От самого слабого мальчика в классе – до Ironman: откровенный рассказ инвестбанкира

1314
13 листопада 2015

В день старта соревнований Ironman в Барселоне я просыпаюсь в 5:30 утра и обнаруживаю, что опять дает о себе знать защемленный нерв в районе поясницы – теперь я могу идти только наполовину согнувшись и хромая, преодолевая резкую боль.

Стараюсь не думать, как в таком состоянии плыть, крутить педали и бежать 13 часов подряд без остановки.

В 7 утра я на месте старта. На море большие волны – а значит, плыть и следить за контрольными буйками будет непросто. Окунаюсь в прохладную воду, чтобы избежать шока на старте.

Подкачиваю колёса велосипеда и начинаю чувствовать предстартовый мандраж.

Но что поделаешь – я уже бросил себе этот вызов. 

Ironman считается самым сложным однодневным соревнованием. 

Возник он стихийно – когда в конце семидесятых на Гавайях атлеты-представители разных дисциплин спорили, кто из них круче. 

Американский офицер, присутствовавший при споре, предложил устроить универсальное испытание, которое объединит в себе все местные соревнования: заплыв "Бурные воды Вайкики", велогонку вокруг острова Оаху и марафон Гонолулу.

Итого – 3,8-километровый заплыв, 180-километровый заезд на велосипеде и 42-километровый забег без перерыва. 

На первый старт вышли 15 человек, до финиша дошли 12. Победителем стал морской офицер Гордон Халлер, который получил в награду фигурку железного человека, сваренную из стальных труб. Отсюда и название. 

Гонка оставалась малоизвестной, пока в 1981 году ее не заметил журнал Sports Illustrated. Репортаж привел на старт новых атлетов. 

На сегодняшний день в соревнованиях Ironman участвуют тысячи желающих испытать себя: не столько победить, сколько прийти к финишу, победив в первую очередь самих себя. 

I.

Ровно в 8:45 – старт! Несколько тысяч человек забегает по очереди в воду: сначала профи, а потом всё менее и менее опытные пловцы.

Моя установка от тренера – плыть спокойно и не "рвать", чтобы выйти из воды свежим. Спокойно плыть не получается – вокруг тысячи пловцов, по моей голове и ногам периодически бьют ногами и локтями другие пловцы, а я бью в ответ, "а la guerre comme à la guerre". Это вам не марафон, где все дружески похлопывают друг друга на старте – у "железных" людей сантиментов гораздо меньше. 

Наконец, я пристраиваюсь сбоку одного из пловцов и плыву рядом с ним, что позволяет беречь силы и не выныривать в поисках ориентиров. Через некоторое время он отрывается в мутной воде, я догоняю другого, потом еще одного, а за мной пристраиваются другие. 

Через час и пару километров начинаю немного уставать, какое-то время плыву один, несколько раз сбиваюсь курса. Прохожу отметку 3 км, потом 3.5 км – и выхожу на финишную прямую. Появляется второе дыхание, я энергично молочу к берегу, народ вокруг тоже ускоряется, так что лёгкие "водные драки" возобновляются. 

Подплываю к берегу: волонтёр подаёт мне руку, чтобы помочь преодолеть волны и выбежать из воды. 

Время заплыва – 1 час 40 минут, что на 10-15 минут больше, чем я планировал, а значит, надо поторапливаться. 

 

II. 

Я на бегу снимаю гидрокостюм, как могу быстро напяливаю шлем и велотуфли, съедаю энергетический гель – и несусь к велосипеду. Боль в пояснице дает о себе знать, так что бегу я полусогнутый. 

С каким бы трудом ни давалось взобраться на сиденье, я не останавливаюсь. То, что я здесь – это уже своего рода победа, и она окрыляет.

...В школе при делении класса на две футбольных команды меня регулярно выбирали одним из последних, в результате чего я становился вратарём. Зато я победил на городской олимпиаде по математике.

Несколько попыток заняться спортом заканчивались быстрым отказом от меня нескольких тренеров по легкой атлетике, и я перешел на занятия международными шашками, по которым стал вице-чемпионом Украины среди юношеских команд. 

Заскакиваю на велосипед, чувствую прилив энергии и начинаю обгонять менее быстрых гонщиков. Еду со скоростью 31-34 км/ч и не сильно её сбрасываю, даже когда заезжаю на подъемы. 

Раз в полчаса принимаю небольшую порцию геля, для сохранения энергии, а также густого изотоника, который я запиваю водой. Изотоник необходим, чтобы компенсировать организму потерянные соли и другие важные вещества, иначе быстро наступит истощение и слабость. 

Через час езды меня резко покидают силы, и начинает невыносимо болеть поясница – каждое движение причиняет боль, а скорость падает до 21-24 км/час. 

У меня начинается легкая паника – на недавней тренировке я проехал 180 км за 6 часов и чувствовал себя прекрасно – как во время тренировки, так и после. Почему же мой организм предает меня в такой ответственный момент? Как мне продолжать двигаться еще 10 часов?! Неужели придется сойти с дистанции?.. 

 

После школы был университет. Ввиду самого слабого зрения на потоке (близорукость "минус 15") я получил освобождение от занятий физкультуры и ни разу за пять лет не посещал ни спортивный зал, ни бассейн. Мой вес при росте 189 см перевалил за 100 кг.

Велосипед стал моим первым спортивным увлечением. Десять лет назад друзья позвали на пару велопоходов по Крыму, я начал кататься по выходным на горном велосипеде. Тогда в результате действий неумелого массажиста у меня образовалась грыжа.

На майские праздники в 2007 году я решился поехать на велосипеде – проведать могилу деда за Житомиром, в 175 километрах от Киева. Каждые 30-40 мин из-за боли останавливался, несколько раз решал всё бросить и вызвать такси. Но продолжал ехать.

На следующий день после вечернего самогона с пивом у родственников, я часов за 10 вернулся в Киев. Из прихожей в ванную уже идти не мог, и меня практически несли на руках – но я был очень доволен собой и понял, что возможности даже слаботренированного организма очень большие и что основные ограничения – у нас в голове. 

Поясницу не отпускает. После нескольких десятков километров пыток решаю, что надо что-то менять – и вместо моего годами испробованного изотоника, решаю перейти на изотоник организаторов. О, чудо! – Силы мгновенно возвращаются, опять прилив энергии, и скорость опять взлетает до 31-34 км и более! Я снова начинаю обгонять! 

Через пару часов я заканчиваю последний, 180й километр велогонки, и проклинаю себя за то, что не решился попробовать сменить напиток ранее. 

Вело занимает у меня 6 часов 30 минут, что уже минут на 45 хуже, чем я планировал. 

III. 

Я спрыгиваю с велосипеда и чувствую, что не могу разогнуться. Совсем не могу! Любая попытка выпрямиться причиняет жуткую боль. Бегущий рядом парень кричит мне – "Stretch yourself!" (Растянись!) 

Я ложусь боком на лавку и начинаю растягиваться. Я почти не верю, что смогу подняться... 

Во время учебы в США я периодически бегал 5-7 км. Без остановок такие дистанции пробежать не получалось, несколько раз останавливался и переходил на ходьбу.

Весной-2013, уже по возвращению в Украину меня познакомили с Киевским Марафонским клубом KMRC и их тренером Константином Лебедевым. Я начал бегать с ними 2-3 раза в неделю – и уже через пару месяцев преодолел немыслимую для себя полумарафонскую дистанцию 21 км за запланированные 2 часа.

Последние 30-40 минут на дистанции были сущим адом, сердце так и выскакивало из груди, хотелось остановиться – но я добежал, после чего упал на землю и долго лежал, подняв ноги на дерево.

Марафон казался тогда непреодолимой и недостижимой мечтой. Но я поставил себе цель пробежать 42км – и на выходных, вместо того чтобы отсыпаться по утрам, начал бегать длинные дистанции по 20-25км.

Уже в ноябре 2013-го с командой KMRC я полетел в Стамбул, где побежал 42км из Азии в Европу через знаменитый Босфорский мост.

Созерцание красивых видов быстро уступило мысли: "Только бы добежать". Начиная с 20-го километра пульс зашкаливал, бежать было всё тяжелее. Перед финишем, когда сил уже почти не осталось, бнаружил, что последние два километра надо бежать вверх, причем в самом конце подъём очень крутой, как Владимирская горка.

А я еще на старте принципиально решил не переходить на ходьбу, поэтому пристроился бежать за высокой девушкой – ведь позорно же мужчине отстать от девушки на финише! Такая нехитрая манипуляция позволила мне добежать до финишной черты менее чем за четыре запланированных часа.

После марафона наступил "марафон блюз" – когда долгожданная цель достигнута и непонятно чего хотеть дальше.

Но сначала я попал на встречу с "бегущим банкиром" Андреем Онистратом, который красочно рассказывал о преимуществах триатлона перед бегом – мол, триатлонисты сильные и атлетичные, а бегуны худые как спички и хилые.

А потом Владимир Дегтярев рассказал мне о безумной дистанции для настоящих мужчин – Ironman.

 

Помня тот четырехчасовый ад, через который я прошел на марафоне, и зная, что дистанция Ironman занимает у любителей часов 10-13, то есть, в 3 раза дольше – Ironman казался мне чем-то совсем фантастическим и нереальным.

Но я решил попробовать.

После победы Евромайдана, в марте-2014 начал тренировки у Данилы Сапунова, трёхкратного участника Олимпийских игр по триатлону. Теперь мне приходилось тренироваться 5-6 раз в неделю и только по утрам, появился хронический недосып – на тренировки надо было вставать в 5:30-6:00 утра в будни и 6-6:30 утра в выходные. Нагрузки на тренировках тоже стали на порядок больше, чем прежние беговые.

После нескольких промежуточных стартов в Украине, в сентябре прошлого года я прошел дистанцию "полу-Ironman" в Будапеште с друзьями по команде: 1.9км плыть, 90 км ехать на велосипеде и 21 км бежать. Я уложился в запланированные 5 ч. 45 мин. и чувствовал себя прекрасно. Но до настоящего Ironman было по-прежнему далеко.

Зимой я сфокусировался в основном на беге, так как от тренировок хотелось получать хотя бы небольшое удовольствие, а крутить велотренажёр более часа мне скучно. Поэтому я бегал 3 раза в неделю в Голосеевском лесу у дома, и плавал пару раз в неделю.

Очень важно, чтобы у тренировок была цель – поэтому я с друзьями готовился к 65-километровому горному ультрамарафону в Хорватии. Холмистый лес в Голосеево подходил идеально. Часто приходилось бегать по снегу и при температуре до -20, по 30-35 км.

 

Тренировки прошли отлично – и восьмичасовый забег по горам Хорватии дался сравнительно легко, несмотря на то, что бОльшую часть времени шел дождь и приходилось бежать или ползти вверх по грязи.

Очень тяжело было последние час-полтора, когда я бежал практически с закрытыми глазами, ориентируясь на более выносливого и молодого напарника.

 
 
 
 

После финиша я понял, что возможности организма практически безграничны.

Один мой знакомый ультра-марафонец очень точно сравнил организм спортсмена с машиной, которая может много проехать, главное "вовремя заливать бензин и масло". То есть, постоянно тренироваться и правильно питаться.

 

После ультрамарафона я начал больше работать над плаванием: осваивал длинные дистанции по 3 км в озере, а в июле поехал в Стамбул – переплывать пролив Босфор, 6.5 км из Азии в Европу.

Когда на корабле нас провезли по дистанции до точки старта и показали еле видную точку финиша далеко на горизонте, мне стало немного не по себе. К тому же, выяснилось, что немалую часть участников просто сносит течением и они не достигают финиша. Также запрещены гидрокостюмы, которые обычно облегчают плавание и делают его более комфортным в холодной воде.

Тем не менее, вскоре после старта я "лёг в ноги" одному из пловцов и часть дистанции плыл за ним, что позволило мне не выныривать периодически в поисках финиша, хотя всё равно приходилось иногда это делать.

На последних 500-700 метрах течение усилилось и, собравшись с последними силами, я максимально выложился, чтобы достигнуть желанного финиша, без риска быть снесённым течением.

Это было одно из самых красивых соревнований, в которых я участвовал!.. 

 

Еще о многом я вспоминал, лежа на той лавке и пытаясь размять поясницу. 

Неужели все это было зря? – думал я, – все эти тренировки, часы и дни, потраченные на подготовку к этому дню, вместо того, чтобы проводить время с семьей! 

Но вот боль немного отпускает, и можно вставать. 

Несмотря на то, что я участвую в гонке уже более 8 часов, бег я начинаю полным энергии, скорость – один километр за 5 мин 30 сек. С такой скоростью я бегаю на тренировках. 

Опять возвращается эйфория – значит, я таки стану Ironman сегодня!

Первую половину марафона, 21 км, я пробегаю за 2 часа и 5 мин, что не сильно отличается от моего темпа на тренировках. Настроение великолепное! 

Решаю, что в отличие от многих спортсменов вокруг меня, – принципиально не перейду на шаг и буду бежать без остановки, чего бы мне это ни стоило! 

Нагрузки дают о себе знать: некоторые спортсмены корчатся от судорог, других рвёт. 

Важность правильного питания на дистанции сложно переоценить – во время марафона я принял не менее 10 упаковок гелей, в том числе от судорог, и, в отличие от изотоника, они меня не подвели. 

Каждые 3 километра я выпиваю пару глотков колы – да-да, это прекрасная комбинация кофеина и углеводов, которая прекрасно усваивается благодаря пузырькам газировки! – один глоток геля и беру две бутылки воды, которые выливаю на голову, чтобы освежиться и взбодриться. 

Каждый километр даёт всё тяжелее. Большинство спортсменов переходят на шаг. Рядом со мной немка-болельщица начинает бежать вдоль дистанции, чтобы заставить мужа-спортсмена не останавливаться. Дочка-спортсменка обнимает и подбадривает отца, чтобы они продолжали бежать вместе. 

Наступает момент истины – когда морально-волевые качества важнее физической подготовки. 

Моя скорость падает до 7 мин/км и продолжает снижаться. Я то подбадриваю, то кляну себя последними словами, лишь бы не остановиться. 

Самая сильная мотивация для меня – представить моих двухлетних двойняшек на финише, нетерпеливо ожидающих папу. Обязательно буду брать их на соревнования, когда чуть подрастут! 

И вот я выбегаю на финишную красную дорожку. Крики болельщиков придают сил, я ускоряюсь, вскидываю руки в победном жесте – и финиширую под песню I Need a Hero Бонни Тайлер. 

"Konstantin Magaletskyi, You Are an Ironman!" – гремит из динамиков. 

 

Именно сейчас девиз соревнований Ironman: "ANYTHING IS POSSIBLE" – становится и моим девизом. Эмоции, которые бывший ботаник переживает на финише одного из тяжелейших соревнований на выносливость, сложно передать словами. 

Моя мечта сбылась! 

После финиша меня снова скручивает из-за защемленного нерва, я еле передвигаюсь. Но что это вообще может значить по сравнению с ощущениями от победы? Победы над собой, над своим телом, над слабостью и болью! – Да ровным счетом ничего! 

 
 

Константин Магалецкий, выпускник бизнес-школы Чикагского Университета, партнёр одного из крупнейших международных инвестиционных фондов, специально для УП.Жизнь

powered by lun.ua