Єлюди: лучший проект о лицах Евромайдана

53
30 січня 2014
Поляк Бартек и Александр с Волыни, который пытался уберечь иностранного журналиста от силовиков и газа. История о них набрала больше 100 тыс просмотров
24-летний Иван из Михайловского собора. Это именно он звонил в колокола той жуткой ночью с 29 по 30 ноября
Киевлянка Елена приходит на Майдан просто убирать мусор
О Сергее Нигояне Кристина написала 3 января. Через три недели его убили на баррикадах улицы Грушевского
Юля - психолог-психотерапевт, волонтер службы психологической помощи в КГГА
Бабуля Мария, заявила Кристине, что ей 100 лет. На Майдан приезжает из области - за 70 километров
Раису, инвалида детства, журналистка тоже встретила на Майдане
Кристина пишет и об известных людях. Например, о певице Руслане
Святослав - медицинский волонтер. Интервью с ним получилось прямо возле его спального места
С Сергеем Рахманиным - журналистом, замом главного редактора Зеркала недели, Кристина говорила о нападении на коллегу Таню Черновол
Анна - директор ювелирного магазина. На Майдане каждый день с 21 ноября
Юре 20 лет. Он сирота из Винницы. На Майдане с 1 декабря
17-летний Юрий, будущий повар-кондитер. На Майдане с 1 января. Днем - на кухне, ночью - в охране
Алена из Луганской области, 18 лет. Устроила на Майдане бесплатную парикмахерскую
Авторы хита "Витя, чао!" Ирина и Ольга
Николай, 44 года. Готовит по 8 котлов борща и кулиша в день
Сотрудница СТБ Лида Панькив, та самая, пожениться которой предлагал боец ВВ. Дежурит на Майдане ночью с друзьями

В конце ноября прошлого года Кристина Бердинских, политический журналист журнала "Корреспондент", – с тяжелым сердцем покинула работу из-за нежелания сотрудничать с новым менеджментом.

Тогда она еще не знала, что всего через месяц у нее будет собственный успешный проект – страница в Фейсбук, посвященная людям с Майдана.

Всего за два месяца страничка собрала почти 6.000 подписчиков, а Кристина стала частой гостьей на радио и телевидении – только теперь в роли приглашенного гостя.

Сейчас она, наверно, самый занятый и востребованный безработный журналист в стране – всё время расписано: нужно договариваться с волонтерами-переводчиками страницы, с потенциальными героями, отвечать на письма и благодарности.

А главное – теперь она счастлива, потому что имеет возможность писать о том, к чему лежит сердце. Хоть пока и не получая за это совсем ничего.

Самое важное на Майдане – люди

Революция началась для меня 24 ноября. Тогда я, уже безработная, пришла на Вече оппозиции и поразилась количеству собравшихся людей и их настроением.

В ночь разгона студентов на Майдане Независимости я была в своей последней рабочей командировке – на саммите в Вильнюсе. Мы там все жутко волновались и даже плакали.

В тот момент я приняла решение: вернувшись домой, буду хотя бы просто ходить на Майдан, чтобы поддержать людей. В итоге получилось, что я снова стала писать. И еще больше, чем на работе. Сейчас у меня даже выходных нет.

Моей первой историей был рассказ о врачах, которых я встретила 1 декабря возле АП. Они, профессиональные медики, пришли туда помогать в свободное от работы время. Меня это так потрясло, что я написала о них на своей странице в FB.

Разумеется, ни о каком долгосрочном проекте тогда и мыслей не было.

Переломным моментом для меня стала ночь с 10 на 11 декабря. Приехав в центр Киева после ночного штурма, я поняла, что должна и хочу рассказать обо всех этих людях. Не думала, правда, что все это так затянется и историй получится много – уже около сотни...

Собственно, вот так и возник мой проект. Название придумали сами читатели, а страницу создали друзья фотографы – я в этом вообще не разбираюсь.

"Єлюди"

"Єлюди" – это блог, скорее даже, дневник. Думаю, люди читают его потому, что он наполнен эмоциями.

Я искренне не предполагала, во что он превратится. Вообще ни о чем не думала, для меня это было своего рода эмоциональной разрядкой, возможностью уйти от размышлений, чем закончится  вся эта ситуация в стране.

Всю серьезность начатого я осознала, лишь увидев цифры просмотров моих историй – каждую читает не менее 4-7 тысяч человек. Наиболее удачные набирали больше 40-60 тысяч.

Полагаю, секрет успеха еще и в том, какую манеру я выбрала – все свои истории я делаю очень быстро, кратко, на простом языке, с использованием суржика и даже с ошибками, за что мне очень стыдно, конечно.

Отчасти я пишу так – ошибки, разумеется, не в счет – намеренно, чтобы сохранить эмоции.

Я также никогда не спрашиваю фамилий у моих героев и не беру номера телефонов. И фото я делаю не профессиональным фотоаппаратом, а обычным смартфоном, который служит мне также и диктофоном. 

Многие СМИ уже предлагали писать истории для них, но если я буду привязана к количеству, дедлайнам и формату, то уйдет энергетика. У меня же нет никаких планов. Если я не встретила никого в какой-то день – не беда, встретила – отлично.

Первой возникшей трудностью оказалось то, что людям на Майдане сложно было объяснить, что такое Фейсбук и куда же я о ни пишу. Но теперь никто и не спрашивает. Меня уже  все хорошо знают.

Была еще одна сложность – я много лет работала  политическим журналистом и привыкла к жесткой манере общения с интервьюерами. А тут все такие замечательные люди! И разговаривать с ними надо было по-другому. Это то, чему пришлось учиться.

Так что этот проект очень многое изменил...

Люди, о которых я пишу, приятно поражают, вдохновляют, отвлекают от мыслей, "что будет дальше и чем закончится Майдан".

Например, мне удалось познакомиться с киевскими предпринимателями, которые с 1 декабря каждую – понимаете, каждую! – ночь проводят на Майдане. Помогают не только материально, но и физически. При этом они категорически отказываются афишировать себя. Даже то, что я просто знакома с такими людьми – очень вдохновляет.

Написать о сотрудниках силовых структур мне никогда не хотелось, нет. Ни разу. Если бы кто-то из них уволился в знак протеста или осудил насилие публично, то может быть. А так нет, нет. Это не мои люди.

 Фото со страницы Кристины Facebook 

Не хочу писать некрологи

Сергея Нигояна я увидела сразу. С его внешностью трудно было оставаться незамеченным. Он часто колол дрова на Мальтийской кухне Евромайдана. Признаюсь, долго не решалась к нему подойти. Стеснялась, не знала, как отреагирует и захочет ли общаться с журналистом. Потом мне евромайдановцы рассказали, что он открытый хороший парень. Так и оказалось.

За то недолгое время, что мы общались, он произвел на меня впечатление очень доброго и светлого человека. Рассказывал также, что родители очень боялись его отпускать в Киев, волновались за него.

Мне было очень интересно, как мои читатели воспримут историю о нем. К удивлению, текст набрал огромное количество просмотров. На Рождество Сергей уезжал домой к родителям, и уже после его возвращения я подходила к нему на Майдане и показывала комментарии на армянском. Он тогда очень радовался.

Новость о его смерти просто убила меня. Это был очень сложный моральный момент.

Теперь вот волнуюсь о судьбе Димы Булатова. Мы с ним виделись после событий на проспекте Победы. Он был уставшим и невыспавшимся, но нашел возможность пообщаться. Надеюсь, с ним все хорошо.

Я не хочу писать о людях, которые погибают! Не хочу писать некрологи! Хочу писать о тех, у кого все будет хорошо в нормальной, европейской стране.

У меня нет любимчиков

У меня нет фаворитов среди героев и историй.

Пока что самой популярным стал рассказ о Саше – мужчине с Волыни, который отчаянно пытался защитить и уберечь от опасности уже знаменитого в Украине польского журналиста Бартека Маслянкевича, прославившегося своими репортажами с Грушевского и Мариинского парка.

Саша сперва умолял поляка не приближаться к "Беркуту", а потом отдал ему свою каску.

Когда они вдвоем пришли в пресс-центр Дома профсоюзов, все журналисты набросились на Бартека, а я на Сашу. Мне показалось очень трогательным его поведение. Эту историю прочло больше 100 тысяч человек. Для меня эти цифры просто феноменальны.

За политическими новостями не слежу

У меня практически нет времени следить за политическими новостями, я каждый день на Майдане и ищу своих героев. Почти никогда не спрашиваю их, кстати, об оценке политической ситуации в стране. Мне интересно другое – есть ли у него семья, откуда он родом, чем и как живет, почему приехал.

Прогнозов по текущей ситуации у меня тоже нет. Голова занята только тем, чтобы написать как можно больше о людях, представляющих из себя самое главное в Евромайдане – его суть, его душу.

Проект свой не брошу

Я должна сказать теперь спасибо Курченко (новому владельцу группы UМH, в которой работала Кристина – ред.). Если бы я сейчас работала в "Корреспонденте", то не было бы этого феноменального по энергетике проекта, не открыла бы я в себе многих новых качеств, не приобрела бы бесценный опыт и контакты, которые вряд ли появились бы у меня как у редакционного журналиста. Я очень рада, что в итоге всё произошло именно так.

С первого дня заявления о намерении уйти из "Корреспондента" я получала предложения о трудоустройстве, но отказывалась – планировала хоть чуть-чуть отдохнуть. В итоге, не отдыхала ни дня.

Сейчас я тоже все время получаю различные и даже очень привлекательные предложения, но приняла решение, что до конца Евромайдана буду работать только над своим проектом, буду ходить на Майдан. Коллеги ругают – говорят, что могу упустить свой шанс. Но я решила – своих "Єлюдей" не брошу.

Конечно, так долго без работы совсем я быть не могу, и потом нужно будет что-то решать. Но если честно, мне настолько понравилось что-то делать самой и не работать ни на кого, что если бы появилась возможность вести самой свой блог и жить на это – я бы согласилась. Мне очень понравилась система – сам себе журналист и сам себе масс-медиа.

Книги не будет, зато блог на 10 языках

Многие друзья сразу стали советовать объединить истории в книгу, но я считаю это лишним. Все эти события так затянулись, что люди, как мне кажется, захотят отдохнуть от них после завершения. Так что не думаю, что книга пользовалась бы популярностью. А вот блог, где все это можно будет сохранить, чтобы каждый мог зайти и вспомнить – это здорово было бы, да? Надеюсь, со временем получится.

Так же неожиданно пришла идея сделать мою страницу на иностранных языках. Сначала одна женщина предложила сделать перевод. Я отмахнулась – пишу же украинцам про украинцев. Оказалось, зря – нужно объяснять, рассказывать и для иностранцев.

Таким образом, сегодня уже 150 человек вызвались перевести мои истории на английский язык. Кроме того, страницы в FB с моими истриями появятся на французском, немецком, турецком, болгарском и многих других языках. А потом появится блог.

Вообще, существует в мире блог на десяти языках?.. У меня будет!

powered by lun.ua