Граница. Южно-украинский роман

76
9 квітня 2014
Украинский пограничник на КПП Ставки в Херсонской области
Все "зеленые береты" на границе с непризнанной республикой Приднестровье вооружены
Глава Государственной пограничной службы Украины Николай Литвин
Спезназ пограничков на пункте контроля с непризнанной республикой Приднестровье - Кучурган
Мобилизированные в погранслужбу для усиления охраны границ жители Одесской области
Повар-пограничник в лагерном городке на границе с непризнанной республикой Приднестровья
Пилот Государственной пограничной службы Украины
Женщин в погранслужбе Украине 20-25%
Генерал-майор пограничной службы Украины - Анатолий Журавель
Героическая пограничница Ирина Бойко - мужественно противостояла российским оккупантам на Керченской переправе

Пока украинская армия проявляет то предательскую сговорчивость по отношению к оккупантам, то героическое сопротивление, милиция и спецслужбы все еще мечутся между старой и новой властью, а сама она впадает то в одни, то в другие крайности – украинские пограничники тихо и спокойно продолжают выполнять свою работу: охраняют границы в военное время.

Никто не знает о том, как боролись с оккупантами в Крыму сотрудники Государственной пограничной службы Украины. Мало что известно о том, как оказывали они сопротивление.

И почти ничего о том, как они уходили оттуда – сохранив, к примеру, 23 корабля и катера. А это, ни много, ни мало, десятки миллионов гривен.

*   *   *

Пограничников не называют героями, не встречают столичные журналисты на новых местах дислокации, им даже не собирают деньги в рамках акции "Поддержи украинскую армию".

А ведь именно они не выпустили бывшего президента Виктора Януковича из страны 22 февраля и пытались помешать побегу экс-генпрокурора и главы Минздоха в Донецке. И не смогли только потому, что охрана предыдущего украинского руководства носила настоящее оружие, а пограничники в аэропортах – только травматическое.

Ведь, как в нормальной европейской стране, погранслужба в Украине – это больше не армия.

Дабы исправить эту несправедливость, мы и отправились с оператором Громадське.ТБ в рабочую поездку с руководством ГПСУ – к новым "границам" Украины с Крымом.

Хотя многолетний глава погранслужбы Николай Литвин категорически не приемлет такой формулировки: "Нет у нас никаких границ с Крымом. Он был и остается нашим. Мы просто усилили охрану границы, и вышли на второй рубеж", – подчеркивает он, поглядывая в сторону подчиненных со снайперскими винтовками в Чонгаре и Ставках Херсонской области.

"Мы, пограничники – уже живем в состоянии войны", – констатирует при этом его помощник, полковник Сергей Астахов.

Это действительно похоже на правду: все КПП между регионами обросли окопами и людьми с оружием и бронижилетах.

"Спускайтесь к нам, – приглашает, смеясь, один из них. – Вон, в бинокль русских видно". К сожалению, не успеваем. Мчимся на другой объект.

 Контрольно-пропускной пункт Ставки, Херсонская область

 Пограничники в окопах на КПП между Крымом и Херсонской областью 

 Баррикады на территории Одесского пограничного отряда

 Пограничники в селе Чонгар, Херсонской области

Там тоже очереди из авто. "Это не из-за нас, – убеждают наши сотрудники пограничной службы, – это русские проверяют документы и машины".

Кроме окопов, в близлежащих селах появляются новые отделения и отряды пограничной службы. Местные жители военных не боятся.

"Наоборот, – рассказывает глава сельского совета села Червоний Чабан Андрей Сучок, – люди почувствовали, что их защищают". При этом он признается, что даже не ожидал такого хорошего отношения к украинским офицерам, ведь регион русскоговорящий, и к событиям Майдана здесь относились неоднозначно.

Местный священник подтверждает: военным рады и даже помощь всяческую приносят.

Кроме вспыхнувшего чувства патриотизма, у местных и ощутимая выгода – в их краях отродясь не было такого количества молодых платежеспособных мужчин. Да и Киев, какое никакое, а внимание на деревни обратил – за ними и средства обещают.

Так что настроения оптимистичные.

 Глава Государственной пограничной службы Украины Николай Литвин
 Женщины-пограничники из Одесского пограничного отряда

 

 Пограничница Ирина Бойко - героически сдерживала российских оккупантов на Керченской переправе

В селе Макаровка, где поселили студентов Хмельницкой академии, тоже не унывают. "Они все молодые, но очень мотивированные", – рассказывает о пополнении помощник главы службы Сергей Астахов.

Многие из них, кстати, даже родителям не признались, куда уехали, а попытки выспросить об условиях содержания решительно прерывают уверенным и смеющимся: "Все у нас хорошо!"

В рамках дополнительной мобилизации в погранслужбу призвали уже 3.900 человек. Преимущественно это бывшие пограничники, уволившиеся ранее. "Вернуться обратно они не могли, а вот теперь могут и если все хорошо (читайте – будет финансирование) – возьмем их на контракт опять", – рассказывает руководство.

Хотя, конечно, рады не все.

Например, жители Одесской области, призванные на усиление границ с Приднестровьем – там нам тоже нужно быть в полной готовности – не слишком счастливы.

В военкоматах им сказали, что только на 15 дней, а Литвин сообщил: добро пожаловать минимум на три месяца. "Какое?! – возмущаются они. – Мы все колхозники! Если три месяца нас не будет дома, то что потом?"

"Какие мы … добровольцы?! Нам в военкоматах сказали – или в армию, или тюрьма". Погранцы на это только посмеиваются: "Ничего. Притрутся. Обстреляются. Будут служить".

В некоторых частях новобранцев уже даже оружием обеспечили. "Вы знаете, многие, кстати, неплохо стреляют", – с ноткой гордости хвалят своих новоприбывших.

А если серьезно, то каждого призванного пообещали поддержать – не только проследить, чтобы работодатель сохранил место работы, а и за службы деньги получил.

 Спецназ погранслужбы на таможенном пункте пропуска Кучурган

 

 

В целом же, в пограничных рядах не выказывают ни растерянности, ни страха, ни нытья. Все собраны и сосредоточены.

Конечно, погранслужба понесла потери в Крыму, хоть и неохотно об этом говорит. "У нас 80% личного состава было местное", – объясняет руководство. А россияне, конечно, приходили не только с угрозами, но и с привлекательными предложениями – у них зарплата капитана на уровне нашего генерала.

"Главная отличительная черта военного человека, – все с той же улыбкой говорит генерал службы, – самопожертвование". Зарплата у него вот уже который год все никак не достигнет тысячи американских долларов.

Все, кто согласился остаться в рядах ГПСУ – были переведены в Одессу, Херсон и области. Сейчас тут занимаются их расселением и обустройством.

Среди них – тоненькая Оксана Бойко с длинными темными волосами. Эта девушка совместно с небольшой группой подчиненных лично сдерживала около сотни российских оккупантов на Керченской переправе.

На вручении награды волновалась, на вопросы журналистов отвечать стеснялась, прятала глаза под черными ресницами.

 Школа, в которой разместили студентов из пограничной академии в Херсонской области
 Студенты Национальной академии ГПСУ им. Б. Хмельницкого в селе Макаровка, Херсонской области

В погранслужбе вообще до 20% личного состава – женщины, а руководитель – бывший военный. Его сперва приняли тут без энтузиазма, как чужака, но теперь авторитет не вызывает сомнения. "Украине действительно нужен Литвин, – снова не то шутят, не то говорят серьезно подчиненные, – только не тот, а этот".

Задача у "этого" сейчас сложная – на всех границах проблемы: Лукашенко проводит учения, Путин воюет, Приднестровье волнуется, а на западной границе никто не отменял нелегалов и прочего. Плюс волнения на востоке страны.

Проблемы и потребности службы Николай Литвин и его коллеги журналистам не озвучивают: "Ну, вот… горюче-смазочные материалы нам сейчас очень нужны, разве что…"

Для сбора средств на это ГПСУ открыла даже счет отдельный – на него собрали уже около двух миллионов, что в десятки раз меньше, чем "назвонили" украинцы на "565" для армии. Это при том, что пограничников лишь в три с небольшим раза меньше, чем военных.

Впрочем, сейчас им помогают даже бывшие коллеги. Например, на днях офицер запаса пограничных войск вместе с главой ветеранской организации черниговского отряда пограничников совершил облет участка украинско-российской границы длиной 200 километров.

 Многие ребята сказали родителям, что уехали "на практику"
 Таможенный пункт контроля Кучурган на границе с непризнанной республикой Приднестровье

"Украинская правда. Жизнь"

powered by lun.ua