Илья Ценципер: Мы становимся союзом лилипутов, объединившихся против Гулливера

39
7 квітня 2014

15 лет назад Илья Осколков-Ценципер основал журнал "Афиша", который задал параметры другой журналистики и описал новую реальность. Именно "Афиша" вывела в тренд понятие "хипстеры" и стала наполнять это понятие новыми смыслами.

Затем Ценципер создал институт урбанистики "Стрелка", который выпустил несколько десятков специалистов по социальной архитектуре и городскому дизайну.

"Стрелка" стала реформатором московского Парка Горького, что потянуло за собой ряд важных городских преобразований.

"Украинская правда. Жизнь" сделала конспект киевской лекции Ценципера, прошедшей в PinchukArtCenter в рамках программы фонда "Центр современного искусства" "Культура 3.0".

Профессионализм – это очень большая ценность. В России страшный дефицит людей, которые гарантированно умеют делать то, за что берутся. Но есть и другая сторона: все, что сделано вокруг, сделано профессионалами.

Все эти страшные дома, такси, которые везут тебя не туда, куда попросили.

Есть некоторые сомнения в том, что профессиональные знания приводят к хорошим результатам.

Профессионалы знают, как надо, поэтому они никогда не сомневаются в своей работе и не задают вопросов.

Мне хочется как можно дольше оставаться с вопросом, сомневаться.

Если вы делаете новую вещь, соблазн позвать профессионалов исключает возможность сделать ее новой. Профессионалы просто умеют делать то, что вы уже видели.

Вы (украинцы – прим. УП.Жизнь) находитесь на новой территории, в новой старой стране, и не понимаете, каким будет будущее, но оно точно будет другим. Это волшебный момент для проектного мышления. Возможно все!

Никто не знает, как оно будет и каким должно быть, и у вас есть поразительно редкая возможность создавать какие-то прецеденты. Может, я романтически преувеличиваю, но есть такое ощущение.

Когда вы что-то делаете, редко удается дать четкий чертеж того, что это будет. Даже если у вас есть план, все равно будет что-то другое. Та территория, на которой вы можете сохранить верность изначальному замыслу, это территория истории. Расскажите о своей задумке так, чтобы кто-то другой мог запросто это пересказать.

Важно задать себе максимальный уровень.

© Юлия Рыженко / Colta.ru 

История "Стрелки" заключалась в том, чтобы сделать лучшую школу урбанистики в мире. Такая планка бодрит. Играешь по гамбургскому счету. Сразу видишь, что уважаемые у нас люди – не совсем тот уровень, с которым хочется иметь дело.

Многие из вас заняты поиском денег на разные проекты, но мне кажется, что одна из распространенных ошибок – это когда ваш проект некоммерческий, а вы пытаетесь заинтересовать им потенциального донора и зачем-то доказываете, что это бизнес.

Но это же обман. В любом случае проектом нужно управлять как бизнесом в том смысле, что деньги надо уметь считать, но не обязательно обещать прибыль, если вы не знаете, как ее создать.

Вы просто испортите себе карму и поставите перед собой задачи, которые решить невозможно. Надо говорить донорам сразу: вы никогда на этом проекте не заработаете, вам надо будет вынимать из кармана по несколько миллионов евро в год, а все, что вы будете получать тем или иным способом, придется докладывать в копилку, уменьшая сумму вклада.

Надо сказать, что Александр Мамут и Сергей Адоньев выполнили свои обязательства, а я свои, и мы сделали довольно важное место, а они давали на это деньги, и это очень правильно.

Не получилось бы такой энергии, если бы мы просто превратили "Стрелку" в коммерческий институт, потому что сила жеста была связана с его абсолютной бескорыстностью, корыстью другого рода – мы хотели, чтобы ландшафт вокруг нас, физический и культурный, менялся.

Когда мы начали развивать урбанистику, в Москве при власти был еще Лужков. Само слово "урбанистика" было еще эзотерическим термином, городской проблематикой занимались только маньяки, которые читали об этом в каких-то голландских журналах.

Но тут прогнали Лужкова, поставили Собянина, и произошел важный прорыв. Однажды на пороге "Стрелки" появился человек (Сергей Капков – прим. УП.Життя), который до недавнего времени был вице-президентом Российского футбольного союза, и сказал: "меня назначили директором парка Горького. Что с этим делать?"

Сейчас он - глава департамента культуры Москвы. Спустя полгода после выборов мэра проводился опрос, и 40 процентов москвичей, которые положительно относились к деятельности Собянина, назвали первой причиной одобрения его кандидатуры парк Горького.

Понятно, что политики мимо такого не проходят, и этот прецедент запустил ряд городских преобразований.

Так мы поняли, что наша утопия стала воплощаться в жизнь.

© Юлия Рыженко / Colta.ru

Журнал про культуру делать больше не нужно. Что-то во времени изменилось. Невозможно сделать журнал про культуру, потому что мир разделился на такое количество ниш, предметов интереса, мелких вопросов, каждый выстраивает из этого свою идентичность, поэтому из создания цельного образа культуры ничего не выйдет.

Когда из газеты "Вечерняя Москва" прогнали издателя Эндрю Полсона и назначили нового, я посмотрел на все это, написал заявление, собрал коллектив, поблагодарил за работу и поплелся домой.

Тогда я жил один в квартире напротив того места, где потом появилась редакция "Афиши", посмотрел на быт холостого, пытающегося развестись человека, сел на стул и подумал: что же я наделал, это же была работа моей мечты.

Тут звонок в дверь, передо мной стоят двое моих журналистов с бутылкой водки и сообщают, что тоже уволились. Потом на пороге еще кто-то появляется, все что-то несут. В результате пришли практически все сотрудники редакции. Это был такой момент... Не Майдан, но… момент абсолютного счастья, революция. Ощущение: "Мы послали этих придурков!"

После этого произошел невероятный праздник, мы почувствовали себя героями. Из этого героизма и случилась "Афиша".

Важно, что мы рассказали людям миф о Москве. Показали, что это не город, населенный люмпенами и бандитами-олигархами. Попробовали рассказать другую историю, в которую я верил вполне. О том, что это интересный город, в котором что-то происходит, о том, что мы не являемся трагической провинцией большого мира.

Сейчас наступает эпоха открытости. Мы перестаем скрывать какие-то данные о себе.

Когда мы не скрываем, то мы становимся союзом крошечных существ, лилипутов, объединившихся против Гулливера.

powered by lun.ua