиция. Вообще французское кино – это индивидуализм, эгоцентризм. Все зациклены на себе. Итальянцы другие, они дружат, общаются. Американцы, кстати, тоже. Во Франции каждый существует сам по себе, а это очень непросто.



powered by lun.ua