Ольга Курносова: Россия сегодня действительно империя зла

276
18 лютого 2015

Российская активистка, один из организаторов "Маршей несогласных", Ольга Курносова с октября 2014-го года считает себя политическим беженцем.

После посещений Киева в 2013- 2014 –м Ольга Курносова вместе с единомышленниками создала комитет солидарности с Майданом, который организовывал антивоенные акции в Москве, из-за чего, по ее словам, ей пришлось покинуть Россию.

"Не могла останавливаться у друзей дольше, чем на две ночи, сразу приходила полиция", – рассказывает она. Последнее месяцы живет в Украине.

Политикой Ольга Курносова занялась на последних курсах университета. Физик-теоретик, ленинский стипендиат, в 1990 году на волне всеобщего романтизма она избиралась депутатом Ленсовета. Тогда, говорит, была уверена, что Россия начнет стремительно меняться:

"Вы не правы, когда думаете, что русские не выходили за свободу. Мы выходили в августе 91-го. Это был наш Майдан. И если бы не наша позиция тогда – ни Прибалтика, ни Украина не ушли бы бескровно. Это для Путина крушение СССР – "величайшая геополитическая трагедия. Для нас это был шанс.

Мы не готовы были к реинкарнации системы. Мы не готовы были с этим бороться. Сейчас Украина может помочь нам доучить тот урок, который мы не доучили".

О себе российская активистка говорит так: "Я веду антипутинскую пророссийскую деятельность. И я здесь, чтобы вы знали, что Россия – это не Путин".

ВОЙНА НЕ КОНЧИТСЯ, ПОКА ПУТИН В КРЕМЛЕ. ОН РУССКИМИ МОЖЕТ ЗАМОСТИТЬ ДОРОГУ

– Для начала хочется понять, почему Вы все-таки переехали в Киев?

– Сегодня ситуация в России такова, что бороться с системой изнутри России невозможно.

Посмотрите на события последних месяцев. Например, на задержание Светланы Давыдовой, кормящей матери, за звонок в украинское посольство – просто потому, что она услышала в маршрутке разговор двух парней, которых отправляли на войну в Украину. Ее попытались обвинить в шпионаже. У нее 7 детей, трое своих и четверо – от предыдущего брака мужа. Она поступила как обычная мать, которая не хочет, чтобы ее дети погибали за чьи-то геополитические интересы.

Организаторы марша за федерализацию Сибири, движения за независимость Кубани – всем им дали уголовные сроки.

Так как я давно занимаюсь политикой и у меня есть друзья в разных структурах, мне дали понять, что я следующая на очереди. Мне буквально так и сказали: "Как только пересечешь границу, найдут, что подбросить тебе, чтобы возбудить уголовное дело".

Из Москвы я выбиралась несколькими видами транспорта, меняла карточки. Отрываться от "наружки" умею еще со времен Марша несогласных.

В Украину я приехала налегке, практически без вещей. Последние месяцы жизни в России я постоянно переезжала из квартиры на квартиру. Как только оставалась дольше чем на два дня, приходила полиция.

Бороться за нормальную Россию можно только из Киева. Киев – удобная "точка сборки".

Чтобы случилась революция в РФ, должен быть открыт второй фронт. Это должны быть совместные усилия и отсюда, и оттуда.

– Что вы подразумеваете, когда говорите об открытии "второго фронта"?

– Весной 2014 года на конференции Ходорковского "Украина – Россия: диалог" уже было понятно, что организационные проекты в России возможны только из Киева. Ведь если посмотреть на логику ФСБ – тех, кто говорит, они пока не закрывают, например, Бориса Немцова и Александра Сотника.

Закрывают всех, кто выходит на несанкционированные акции, кто готов к действиям. Впервые идею народного фронта мы озвучили на сентябрьском "Марше мира", тогда же сформулировали такой лозунг: "В Киеве братья, хунта – в Кремле".

Украинцам нужно понять, что бороться с РФ невозможно без участия активистов России, которые поддерживали Майдан, а сейчас поддерживают Украину и украинскую армию.

И единственная возможность доносить информацию до России – это громко говорить здесь, в Украине, чтобы международные СМИ подхватывали, и эта волна докатывалась до России.

Потому что русские активисты сейчас не могут никого собирать на митинги, это опасно. Зато их можно организовывать отсюда. Вот это я и называю "вторым фронтом".

 Акция на Болотной площади 6 мая 2014 года 

– Как Вы себе объясняете, зачем Путину война в Украине?

– Путина обидел сам факт Майдана, он его принял как личную угрозу. Команда Путина думала, что они более эффективные управленцы, чем украинцы. Они все время думали, что "подлая скотина Янукович сожрал все деньги и не смог ничего сделать".

Путинская команда просчиталась в том, в чем они всегда просчитываются – они не верят в людей. Они не верят в идею и идеалы. А революции делают идеалисты.

И победить Путина могут только люди, у которых есть идея и идеалы. Потому что невозможно умирать за сто долларов. Можно умирать только из любви, когда любишь, страну, женщину, родину. Любовь двигает людьми, но никак не меркантильный интерес.

И тут надо понимать, Украина не может проиграть, потому что люди верят в идею.

Но, что подкашивает украинское общество – это те, кто пытается "попилить" денег на войне, "попилить" назначения на должности. Это все отнимает силы, ресурсы, и замедляет путь к победе.

В чем слабость Путина? Он плохой стратег. Он силен в том, в чем компетентен – он же КГБшник. А это значит, что он всегда говорит одно, думает другое, делает третье. Его конек – "разводки".

И минские соглашения, и в первый, и во второй раз – это "разводки". Он делает вид, что с ним можно договориться. На самом деле его цель – оттянуть время. Война не кончится, пока Путин в Кремле. Он русскими может замостить дорогу.

Вам важно понимать, с кем вы имеете дело. В украинцах много романтизма, но романтизм сейчас не функционален и не эффективен. Вы пытаетесь его понять, меряя по себе. Вы думаете: "Это он делает для того, чтобы … например, уголь продать…" Ну вот, черт, мы с ним про уголь договорились, а война дальше идет. Может, денег дать? Может, дать больше?

Для Путина не существует цены человеческой жизни. Для него ничего не стоили собственные граждане – почему он должен жалеть граждан Украины? Он в Беслане жег детей из огнеметов, лишь бы не дать возможность Аслану Масхадову договориться с террористами. Чтобы ни в коем случае не поднять его вес для того региона.

У Путина отсутствует мораль. И это вам надо, наконец, понять. Вы сейчас боретесь не с Путины, а со своим представлением о нем. А он гораздо хуже, чем вы себе можете представить.

– Вот тут всегда возникает вопрос: разве погибшие солдаты не повод, чтобы Россия встала?

– Гражданскому активисту Марку Гальперину присудили 8 суток за то, что он стоял с плакатом: "Je suis Charlie", 30 суток за то, что с плакатом в поддержку Нади Савченко шел на Манежную площадь. А сейчас ему светит пять лет.

Вместе с Гальпериным на Манежную площадь выходил 75-летний пенсионер Владимир Ионин. Московский Тверской суд обязал пенсионера Ионова выплатить 20 тысяч рублей за участие в акции Je suis Charlie и еще 150 тысяч рублей – за участие в акции солидарности с братьями Навальными.

Это все результат применения того драконовского законодательства, которое было принято в России, подобное тому, из-за которого Януковичу пришлось бежать из страны ("Законы 16 января" – ред).

По этим законам за два задержания активиста на митинге против него можно возбудить уголовное дело. Такова реальность сейчас в России.

Путин 15 лет методично подкручивал гайки и докрутил до такой степени, что ужас где-то на подкорке засел.

Поймите, когда Путин говорит о русском мире, он не прикалывается, он в это верит. У него нет стопперов. Он видит цель и не видит препятствий. И этим он опасен для вас, для нас, для Европы, для мира.

 Митинг 1 апреля 2012 -й года в Санкт-Петербурге

Вам надо понять: пока Путин жив, хунта сидит в Кремле, война будет продолжаться. Это как тоталитарная секта. Они в это веруют. И именно это их погубит. Вспомните советскую историю последних 20 лет существования СССР. Советские вожди тоже не понимали, что проиграли холодную войну.

Чем плоха тоталитарная система? Она не умеет реагировать на быстрые вызовы, она медленная. Пока информация дойдет до головы, пока она подумает, примет решение – а в это время тело дракона уже провалилось в яму.

НИКАКИЕ ОППОЗИЦИОННЫЕ ПРОЕКТЫ В РОССИИ СЕЙЧАС НЕВОЗМОЖНЫ

– Кто из оппозиционных лидеров, на ваш взгляд, готов к открытой борьбе с путинским режимом?

– Вы должны понимать, что происходит в оппозиции. Так как мы имеем дело с КГБистами, то надо понимать, что они делают хорошо то, что умеют. А умеют они внедрять агентуру.

Как говорят наши ребята – позитивный прогноз это то, что каждый третий активист внедренный агент, а негативный – каждый второй. Вот это реальность сегодняшнего дня в Москве. Как только ты начинаешь планировать, будь уверен, что в тот же вечер доклад об этом ляжет на стол соответствующему куратору в Центре Э, в ФСБ, или в администрации президента. Стукачи есть от всех структур.

Это страшная реальность. И именно поэтому никакие оппозиционные проекты в России сейчас невозможны.

– Тем не менее, Вы говорите о втором фронте, о поддержке российских активистов из Украины. Кто может быть движущей силой протеста?

– Основная проблема сегодняшней России это то, что при этом жестком корпоративном государстве у молодежи нет никаких карьерных перспектив. Если сравнить демографию РФ со странами, где прошла "арабская весна", то она очень похожа. И перспективы могут быть такими же.

В чем выражается корпоративное государство? Ни для кого другого, кроме членов корпорации, места нет. И это их самое уязвимое место. В отличие от позднего "совка", никакие социальные лифты в современной России не работают вовсе.

Кто может выйти на улицы? Это поколение "40+" – те, кто вошел в политику в 90-е, когда политика существовала как область профессиональной деятельности. И поколение 25-летних – те, кто приходят сейчас к пониманию своих перспектив в РФ, к пониманию того, как их личная жизнь зависит от того, как устроено государство.

Поколение 30-летних – такой "условный Навальный" – вычеркивается как потерянное. Потому что они формировались при Путине в начале 2000-х, когда политика завесила только от бабок и пиара. Это поколение, у которого нет идеалов вообще.

– Слушайте, ну Вы так рубите с плеча. Неужели авторитет Навального настолько незначителен? Ведь он один из немногих лидеров оппозиции, у которого есть понимание того, какой должна стать Россия.

– В России существует очень сильный разрыв между реальными активистами, которые ходят на акции и между теми вождями, которые имеют пиар. Понятно, что издалека видны только вожди, активисты не заметны, но реально опираться нужно только на активистов.

Почему? Для активистов понятно, кто такой Навальный. Это проект, который был создан во время корпоративных войн внутри Кремля. Есть такое высказывание: "У Кремля много башен". Это значит, что Кремль неоднороден, там есть свои группы влияния, которые борются, используют информационные "сливы" как часть этой борьбы. Вот так появился Навальный. Об этом можно почитать в опубликованной переписке Навального и Белковского.

Он был в "Яблоке", ходил на русский марш, потом вернулся к либералам. Какой из этого можно сделать вывод? Он там, где больше пиара. Он брал деньги – у того, кто их давал. Потому что Навальный совершенно уверен, что бабки конвертируются в пиар, а пиар – во власть.

Поэтому Навального надо вычеркнуть. Потому что он был лидером на момент 2011-2012 года, когда был общественный подъем, который мог чем-то закончиться.

Знаете, как он слил протест? Уехал отдыхать на две недели. И это когда люди стояли на площади. Он как главнокомандующий облажался.

Хуже всего другое: то, что за 6 мая 2012 года сели рядовые участники. Как можно быть лидером, если твои люди сидят, а ты ходишь на свободе и даже не приложил усилий, чтобы их освободить?

У ФСБ есть такая тактика – возглавить нарождающийся социальный тренд. Например, есть запрос на борьбу с коррупцией у среднего класса – оп! – посадить своего человека на эту тему.

То же и с темой гибели российских солдат на территории Украины. Понятно, что рано или поздно этим кто-то займется, поэтому спецслужбы делают определённую профанацию. Чтобы, с одной стороны, контролировать процесс, а с другой, заткнуть рты, и еще и использовать как информационное оружие против украинцев. Это я сейчас говорю про проект "Груз-200".

Вы должны понимать, что против вас работают аналитики. Есть такие вещи, когда человек поставлен специально, чтобы "история" развивалась по определенной логике. Я уверена, что сейчас в госструктуры, партии, гражданские инициативы внедряются агенты.

ВОПЛИ ПРО "ТРЕТИЙ МАЙДАН" – ЭТО КРЕМЛЕВСКИЕ ИГРЫ

– Давайте вернемся к вопросу о том, какой запрос может вывести русских на улицы?

– Если мы берем чисто с политической точки зрения, то борьба с коррупцией ни в Украине, ни в России не является тем фокусом, который может привести к революции.

Ведь, кто вывел украинцев на улицу? – Дети.

Майдан выиграли 16-летние. Эти мальчишки, которые стояли с картонными щитами. Когда впереди идут дети, взрослые не могут уйти. Потому что это потом нельзя будет себе простить.

Чем сегодня отличается Украина и Россия? Тем, что каждый украинец знает, что это его страна, и нет у него другой – а в России каждый думает: "Йоперный театр… Как же меня достали эти сраные москвичи. Хоть бы они сдохли".

Не секрет, что Россия не любит Москву. Потому что это две параллельные реальности. Благодаря Москве, в одной из богатейших ресурсами стране живет одно из самых бедствующих населений.

Путин и Ко сделали все, чтобы Россия распалась, причем по самому драматичному пути.

Но тут нечему радоваться, потому что Украину это развал тоже затронет.

 Марш мира в Москве 15 марта 2014 год

– Каким может быть будущее России? Каким может быть позитивный сценарий? Что должно случиться, как вы говорите, "после распада"?

– Россию нужно "переучредить". Это должно быть другое государство.

На мой взгляд, Россия должна быть государством с полноценной представительской демократией и с элементами прямой демократии по швейцарскому образцу.

Что это дает? Люди могут ходить на референдумы и решать своим проблемы.

У нас сейчас критический разрыв между населением и властью. И если не восстановить элементы прямой демократии, то нельзя будет "переучредить" государство.

Цель реформы государственной системы в том, чтобы человек стал воспринимать свою страну как свою. Понимаете, чтобы проблемы поселков городов, областей, решались на местном уровне. У такой большой страны, расположенной на пятой части суши, не может всё контролироваться "из центра". Надо урезать полномочия столицы. Кремль должен стать музеем.

Когда в 90-м году коммунисты объявили выборы, то оказалось, что у нас в стране куча талантливых людей, которые ринулись в депутаты. Как только идет запрос, общество тут же выдает ответ.

Путин и его команда олигархов не понимают, как перестроить Россию, чтобы не потерять управляемость. Он выстроил "путиноцентричную" систему. И взял в заложники все население, в том числе своих приближенных. Они уже понимают, что если его выдернуть, то все рассыпается, и они не понимают, как ввернуть другую "гайку" на его место.

Его олигархи ненавидят. Но при этом понимают, что его трогать нельзя. Потому что у него граната в руке.

Он живет в своей реальности. Он не читает интернет. Он не читает газет. Ему приносят сводку. Число людей, с которыми он общается, строго ограничено. Никто из них никогда ни при каких обстоятельствах не скажет, то, чего он не хочет услышать.

Поэтому не существует ни одного человека, который придет и скажет: "Мы обосрались". Поэтому он будет воевать, пока сидит в Кремле. И при этом доказывать, что не воюет.

Это не первая циничная агрессия России, также было и с Грузией.

Вы не слушайте, что говорит дипломат РФ Сергей Лавров – вы смотрите на выражение его лица. Он очень умный человек, карьерный дипломат, посмотрите на его лицо – в каком он ужасе от того, что ему приходится говорить. Прочувствуйте эту психоделику. Они в состоянии кататонического ступора.

 Митинг памяти жертв обстрела микрорайона "Восточный", г. Мариуполь

– Вот Вы говорите о демократии по швейцарскому образцу. Сейчас это выглядит как футуристический прогноз. Куда девать амбиции российского народа? Как "демонтировать" из культурного кода потребность доминировать? Как перенаправить эту энергию в потребность облагораживать свой мир, свою личную жизнь?

– Это все амбиции от горя. Когда твой дом разваливается, сортир на улице, горячей воды нет, – то думаешь: Крыма то мне и не хватало?

Когда у тебя есть дома горячий душ и возможность нормально жить – ты начинаешь понимать: а зачем тебе Крым, можно на Гавайи слетать, где белый песок и лагуна. Зачем нам сдался это дотационный Крым, где нет воды, канализации и так далее?

Все эти амбиции от неустроенности. С россиянами никто не говорит о наболевших простых вопросах.

Например, насущный вопрос для женской части населения – катастрофическая нехватка мужчин. Как решить эту проблему? Как решали другие страны после войны – миграцией мужского населения из других стран. А у нас таких проблем огромное количество. Например, в России есть целые города, которые находиться во власти кланов.

Чтобы выбить почву у ватников, не надо говорить о голодоморе в Украине. Надо говорить о том, что советская власть истребляла крестьян как на Украине, так и крестьян в Поволжье. А сейчас путинская власть убивает и украинцев, и россиян.

РФ сегодня действительно империя зла. Даже в большей степени империя зла, чем тогда был Советский Союз.

Потому что во время СССР все понимали, что грозить ядерной дубиной нельзя. А "путиноиды" умудряются спекулировать ядерным оружием.

Мне все время хочется спросить: а гражданин Путин в курсе, что его ядерные боеголовки обслуживают украинские инженеры?..

– Какой у Вас прогноз по Минским соглашениям? Это способ оттянуть время?

– Путин находится в абсолютном тупике, где нет хорошего выхода из ситуации. Может показаться, что тактика примирения – это хорошая тактика. Я не верю в том, что существуют способы его остановить.

Ему нужна война, чтобы удушить Украину, для того, чтобы экономически Россия продержалась дольше.

Вопли про "третий Майдан" – это кремлевские игры. Их задача – довести ситуацию до максимальной нестабильности, чтобы привести к власти лояльного Кремлю президента на следующих выборах.

Он не отпустит Украину из своей орбиты.

Поэтому нужно создавать антипутинскую коалицию. Мир с сегодняшней Россией невозможен в принципе.

Беседовала Анастасия Рингис, УП

powered by lun.ua