Муфтий мусульман Украины: Моя главная цель – воспитать мусульман Украины как неотъемлемую часть украинского общества

116
26 листопада 2015

В ночь терактов в Париже, когда социальные сети были заполнены обрывчатыми сообщениями, а украинские и международные СМИ пытались разобраться в случившемся, – Саид Исмагилов, муфтий Духовного Управления Мусульман Украины "УММА" стал одним из первых, кто выразил свое соболезнование погибшим.

Муфтий мусульман Украины поддерживал Евромайдан не только со сцены, но и вместе со всеми протестующими в мирных демонстрациях и митингах.

С начала аннексии Крыма и военных действий на востоке Украины осуждает деятельность оккупационных властей.

Мы поговорили с Саидом Исмагиловым о событиях во Франции, ситуации с мусульманскими общинами на оккупированных Российской Федерацией территориях Украины и о главных задачах, которые перед собой ставит сам муфтий.

МУСУЛЬМАНЕ УКРАИНЫ – ДРУГИЕ, ОНИ ДАВНО И ПРОЧНО ИНТЕГРИРОВАНЫ В УКРАИНСКОЕ ОБЩЕСТВО

– Ваша позиция после событий 13 ноября в Париже?

– Первое, что сделал, когда узнал – написал соболезнования на своей странице в facebook. Сделал это в своем блоге, потому что была уже глубокая ночь, и чтобы поставить заявление на сайт, нужно было будить модератора.

Для меня это было крайне важно сделать это заявление. Я сразу понял, что будет ответная волна исламофобии, которая обязательно коснется мусульман Европы, и, хоть и в значительно в меньшей степени, – мусульман Украины.

Всякий раз, когда отдельные личности или же экстремистская группировка совершают преступление, теракт – получается так, что обыватели, которые не в курсе все тонкостей, к сожалению, склонны проецировать свой гнев и недовольство на всех мусульман.

Необходимо помнить: мусульман в мире около 1,5 миллиардов, а тех, кто совершает подобные теракты – отдельные десятки, сотни, максимум тысячи людей. Это малые доли от общего числа мусульман.

На следующий день после случившегося, мы были у посольства Франции, возложили цветы, пообщались с госпожой Послом Франции в Украине, высказали свои соболезнования.

От своего имени попросил ее передать французскому народу, что мусульмане Украины соболезнуют и осуждают эти преступления.

– Почему все же еще остается сложно объяснить, что мусульмане и террористы – это не одно и то же?

– Большая "заслуга" средств массовой информации. К сожалению, СМИ взяли на вооружение термин "исламский терроризм".

Когда, например, в Донбассе люди под православными лозунгами убивают единоверцев, христиан – их называют "сепаратисты", "боевики", но не "православные террористы". Нет прямой связи между религиозной принадлежностью и теми преступлениями, которые они совершают.

В случае же с мусульманами, началось использование названия религии в связке с самим преступником.

В Европе очень мало знакомы с исламом, но постоянно слышат об Аль-Каиде, об ИГИЛе, и у них начинает складываться представление, что если это исламские террористы – то религия ислам побуждает их к этому.

Хотя, на самом деле, ислам выступает против любого насилия и терроризма.

 

– Удастся ли Европе в этот раз избежать волны исламофобии, мигрантофобии?

– Думаю, будет всплеск активности ультраправых сил, которые постараются использовать ситуацию для поднятия своего рейтинга. Кроме того, возможно, начнутся предприниматься действия по отношению к мигрантам, которые сейчас приезжают в Европу.

– В Украине абсолютно другая ситуация в отношении мусульман и всех миграционных процессов. Насколько украинское общество готово не впадать в антиисламский дискурс?

– Абсолютно другая. Надеюсь, в Украине это не будет иметь таких больших последствий как в Европе.

Объективно говоря, мусульмане Украины – другие. Наши мусульмане давно и прочно интегрированы в украинское общество. Я не говорю об отдельных малочисленных группах.

– Но они есть?

- Есть, конечно. Это мигранты из стран Африки и Азии.

– А группы представителей радикального ислама?

– У нас они не радикальны. Есть в Украине симпатики консервативных направлений – к примеру, салафизма, или вот подпольного движения Хизб ут-Тахрир. Но это незначительное количество людей, и я не слышал, чтобы они в Украине призывали к каким-то преступлениям, насилию.

Само их присутствие часто обсуждается специалистами-исламоведами, которые исследуют мусульманское сообщество, и они привлекают к себе внимание тем, что они есть.

– В Винницкую область, после аннексии Крыма выехали салафиты…

– Да, это так. Украинские салафиты консервативны, как и все салафиты – но они не радикальны. Украинские салафиты не призывают к каким-то противоправным действиям.

Их образ жизни, их поведение, отношение к брачно-семейным аспектам, воспитанию детей, участию в политической жизни страны – достаточно консервативны. Но при этом никакой агрессии "вне" они не проявляют.

БОЛЬШИНСТВО МУСУЛЬМАН КРЫМА ОРИЕНТИРОВАНО НА МЕДЖЛИС И СЛУШАЮТ СВОИХ НАСИЛЬНО ДЕПОРТИРОВАННЫХ ЛИДЕРОВ

– Переходя к теме Крыма и крымских татар, как одной из самых больших частей представителей ислама в Украине: каковы сейчас отношения между Духовным Управлением Мусульман Украины "Умма" и Духовным Управлением Мусульман Крыма (ДУМК)?

– Последний раз удалось обменяться некоторыми документами с ДУМК по вопросам паломничества в Священную Мекку больше года назад, еще в середине 2014 года.

Политика России была направлена на то, чтобы полностью взять под контроль религиозных лидеров – и, судя по всему, им это удалось.

– Общаетесь ли с крымским муфтием?

– К сожалению, нет. По нашим данным, с той стороны очень жесткий контроль российских спецслужб абсолютно над всем. Даже если бы была потребность выйти на связь – думаю, скорее всего, наши крымские единоверцы побоялись бы, потому что сразу к ним будет огромное количество если не репрессий, то вопросов, почему они поддерживают связь с Украиной.

– По Вашему мнению, куда сейчас движется ислам в оккупированном Крыму?

– Нужно понимать, что большинство мусульман Крыма ориентировано на Меджлис и слушают своих лидеров.

– В свою очередь, оккупационная власть сформировала новых крымскотатарских лидеров…

– Да, Россия их поставила в роли лидеров. Но для многих крымских татар эта ситуация с продвижения новых лиц, на которых делает ставку Кремль, и в национальной, и в религиозной политике – просто не воспринимается народом.

Происходит тихое мирное неприятие и протест. Их не воспринимают всерьез, их не слушают.

Большего раскола в крымскотатарском общество не произошло: есть отдельные лица, которых курирует Россия, у них есть свои сторонники, но, в основном, все-таки слушаются и придерживаются мнения своих национальных лидеров, которых насильно депортировали из Крыма.

 

– Чем для мусульман будет символ новой Соборной мечети в Крыму?

– Строительство Соборной мечети в Крыму – это политический ход России. Российская власть играет на симпатиях крымских татар и мусульман в целом.

Как-то получается у них в одно и то же время – бомбить жилые кварталы с мусульманским населением в Сирии, и открывать Соборную мечеть в Москве.

Почему российская власть озаботилась строением Соборной мечети в Крыму? – Это еще одна попытка стать привлекательными в глазах крымских татар.

Ведь история этой мечети, ее строительство, борьба за то, чтобы она была построена, продолжается уже около 10 лет. И пророссийские власти Крыма – а в Крыму всегда были пророссийские власти: и "Русское Единство", и Партия Регионов – всячески препятствовали крымским татарам в строительстве этой мечети.

Пока Крым находился под контролем Украины, все эти люди не давали ее построить. Мусульмане крымские татары были вынуждены просто нести кирпичи-ракушечники на эту территорию, на которой они сначала получили разрешение на строительство, а потом это разрешение забрали.

И сейчас все те предатели, которые до того выступали против строительства этой мечети – вдруг резко озаботились тем, что "нужно построить и поддержать".

Тогда им не нужно было нравиться крымским татарам, нужно было нравиться России – а теперь ей нравиться уже незачем, она туда пришла.

– Саид, Вы ведь родом с Донецка. В последнее время очень мало новостей о мусульманах на оккупированных территориях восточной Украины. Еще в самом начале военных действий была информация о репрессиях в отношении католиков, протестантов, но сейчас и о них очень мало информации.

– Точно, с Донецка, прописка у меня оттуда (смеется).

Оккупационная власть Донбасса идет по тому же пути, которую РФ опробовала с мусульманами Крыма. Сейчас практически начинается заигрывание с мусульманами Донбасса и попытка найти тех, кто будет работать в интересах России.

Не так давно провели форум национальных и религиозных меньшинств Донбасса. Нашлись определенные лица, кто-то из них даже подарил Коран так называемому министру иностранных дел "ДНР".

Было достаточно много людей на этом мероприятии. В ходе своих выступлений они признавались в своей любви к "Новороссии" или "ДНР".

В конце этого форума была принята резолюция о том, что национальные и религиозные сообщества будут всячески пропагандировать идеи непризнанной республики за рубежом среди своих единоверцев и бороться против "фашиствующей хунты" в Украине.

– Эти люди кого-то представляют?

– Да, у них есть официальные мусульманские общины и объединения. В Украине было зарегистрировано 7 Духовных управлений, два из них осталось в Крыму и два в Донбассе; а Донбасс – это второй регион по численности мусульман после Крыма.

У НАС ЕСТЬ УКРАИНЦЫ-КАТОЛИКИ, УКРАИНЦЫ-ПРАВОСЛАВНЫЕ, УКРАИНЦЫ-НЕВЕРУЮЩИЕ – В ЧЕМ ПРОБЛЕМА, ЕСЛИ БУДУТ УКРАИНЦЫ-МУСУЛЬМАНЕ?

– В Украине открываются мусульманские центры: Львов, Днепропетровск... Это связано с аннексией и войной? Или подобная инициатива была уже давно?

– Нет, мы собирались открывать мечети и исламские культурные центры в этих городах. Одни из первых были открыты в Харькове, Донецке, Киеве, Одессе, потом Луганск и Запорожье. Позже открыли мечеть в Константиновке, Донецкая область.

В Луганске мы открыли полноценную Соборную мечеть, она полностью оформлена как культовое сооружение: с минаретом, с молельными залами.

А в Запорожье так пока не получается. Город большой, мусульман – много, поэтому нужно строить мечеть как мечеть, а не просто культурный центр. Для этого необходимо разрешение, необходимо, чтобы власти города выделили землю.

Во Львове поднимался вопрос о строительстве мечети, но стоит учитывать и местные реалии. Дело в том, что там общество очень традиционное и очень христианское. Было большим вопросом, как местные жители воспримут инициативу. Для этого нужно, чтобы мусульмане стали неотъемлемой частью городской громады, интегрировались в этот город, чтобы пользовались уважением со стороны местного населения, со стороны других конфессий.

И если будет действительно потребность оформлять культовое сооружение, тогда – да, этот вопрос стоит поднимать. Мечеть не должна становиться яблоком раздора и не должна быть пустой.

Самым оптимальным решением в данном случае стало купить помещение и сделать в нем исламский культурный центр. Такое здание не носит сакрального культового характера. Если потребуется сменить место, или построить мечеть, то его можно будет продать или сдать в аренду.

А мечеть продать нельзя, это уже больше чем здание, это уже культовое сооружение.

 

– Какова роль мусульман сейчас в Украине, и какие задачи Вы перед собой ставите?

– Моя главная задача – воспитать мусульман Украины как неотъемлемую часть украинского общества. В принципе, мусульмане и так хорошо интегрированы. Нужно уважать обычаи и традиции украинцев, но сохранять свою мусульманскую идентичность.

Нас мало в Украине, но важно то, чтобы мы нормально были интегрированы в общество, и общество воспринимало нас.

Если мы сейчас сможем окончательно интегрироваться и найти общий язык – нас потом невозможно будет искусственно поссорить.

Я работаю над созданием мусульманской уммы (сообщества верующих) Украины, проповедую среди мусульман, чтобы они учили украинский язык, чтобы любили и защищали в случае необходимости нашу страну.

И я очень рад тому факту, что много мусульман-военнослужащих сейчас в АТО, мусульмане-волонтеры, мусульмане жертвуют кровь раненым.

 

Это не может не радовать.

Наше молодое поколение чувствует себя украинцами, но украинцами-мусульманами.

У нас есть украинцы-католики, украинцы-православные, украинцы-неверующие – в чем проблема, если будут украинцы-мусульмане?

В Украине нет места исламофобии.

Беседовала Татьяна Безрук, специально для УП.Жизнь

powered by lun.ua