Город яичного воскресенья. Как воюет Запорожье

87
5 березня 2015

"Что у вас с мэром?" – задаю вопрос каждому, кого встречаю в Запорожье, и каждый в ответ нервно смеется. Ничего смешного в этом, конечно, нет.

С лета в городе буквально нет власти: мэр Александр Син регулярно выкладывает в своем Facebook фотографии, на которых он изображен в бронежилете в окружении каких-то вооруженных людей, и подписями, что фото сделаны якобы в зоне АТО, куда Син якобы регулярно возит продукты и одежду.

Местные активисты утверждают, что ни в какую зону АТО мэр не ездит, а фотографируется в ближайшей лесопосадке. В Запорожье Сину не доверяют.

А не доверяют ему с тех пор, как в 2010 году он стал мэром, будучи местным лидером блока Тимошенко, но вскоре под давлением "смотрящего" Евгения Анисимова перешел в Партию регионов, став главой городской ячейки.

Когда случился Майдан, Син выходил на организованные в противовес антимайдановские митинги вместе с коммунистами и регионалами.

Летом он снова "перекрасился": заявил, что будет выполнять программу Майдана и поддерживать украинскую армию. За это его называют "непотопляемый Син". В более грубой версии – "сукин Син".

Местным от такого поведения мэра и смешно – настолько откровенно и неприкрыто он меняет маски, – и страшно.

Запорожье все-таки считается прифронтовым городом – а власти как таковой нет: губернатора назначили лишь спустя полгода после отставки Валерия Баранова.

Сегодня в запорожском горисполкоме память о Героях Небесной сотни – на самом видном месте

Здесь расхожа фраза: "После Мариуполя мы – следующие". Настроения тревожные: спецслужбы регулярно останавливают диверсионные группы и заявляют о предотвращенных терактах. Не так давно в Запорожской области был взорван участок железной дороги, соединявший регион с Мариуполем, а несколько дней назад пришлось перенести фестиваль "Патриотическая весна" из-за угрозы теракта.

Запорожье против беспредела

В противовес отсутствующей власти, в Запорожье образовалось немало общественных инициатив, которые пытаются брать на себя часть работы. Активизация этого процесса началась еще во время Майдана, когда на площадь вышли несколько тысяч человек. Запорожский протест оказался самым многочисленным на востоке Украины.

"На самом деле Майдан в Запорожье случился раньше киевского – 24 октября, – рассказывает один из лидеров движения "Евромолодь" Ярослав Храпский.С лета 2013 года система "смотрящего" Анисимова довела регион до того, что бизнес уже не мог терпеть поборы. Так и началось у нас развитие гражданского общества".

Ярослав Храпский

Тем же летом образовалось общественное движение "Запорожье против беспредела", куда вошли главные инициативы региона – "Євромолодь", "Стоп-откат", "Українська справа" и другие. Именно это движение и стало стержнем Евромайдана. Позже оно преобразовалось в Комитет общественного контроля и Кадровую комиссию – совещательные органы при областной администрации, участники которых имеют возможность контролировать власти и лоббировать кандидатов на муниципальные должности из числа демократических сил.

Правда, после революционных событий прошлой зимы произошло непредсказуемое: неожиданно появилось с десяток "народных Рад", объявивших себя организаторами Майдана и заявивших о своих правах на власть. "В кабинеты обладминистрации и мэрии стали заявляться какие-то городские сумасшедшие, говорили, что теперь они будут у нас править, – вспоминает Храпский. – Появились и "народные губернаторы", и фейковый "Правый сектор"… В итоге люди потеряли веру в нормальное развитие".

Непредсказуемым было и то, что на парламентских выборах против лидера "Украинской справы" и одного из реальных организаторов запорожского Майдана Игоря Артюшенко было выдвинуто целых 12 псевдомайдановских кандидатов. Но в итоге ему удалось договориться и пройти в Верховную Раду от блока Петра Порошенко, где он теперь занимается вопросами противодействия коррупции.

"Два года назад Запорожье было никаким, – вспоминает Артюшенко. – На акции выходило максимум по сто человек, не считая проплаченные митинги.

А сейчас у нас обратный процесс. Ценности Майдана прошлой зимой поддерживали всего 40% запорожцев, но остальные 60% оказались дезорганизованы из-за того, что не воспринимали донецкий "менеджмент", который долгие годы грабил местных же регионалов. В итоге победило организованное меньшинство: на один из наших митингов вышло 10 тысяч человек. Мы сами оказались шокированы, когда поняли, что сделали Запорожье "оранжевым".

Игорь Артюшенко

Сегодня в Запорожье не видно ни российских флагов, ни символики, ассоциирующейся с "Новороссией". Хотя еще год назад, весной 2014 года шествия с георгиевскими ленточками, на которые выходил и мэр Син, собирали большое количество сторонников.

Но пророссийский сценарий был прерван в Вербное воскресенье, 13 апреля. Этот день запорожцы называют "Яичным воскресеньем". Именно тогда людей с георгиевскими лентами местные жители закидали яйцами и мукой. После этого пророссийские настроения пошли на спад, а лидеры запорожского "Антимайдана" разбрелись по ЛНР и ДНР.

 Жертвы "яичного воскресенья"

"Сейчас главная проблема региона, помимо отсутствия губернатора, мэра и военкома, – это контрреволюция, – считает Ярослав Храпский. – Определенные силы пытаются перечеркнуть результаты Майдана, чтобы общество перестало быть пассионарным. Потому и создаются бесконечные псевдомайдановские организации, разбавляющие общую картину".

Свадьбы и помощь переселенцам

Недавно, как фильтр от фейковых общественных новообразований, было создание движение "Вместе", куда вошли все действующие волонтерские инициативы, активисты и общественники постреволюционного периода – в пику десяткам "народных Рад".

Работы хватает на всех. Одни участники объединения занимаются борьбой за влияние на власть и противодействием коррупции, другие – помощью армии и переселенцам, третьи – развитием бизнес-сообщества.

В центре города, в здании "Запорожагропроекта" располагается штаб "Наша перемога". Там собираются волонтеры, которые занимаются вопросами участников АТО. Помещение, где раньше размещалась помощь для переселенцев, теперь пустует: волонтеров перевели в другое место.

А этажом выше в здании находится небольшой кабинет-салон, увешанный свадебной символикой. На полках – фотографии молодоженов и оформленные белыми лентами бутылки с шампанским, на стенах – грамоты, выданные главе свадебного агентства "Любовь-морковь" Елене Ярошенко. Здесь же на кресле, заваленная деловыми бумагами, восседает и сама Ярошенко, яркая блондинка модельной внешности. Она – одна из самых активных волонтеров Запорожья.

Елена Ярошенко (справа)

"Мы с Олей Булавиной, одним из лучших парикмахеров, сотрудничаем по свадьбам, – рассказывает Ярошенко. – А она, к тому же, курирует палату "отказников" в одной из больниц, у нее свой фонд. Однажды девчонки завалили мне весь офис гуманитаркой для переселенцев, которую она собрала, и тогда я пошла к директору Запорожагропроекта и выпросила нам отдельное помещение".

Так благодаря главе свадебного агентства штаб помощи переселенцам заработал в Запорожье раньше, чем в МЧС и "Красном кресте".

С мая через волонтеров прошли более 15 тысяч человек. Внимание к ним было невероятное.

"Нам привозили огромные пакеты продуктов, бытовой химии, гигиенических средств, косметику и духи, – вспоминает Ярошенко. – Одна фирма выделила даже фены, утюжки и расчески. Все это мы раздавали бесплатно. Каждый уходил от нас с огромным пакетом".

Как только волна переселенцев более-менее схлынула, волонтеры занялись помощью армии. Особенно Ярошенко запомнился случай, когда 16-летняя школьница Мария Савва, страдающая аутизмом, передала пакет с балаклавой, теплыми перчатками и термобельем, а в записке к нему написала, что ради этой покупки ей пришлось отрезать и продать свои волосы.

"Местная власть долго не знала, что делать с переселенцами, – а потом к нам стали прислушиваться. Организовали даже еженедельные заседания в городском исполкоме", – говорит Ярошенко.

Памятнику Ленину в Запорожье придумали "прикрытие" - вышиванку. Но активисты обещают, что в ближайшее время его уберут цивилизованным способом 

Пески

Помимо этих еженедельных заседаний, которые проходят в 9:00 каждую пятницу, городские власти организовали для переселенцев временное жилье. В Запорожье, как и в прифронтовых Харькове и Днепропетровске, появился свой модульный городок, профинансированный немецким правительством.

Городок построили в микрорайоне, носящий, по иронии судьбы, название Пески. Когда-то на этом месте были болота, которые в 70-х осушили и засыпали песком. Обыкновенный спальный район с однотипными многоэтажками, между которыми гуляет ветер. На одном из незастроенных участков в середине февраля и поставили домики-модули.

Модульный городок в Запорожье

Жильцов там пока немного: чуть больше 80 человек. Пока что основная часть переселенцев, решивших жить в этих модулях, собирает необходимые документы.

Дежурная по городку Анжела Недопекина проводит экскурсию: вот модуль на семью из восьми человек – узкие двухэтажные кровати, небольшой столик, маленькая кухня, один санузел с душем. А вот – заводит в отдельный модуль – общежитие, здесь всего 14 жилых комнат по 4 человека на каждую. В таких комнатах нет отдельной кухни и санузла, все общее. Работает бесплатный wi-fi, а на улице для детей предусмотрены две игровые площадки. Впрочем, они пока что пустуют – не сезон.

Общежитие для переселенцев в модуле: кухня
Комната в общежитии
В модульный городок регулярно приходят сотрудники Службы занятости и Собеса

Помощь "на передок"

Основная масса волонтеров в Запорожье сейчас занимается помощью армии. Один из самых известных активистов в этом направлении – Роман Пятигорец, основатель проекта "Народная броня".

Вместе с братом он придумал, как собственными силами оборудовать БТРы, БРДМы и танки противокумулятивными решетками-экранами. Сами же придумали военные образцы и организовали местное производство. Инициативу в итоге подхватили и волонтеры в соседних регионах – Николаеве, Днепропетровске, Харькове.

Роман Пятигорец (слева)

Сейчас сам Роман больше занимается своим основным профилем – борьбой с коррупцией в рамках движения "Стоп-откат" и влиянием на местную власть.

Запорожье стало плацдармом для многих громких инициатив. Именно здесь усилиями волонтеров получилось восстановить областной военный госпиталь, который до осени 2014-го находился в плачевном состоянии.

Координатор группы помощи госпиталю и основатель соответствующего фонда Александр Ходос представляется скромно: "водитель частной компании". Волонтером он стал еще в апреле, когда по работе ездил по мариупольскому направлению, а заодно помогал военным.

Когда в районе Мариуполя начались боевые действия, возникла необходимость большого госпиталя для военных, а ближайший такой находился как раз в Запорожье. Но госпиталь был расформирован со времен развала Союза – работало лишь одно стационарное отделение для ветеранов. В здании протекала крыша, со стен сыпалась штукатурка.

"Первым делом на средства предприятий мы поменяли крышу, поставили на окна стеклопакеты, и в начале октября в госпиталь стали завозить первых раненых бойцов, – рассказывает Александр Ходос. – Несмотря на то, что приказ на восстановление госпиталя поступил от Минобороны, деньги на это не выделены до сих пор. А разве мы могли бросить наших бойцов?.."

Вокруг инициативы собрался актив – около 20 человек. Каждый взял на себя отдельный участок ремонта. "Помню, окна там вставляли даже представители Украинской православной церкви, – говорит Ходос. – Сами батюшки приходили, вытягивали старые окна и вставляли стеклопакеты. И прихожане им помогали".

Александр Ходос (справа) и Сергей Осауленко

Один из координаторов инициативы Сергей Осауленко, программист по профессии, наладил все коммуникации в госпитале: установил мини-АТС для врачей, провел при поддержке местных провайдеров интернет, покрывающий всю территорию, привез в общий холл компьютеры, которыми могут пользоваться бойцы.

"Мы даже стиральные машины купили, – говорит Осауленко. – И сделали удобную инфраструктуру, чтобы максимально оптимизировать врачам рабочий процесс".

О госпитале быстро заговорили. Недавно фонд Святослава Вакарчука "Люди майбутнього" провел благотворительный концерт, чтобы собрать деньги на покупку двух реанимобилей для Запорожья. А местные предприниматели, держащие автомойку, предложили бесплатно эти реанимобили "купать".

К инициативе присоединились и культурологи: запорожская активистка Ирина Шатова, например, организует для раненых бойцов еженедельные экскурсии на остров Хортица и в музей "Мотор Сiч" – приобщает их к местной культуре.

В самом госпитале постоянно проходят концерты и развлекательные мероприятия. А сами волонтеры, признается Осауленко, там буквально живут.

Жизнь после Сина

Немалую роль в волонтерских инициативах и новой общественной реальности Запорожья сыграл и бизнес.

Одна из лидеров местного Майдана – глава Совета предпринимателей Запорожской области Ирина Лех – утверждает, что бизнесмены поняли, что если власть в регионе слаба, то защиту границ нужно взять на себя. Некоторые компании, например, взялись отчислять 10% от прибыли на помощь армии.

А после Майдана выяснилось, что запорожские средние предприниматели серьезно влияют на структуру экономики – и власти начали с ними считаться. Лех, как и другие активисты постреволюционного периода, входит в Кадровую комиссию при областной администрации и лоббирует, в том числе, интересы предпринимателей.

Ирина Лех

"У бизнеса наступили тяжелые времена: из-за нового налогового законодательства, которое принималось с нарушением закона о регуляторной политике, наносится ущерб и сельскому хозяйству, и малому и среднему бизнесу, – сетует Ирина Лех. – Многие уходят в тень, закрывают бизнес.

Состояние сложное, но мы не выходим на акции протеста по одной причине: у нас прифронтовая область, и мы понимаем, что сыграем на руку России. Да и надеемся все же на то, что сможем что-то изменить".

В Запорожье все безумно боятся войны, считает Лех.

"Это чувство небезопасности витает в воздухе, поэтому мы стараемся пока что быть конструктивными в отношениях с властями, чтобы не навредить", – говорит она.

Осенью в Запорожье грядут выборы мэра, и уже сейчас все гадают: кто сможет заменить "непотопляемого Сина"? Ирина Лех надеется на депутатов, прошедших в Верховную Раду от демократических сил, но единого кандидата в мэры пока не видит.

Депутат от блока Петра Порошенко Игорь Артюшенко тоже не может назвать кандидата, который мог бы встать у руля города. По одному из рейтингов, 9,6% голосов запорожцы готовы отдать Сину, 9,3% – Артюшенко и 7,4% – его конкуренту Сергею Кальцеву, представляющему днепропетровскую элиту.

"Говорю со всей печалью и ответственностью: кандидата в мэры у нас нет, – констатирует Артюшенко. – Точнее, есть около 15 кандидатов, но у каждого рейтинг по полтора процента. Главная угроза Запорожья – это Ахметов, который держит здесь три крупнейших предприятия (Запорожсталь, Коксохим и Огнеупорный завод – УП).

Проблема в том, что за долгие годы у нас не сформировалась собственная запорожская элита: все это время балом правили либо днепропетровские, либо донецкие. А в 2010-м вообще произошла "аннексия" Запорожья донецким менеджментом. И эта угроза остается. А с другой стороны, есть "днепропетровский папа", понимающий, что Запорожье может быть неплохим сырьевым придатком под более успешный регион".

Артюшенко считает, что Запорожью в нынешней ситуации нужна "жесткая рука", чтобы "навести порядок" и обеспечить жителям региона безопасность. Так же считает и его коллега Роман Пятигорец.

"Регион у нас сейчас находится в расхлябанном состоянии, – возмущается Пятигорец. – Вот, например, прокурор Шацкий у нас пишет, что Син – "фундамент коррупции". Да после таких заявлений должно последовать как минимум четыре подозрения – а где они? Где? Так что Запорожью нужна "твердая рука". И лучше пусть это будут не местные управленцы, а откуда-нибудь с Тернополя".

Для паразитирующих на Майдане общественных движений, считает Пятигорец, выборы мэра – последний поезд социального лифта, и "они будут стремиться в него впрыгнуть, или хотя бы подобедать с этого стола".

"Это Киевская Русь какая-то! – снова возмущается Пятигорец. – Мы не можем толком объединиться в один кулак и провести внутренний праймериз, чтобы выделить одного нормального кандидата".

И все же, несмотря на то, что "непотопляемый Син" виртуально "воюет" в АТО, а назначенный Порошенко губернатор пока только осваивается на новом месте, Запорожье справляется с непростой обстановкой самостоятельно.

И у региона это неплохо получается. Кажется, он попал в надежные руки.

Екатерина Сергацкова, УП.Жизнь

powered by lun.ua