Южный фронт. Патриотичный Херсон

98
18 вересня 2014

Херсон, по признанию многих, кто побывал там за последнее время, – черезвычайно патриотичный город. Здесь все – от бесконечных желто-голубых бигбордов до надписях на стенах – говорит о том, что с сепаратизмом в Херсоне шутки плохи.

Хотя, в отличие от Мариуполя, особой стратегической ценности город не представляет: нет крупных промышленных предприятий.

На въезде в Херсон красуются предвыборные красно-белые плакаты с надписью "Захистимо Херсон" и портретом президента местной федерации бокса Владислава Мангера. Он, как и многие здешние политики, знает, на что "давить": для херсонцев с некоторых пор безопасность стала главным приоритетом. Собственно, оборона Херсона была одним из главных лозунгов и в весенней предвыборной кампании нынешнего мэра Владимира Миколаенко.

Миколаенко – активный участник Евромайдана с первых дней. Вместе с коллегами по партии "Батькивщина" и гражданскими активистами он выходил на площадь Свободы на революционные митинги и ездил на киевский Майдан. И даже, говорят, не просто там "присутствовал", а помогал волонтерам.

Сегодня он регулярно наведывается в военные части и добровольческие батальоны, чтобы передать закупленные бизнесменами бронежилеты, карематы и аптечки.

Мэр и Элико Маркелия, депутат горсовета Херсона, глава грузинской диаспоры "Илори"

"Я с вами на мове оккупантов говорить не буду, – предупреждает он меня. – Сейчас нельзя, надо государственным языком разговаривать. Это же на подсознание влияет, брехня пана Путина".

Херсон, говорит Миколаенко, живет сейчас только вопросами обороны и проблемами бойцов, воюющих в зоне АТО. Недавно здесь похоронили командира батальона спецназначения "Херсон" Руслана Сторчеуса и еще пятерых бойцов, погибших в "котле" под Иловайском. Для горожан их гибель – действительно большая трагедия.

Руслан до всех событий работал юристом, лишился бизнеса из-за регионалов и стал активным участником Майдана: для него революция была не только борьбой с режимом Януковича, но и личным долгом.

"Мы познакомились с ним на херсонском Майдане, потом ездили вместе в Киев, – рассказывает про Руслана Миколаенко. – Помню, он мне хвастался: вот, мол, поставил рекорд – закинул триста шин!"

Руслан Сторчеус, командир добровольческого батальона территориальной обороны "Херсон", погиб в котле под Иловайском

"Херсон" – это патрульно-постовой батальон; его бойцы не обучены вести боевые действия – только окапываться и нести службу на блокпостах. Находясь в "котле", добровольцы сидели в подвале местной школы до тех пор, пока могли держаться...

За вопрос, зачем такой неподготовленный к войне батальон отправили в самый ад, глава Херсонского областного МВД Михаил Фабрин был уволен, а прокуратура возбудила на него уголовное дело "за отказ участвовать в АТО".

Кажется, перед херсонцами не стоит дилемма, воевать или нет. Здесь это дело чести.

"Флаг повесили, чтобы подчеркнуть патриотичность церкви"

 

На полу при входе в православную церковь выложены в ряд белые кожаные мокасины. Расторопный мужчина в рясе тягает туда-сюда банки с тушенкой, пакеты с конфетами и пятилитровки с водой. Это отец Сергий Чудинович, настоятель херсонского Свято-Покровского храма УПЦ КП.

 

"Это настоящие натовские тапки, – смеется он. Чудинович, как и многие херсонцы, говорит по-украински. – Друзья подарили, они торгуют секонд-хэндом, вот, решили армию поддержать".

Там же, в храме, на трибуне разложены молитвенники: один – за защитника Отечества, другой – за Украину. Рядом стоит прозрачный бокс, куда церковная миссия собирает средства на поддержку украинской армии. Бокс полон.

 

Отец Сергий – известный в Херсоне человек. В марте он вместе со священником православной церкви московского патриархата Сергеем Дмитриевым провел совместную молитву на боевых позициях одной из воинских частей под Херсоном. Вскоре после этого Дмитриев перевел свой храм под Киевский патриархат.

Чудинович постоянно ездит по блокпостам и военным частям, раздает бойцам одежду, продукты, обмундирование и прочие гостинцы, читает им молитвы. Его путь социального активиста начался с Майдана: он, наряду с другими херсонцами, ездил в Киев, был там во время самых тяжелых событий.

"На Майдане мы почти каждый день приходили на собрания, читали молитвы, – вспоминает он. – Господь благословил меня автомобилем, поэтому я еще и участник Автомайдана. Я понимал, что это необходимо, и ездил вместе с ребятами, даже когда нас было всего пять машин".

Сергий Чудинович, настоятель херсонского Свято-Покровского храма УПЦ КП

Автомобиль отца Сергия стоит возле церкви: на "Рено" нанесены элементы украинской вышивки, на стекле – наклейка Автомайдана. В машину умещается десять бутылей с водой, две упаковки с тушенкой, несколько пакетов с конфетами и с два десятка натовских тапок.

Все это настоятель везет в 1604-ю часть отдельной бригады армейской авиации, которая располагается под Херсоном. Говорит, про вертолетчиков, которые постоянно вылетают на задания в зону АТО, часто забывают – потому что они не в городе.

 

На входе в храм развевается сразу два украинских флага. Когда в Херсон приехали беженцы из Славянска, рассказывает настоятель, они пришли именно в его храм, потому что на нем есть "прапор".

"Мы его (флаг – авт.) повесили, чтобы подчеркнуть патриотичность церкви Киевского патриархата", – объясняет Сергий и добавляет историю про 95-летнюю прихожанку, которая насобирала для армии 800 гривен двугривенными купюрами, потому что там изображена цитата Ярослава Мудрого: "Якщо будете жити в любові між собою, Бог буде у вас".

 

"Я не понимала той войны. Это был шок"

Одна из главных активисток Херсона – грузинка Элико Маркелия. Она уже 25 лет живет в городе, откуда родом ее отец. Возглавляет грузинскую диаспору "Илори", ведет свой бизнес и работает депутатом горсовета. Как и многие здесь, она поддержала Майдан.

Когда Элико была подростком, в начале девяностых, ей пришлось с семьей бежать из Абхазии, когда там началась война.

"В то время я не понимала той войны, это был шок, – рассказывает Элико. – Мы выходили на улицу и наблюдали, как летели пули и бомбы. Однажды произошло нападение на наш город, погибло много молодых ребят – и мы, как были, в трусах и майках, бежали из дома не зная куда. Но я видела, как украинцы помогали нам, спасали детей. Это то, что сохранилось в памяти от тех страшных дней: они всегда были рядом с нами".

Элико называет Херсон второй родиной, а себя – грузинской украинкой. Она держит несколько продовольственных магазинов и рестораны грузинской кухни. До войны на востоке Украины она активно помогала детям-инвалидам и детдомовцам, а сейчас большую часть прибыли тратит на поддержку украинской армии.

"Мы обязаны поддерживать друг друга и тех ребят, которые нас защищают. Они должны чувствовать, что мы верим и любим их", – говорит она и добавляет, что в ее окружении – 98 процентов патриотично настроенных людей. В помощи ей за все время отказали только три человека.

"У меня есть ощущение, что мы победим, – говорит Элико. – Когда общаюсь в кругу единомышленников и вижу настрой наших бойцов, то уверяюсь в мысли, что скоро все закончится, и дальше Донецкой области они (боевики – авт.) не пойдут".

Несмотря на то, что Херсон находится относительно далеко от зоны АТО, местные жители ощущают угрозу, и поэтому всячески помогают военным. Вокруг города и области выстраиваются блокпосты и выкапываются траншеи.

Херсонцы уверены: чужая армия не сможет пройти дальше – "патриоты станут стеной".

 

Сегодня Херсон – один из самых патриотичных городов в Украине. И самый "майданный".

На площади Свободы, на постаменте, где раньше стоял памятник Ленину, нанесены узоры украинской вышивки и лозунг: "Слава Небесной сотне". Через дорогу на бигборде – плакат в поддержку Андрея Макаревича. А на здании городской администрации красуется огромный, во всю высоту, украинский флаг.

 

Екатерина Сергацкова, УП.Жизнь

powered by lun.ua