Незакрученная гайка. Как развивается благотворительность в России

13
23 квітня 2014

Майдан для нашего общества стал "тренингом личностного роста". Одним на всех.

Мы научились объединяться и договариваться, делиться и просить помощи и грамотно распределять.

Многие инициативы, рождённые на Майдане, уже переключились на Армию и успешно "закрывают вопросы" военных. Но, тем не менее, для большинства актуален вопрос – как порыв граждан, вышедших далеко за пределы своей зоны комфорта, переключить на работу с "мирными" социальными проблемами?

Как сохранить этот новый образ мысли гражданина и способность к действию, которые мы приобрели на Майдане?

Мне стало интересно поговорить на эту тему с Митей Алешковским, руководителем российского фонда "Нужна помощь.ру", который приехал на Украинский Форум благотворителей.

История Мити, бывшего фотокорра ИТАР-ТАСС, как раз про то, как единоразовый выход из зоны комфорта превращается в новую профессию и образ жизни.

Два года назад, когда в Крымске (Краснодарский край) произошло наводнение, он, как многие москвичи, со своим пакетом лекарств приехал на пункт сбора гуманитарной помощи. Кто-то из знакомых хлопнул по плечу и сказал: "Митя, ты же журналист, организуй фуру в Крымск".

Алешковский написал в twitter и организовал машину. Потом еще одну. А потом и сам выехал на место стихийного бедствия.

Он был одним из кураторов волонтёров в затопленном Крымске. Активно рассказывая в своем блоге о том, что происходит в Крымске, он собирал деньги и помощь.

Так родилась идея "Нужна помощь.ру" - медиа, которое рассказывает о тех, кому нужна помощь. Такой недостающий "пазл" благотворительной экосистемы.

Все журналисты, работающие в проекте, - волонтеры. Их задача рассказать о проблеме так, чтобы читатель не закрывал глаза перед проблемой. Не отводил взгляд, проходя мимо инвалидов, наркоманов, бомжей, детдомовцев.

Под каждой статьей даны варианты, как можно пожертвовать: через интернет, смс или банк. Деньги собираются конкретным организациям под конкретные проекты. На сайте можно отследить, сколько собрано и почитать подробные отчеты.

Митя Алешковский – это та Россия, с которой не хочется терять контакт. Та Россия, у которой с нами, очень похожие социальные проблемы.

- Есть такое ощущение, что за последние годы в России случился бум благотворительности. В чем причина такой активности?

- Фактически в России у гражданского общества не осталось никаких рычагов влияния на общественную жизнь.

Выйти на митинг – шесть лет тюрьмы или 200 тысяч рублей, хочешь баллотироваться или что-то менять – посмотри на Навального, который сейчас сидит под домашним арестом.

Мы ходили к судам, все равно все, что происходило, так и происходит. Мы все ходили на выборы, но ничего не изменилось. Как воровали, так и продолжают воровать.

Благотворительность – это та часть жизни, которую еще не совсем уничтожили в стране, по сути это единственный инструмент влияния на общество. И естественно, что социально активные граждане стали оглядываться вокруг и как-то самостоятельно организовывать свою жизнь.

Мы придумали проект "Нужна помощь.ру", потому что мы увидели, неимоверную энергию людей во время наводнения в Крымске.

Я писал в твитер, о потребностях, и люди моментально реагировали.

Крымск, вообще, для многих стал толчком к трансформации. Потом в 2013 году случилось наводнение в Амурской области. Туда мы доставляли вещи первой необходимости, и даже участвовали в спасательной операции, но потом поняли, что не сможем все потянуть.

 

- Вы организовались в экстремальных условиях, когда понятно, кому помогать. А как сейчас вы выбираете проекты, для которых собираете деньги и привлекаете другие ресурсы?

- Философия фонда - помогать тому, кто помогает. Мы не можем помочь каждому человеку, но хотим этого, для этого мы даем свои инструменты тем фондам, которые уже им помогают. И это очень большой толчок для регионов.

Эти фонды зачастую очень плохо представляют, что они могут делать, они не используют даже на 10% свой потенциал. Поэтому наша задача – дать им новый уровень понимания своих возможностей.

Для этого мы устроили "благотворительные гастроли".

Суть их в том, что мы ездим по всей стране и учим местные фонды, как повысить эффективность своей работы. Да, мы не ищем деньги на лечение одного человека. Но помогаем фонду, который собирается строить больницу или обучать врачей.

Мы поддерживаем те проекты, которые влияют на качество жизни определённого сообщества. Например, у нас был такой проект, когда мы реабилитационному центру, который работает с наркоманами, покупали пилы, чтобы бывшие наркоманы могли пилить дрова бабушкам из ближайших деревень.

Все наши проекты направлены на развитие ответственности за собственные поступки. Мы живем в патерналистском государстве.

Когда мы показываем людям, как влиять на реальность, они перестают надеяться на государство и начинают рассчитывать на себя. Очевиден тренд: люди начинают заниматься эффективной благотворительностью.

- Как волонтерская организация с такой позицией уживается с политическим курсом страны, скажем, с "правильными" молодежными организациями?

- У нас очень развиты ура-патриотические настроения. Некоммерческие организации более открыты и эффективны, при этом менее коррумпированы.

И политики видят в них конкурентов. Именно поэтому появился пресловутый закон об иностранных агентах.

Путин недавно озвучил мнение, якобы обучение бандеровцев на Украине было организовано через западные фонды. И это мнение широко распространено.

Конечно, этот фон тормозит развитие некоммерческого сектора. Но одновременно с этим этот сектор – сейчас, как я уже говорил, единственная незакрученная гайка. Из чего я делаю вывод, что скоро будут крутить.

 

- У нас сейчас наоборот общественные инициативы снизу активнее начинают влиять на политиков и принятие решений. Наработан определенный кредит доверия во время Майдана. Как эту энергию перенаправить на решение долгосрочных задач?

- Если активисты Майдана собираются продолжать то, что они делали, я бы посоветовал научиться доверять профессионалам той сферы, на которую направлена ваша благотворительная деятельность.

Дело в том, что не все добрые намерения приносят пользу. Классический пример - подарки в детские дома.

Их категорические нельзя возить, но все возят. И каждый, кто начинает свой путь в благотворительность, начинает с этого.

Почему нельзя? Да потому, что ребенок становится иждивенцем. Лучше придите в детдом и расскажите о своей профессии, а еще лучше позанимайтесь с детьми тем, в чем разбираетесь.

Мы после Крымска считали себя профессионалами в волонтерстве, у нас была хаотичная структура, в которой работало чуть ли не тысяча волонтеров. А потом я послушал, как работают другие фонды и понял, что мы далеко не профессионалы, а только начинаем понимать, как работать.

На Амур из Москвы вылетело 12 человек организаторов и эффект был не меньше, чем в Крымске. И мы тогда поняли, что нужно учить организаторов. В грубой рабочей силе проблем нет, есть нехватка организаторов.

- Во время выборов в мэры Москвы в штабе блогера Алексея Навального работало немало волонтеров, которые разделяют его взгляды. Насколько, на твой взгляд, это явление стало знаковым?

- Это стало маркером. У меня много знакомых, которые пошли волонтерить к Навальному, хотя не все его взгляды разделяют. Просто другой альтернативы не было.

Навальный настолько сильно взбудоражил систему, что его проще убрать. Пока под домашний арест. Я уверен: если он будет и дальше заниматься своей деятельностью, он повалит систему.

Потому что все больше людей начинают понимать, что происходит. Но случится, это когда будут десятки и сотни Навальных.

- Как ты видишь свою деятельность лет через десять? Какие перспективы видишь?

- Я головой уже живу в том обществе, в котором диктатура пала. И в ближайшее время я ожидаю невероятных потрясений.

Падение режима в исторической перспективе для меня совершенно очевидно. И вопрос исключительно в том, как много людей, падая, он прихлопнет.

Ментально я готовлюсь к тому, что придется разгребать после того, как это произойдет. Если смотреть телевизор, то кажется, что в России все хорошо. А если выйти на улицу, проехать по дорогам, пойти в ближайшую поликлинику, школу - куда не плюнь везде, все плохо работает.

"Мы думали, что мы на дне, но снизу нам постучали". Вот это про Россию.

Майдан показал многим в России, что революции на постсоветском пространстве начинаются в Кремле. И чтобы вы тут не устраивали, к моему стыду как россиянина, сначала нужно свергнуть Путина.

То, что сейчас происходит, бьет не только по вам, но и по нам. Санкции отражаются не только на приближенных Путина, но и на простых россиянах. Если он введет войска на Юго-Восток Украины, мы окажемся в полнейшей изоляции.

У нас только за первые три месяца вывели 120 млрд. долларов. А наша экономика ведь зависит от экспорта сырья.

 

- Митя, а как вообще, устроена "экономика" вашей организации? Как живут благотворители в Москве?

- У нас в штате 4 человека и только те позиции, ну без которых никак. Все остальное делается руками волонтеров.

Мы снижаем расходы, где только можно. По закону мы вправе оставлять на нужды организации 20% от привлеченных средств.

В месяц мы собираем около 18-19 тысяч долларов. Так что у штатных сотрудников зарплата по московским меркам ниже среднего. Но смысла в жизни гораздо больше.

powered by lun.ua