Корректировщик ДАПа. История Бродяги

231
22 грудня 2015

"Небом" между собой бойцы называют вышку Донецкого аэропорта. "С нее все видно, как с небес" – говорят они. Как привидение, 38 дней Алексей Новиков с позывным "Бродяга" корректировал огонь артиллерии с самой высокой точки.

Он вырос в Донецке. Работал автомехаником, неплохо зарабатывал. С самого начала событий на Донбассе он занял проукраинскую позицию. Начальник СТО оказался человеком других взглядов. В результате Алексею пришлось оставить работу. И окончательно созрело решение – идти добровольцем в украинскую армию.

То, как Донецк обстреливали с первых дней войны, все это "Бродяга" видел собственными глазами – поэтому прекрасно понимал, куда он идет и что его ждет.

Во время захвата аэродрома он был еще дома. В тот день даже самые ярые сторонники "республики", признали, что идея ДНР "была не очень". Нацгвардия дошла до железнодорожного вокзала, потом поступил приказ закрепиться в Донецком аэропорту.

Никому ничего не сказав, в августе 2014-го он выехал в ближайший украинский город – Мариуполь. В городском военкомате на тот момент мобилизацию не проводили. Взамен предложили "Бродяге" попробовать записаться в добровольцы в Днепропетровске или Запорожье, и сопроводили официальным письмом с просьбой принять добровольца.

В запорожском военкомате Лешу приняли, зачислили в 55-ю артиллерийскую бригаду, в батарею управления. Просился на войну: сидеть вдали от активных действий было просто невыносимо.

25 августа 2014 года две гаубичные батареи 55-й ОАБр вернулись из-под Старобешево полностью разбитыми. На следующий выход в зону АТО отказников оказалось более 30%. Чтобы восполнить недостачу кадров, стали набирать добровольцев из батареи управления. Так "Бродяга" попал во вторую гаубичную батарею.

О том, что сын ушел на войну, семья Новикова узнала только после построения перед выходом в АТО, когда приказ зачитан и назад дороги уже нет.

 Бродяга (слева) с товарищем

1 сентября 2014-го года вышли под Волноваху. На тот момент "Бродяга" занимал должность пулеметчика. Держали село Гранитное. Рубежом была река Кальмиус, территория за ней – под контролем боевиков.

Враг неоднократно пытался захватить Гранитное, но каждый раз безуспешно: артиллерия крепко держала оборону.

Первое время было нелегко: снабжение еще совсем не налажено, к тому же, после Старобешево военные были напуганы и реагировали на каждый мелкий шорох.

Спустя месяц командование приняло решение разрушить мост через реку, после чего попытки захвата территории прекратились – и батареи получили приказ переместиться под Авдеевку, прикрывать Донецкий аэропорт. Буквально на второй день после передислокации начались обстрелы – развлекался "блуждающий миномет".

Через несколько дней командующий сектором Владимир Мусиенко попросил от каждой батареи по два добровольца – для корректировки огня в аэропорт. Вызвались только "Бродяга" и прапорщик Юзвенко с позывным "Борода" из второй батареи.

Что требовалось от корректировщиков, никто толком не знал: сказали, "в штабе все объяснят".

В штабе артиллеристам дали распечатанные Google-карты, переклеенные скотчем, провели на скорую руку тактические занятия по специфике ведения боя в здании, выдали кевларовые каски, бронежилеты, вооружили – и в составе добровольческого отряда отправили на аэропорт.

По какому-то недоразумению корректировщики сразу же попали на вышку – потому что изначально должны были ехать в старый терминал.

Когда бойцов рассаживали по БТР, две машины направлялись в старый терминал, одна – на вышку.

"Прапорщик, который был за главного, спросил, кто мы такие – ответили, что корректировщики. Наверное, он подумал, что нам на "Небо", и посадил в БТР, который ехал именно туда. Пока мы ехали, по броне постоянно стучали пули. Первое ,что я увидел из машины, была чья-то оторванная нога, впечатление было ужасающее. Обстрел еще продолжался, я схватил все свои вещи и кинулся в здание", – вспоминает "Бродяга".

Бойцы, которые уже не первый день держали оборону в аэропорту, ознакомили их с "местными" правилами. Через несколько дней Леша был уже как рыба в воде.

 

На вышке "Бродяга" работал на 7 этаже, видел все цели как на ладони: для корректировщика, чем выше, тем лучше.

После 10 дней пребывания новичков-артиллеристов на "Небе", командующий обороной аэропорта спохватился и перевел неопытных корректировщиков в старый терминал, где было и безопаснее, и задач меньше.

"Самыми сложными были первые несколько дней. Не имея ни малейшего опыта, работать под шквальным огнем страшно. Потом приспосабливаешься и начинаешь переживать, когда выстрелы прекращаются ", – рассказывает Алексей.

Жили прямо в своих "квадратах", из которых и работали. Вокруг расставляли растяжки с таким энтузиазмом, что подобраться к корректировщику было просто невозможно. Иногда растяжки детонировали от артобстрелов – но это был единственный способ защитить себя.

"Нашими были только терминалы и вышка, все остальное – противника. Улица уже тоже считалась не нашей. Свой квадрат я охранял самостоятельно. Если кто-то бродил под окнами, просто скидывали гранату", – вспоминает Леша.

В старом терминале всего три этажа, Лешин квадрат – на последнем этаже. Главное направление – юго-восток. Основные цели "Бродяги" – здания вокруг аэропорта, все они находились под контролем противника. Иногда приходилось работать и по движущимся целям: их уничтожить сложнее, не всегда удается точно предугадать, где и через сколько времени будет тот же танк – поэтому корректировщик и артиллерия должны сработать очень слаженно. Сотрудничали тогда с 79-й бригадой.

Первый заезд длился 20 дней: 10 на "Небе" и 10 в старом терминале.

"После первого возвращение с аэропорта понял, что меня туда снова потянет. Когда так поработал, сидеть в поле больше не хочется, а там все родными стали", – говорит "Бродяга".

Ко второму заезду Леша уже был вооружен гораздо лучше. Корректировщику активно помогал "Правый сектор":  отремонтировали автомат, который был уже ржавый и никудышный, обеспечили необходимым планшетом, благодаря которому время от обнаружения цели до открытия огня сокращалось в разы.

Вместо боевого напарника "Бороды" – на корректировку огня вызвался помогать Ян Клименко из четвертой батареи.

Задача была поставлена работать на "Небе" и в старом терминале. "Бродяга", уже как более опытный, взял на себя самую высокую точку в аэропорту, а Яна поставил в старый терминал.

На вышке было постоянно активных 38 целей, в старом терминале – 3. В аэропорту все очень близко: до врага примерно 250 метров, а в терминале вообще 100-150 – стрелковый бой не заканчивается никогда.

 

В тот раз "Бродяга" уже работал не только с артиллерий и минометами, но и с "Градами", все в зависимости от задачи. Неофициально, какое-то время "Бродяга" считался старшим на вышке – за что его прозвали "Приведением башни".

"Когда я был в старом терминале, особых трудностей не возникало. Но кто мог знать, что на второй день начнется штурм всего ДАП…" – говорит Леша.

Буквально сразу после начала штурма напарник получил ранение в руку. Обстановка жуткая, спрятаться негде, стены толщиной в один кирпич – и ни одного целого нет. Бой начался с третьего этажа, обстреливали снизу вверх. Сначала Клименко потерял сознание, а когда пришел в себя с простреленной рукой, стал перезаряжать рожки бойцам, помогать раненым и перетаскивать мертвых.

"Выхода нет только из гроба. Страшно было, когда я понимал, что меня ранили, и от меня мало что теперь зависело, вся надежда была на солдат, что еще были в строю", – вспоминает сейчас Ян.

Параллельно в башню прямой наводкой стрелял танк. На "Небе" в тот момент находилось 24 человека – Леша, один "правосек" и 22 человека из 81-й аэромобильной бригады.

Вряд ли противник пытался захватить терминалы и вышку – скорее, старался сразу похоронить украинских военных. Это было легче всего; штурмовать здания сложнее.

В частном секторе все время катался танк, "Бродяга" его неоднократно пытался словить, но безуспешно. Спустя три дня удалось его только поцарапать и вывести из строя, для этого пришлось залезть на самый верх башни. Возле аэропорта уже давно никто не жил, в процессе пристрелки были разрушены несколько частных домов, набитых боеприпасами, которые потом еще сутки детонировали.

"Во второй заезд я уже набрался наглости и позволял себе кошмарить боевиков в профилактических целях, чтобы не расслаблялись", – смеется Леша.

Об эффективности своей работы узнавали, в том числе, из радиоперехватов, настроившись на волну врага: нередко слышали жалобы на постоянные обстрелы, для корректировщиков и артиллерии это было только показателем хорошей работы. А перехватывая подобные сообщения, по цели накидывали еще около десятка снарядов беглыми – и можно считать, что задача выполнена.

 

"В той каше, которую мы заваривали врагу, можно было сойти с ума, если живым останешься", – говорит Леша.

Буквально впритык к аэропорту находился монастырь, который на протяжении всего времени был занят сепаратистами. Обстреливал Леша его часто, нередко просыпалось желание сравнять его с землей – но командование было категорически против.

16 декабря 2014 года, отработав в ДАПе 18 дней из 20, "Бродяга" был госпитализирован с ранением – как сам говорит, из-за собственной неосторожности: попал под обстрел АГС, расслабился, засветился на открытой местности.

"Аэропорт пал, потому что он не из титана был сделан. Для артиллерии нет неуязвимых мест. Но такой боевой опыт, который я получил в Донецком аэропорту, больше нигде не получу", – подытоживает "Бродяга".

Алексея Новикова несколько раз представляли на орден за мужество и орден за оборону ДАП. Пока же в его активе – только награда от патриарха УПЦ(КП) Филарета – за жертвенность и любовь к Украине. 

Автор – Евгения Фаенкова, волонтер фонда "Сестри перемоги"

Підтримка 55-ої окремої артилерійскої бригади Запоріжжя В0105

Реквізити:

Приват:

5169 3305 0754 8946  
Офіційна карта Фонду "Сестри Перемоги" на адресну підтримку 55ої Окремої Артилерійскої Бригади В0105, Запоріжжя

PayPal:

55brigadehelp@gmail.com (55 ОАБр, www.peoplesproject.com/debalceve-artileriya)

Заявки приймаються:
+38099 557 27 72, Bолонтер 55 ОАБр, Катерина Матюха

Допомогу приносити:
Запоріжжя, вул. Стефанова, Уральські Казарми, (пн-пт 11:00-18:00)

Безготівка:
Отримувач: ВСЕУКРАЇНСЬКИЙ БЛАГОДІЙНИЙ ФОНД ДОПОМОГИ КРАЇНІ "СЕСТРИ ПЕРЕМОГИ" ЄДРПОУ 39654316
Р/р № 26009052753420
ПАТ КБ "ПриватБанк" м. Києва. МФО 300711
Призначення платежу: Благодійна допомога

 

powered by lun.ua