Ян Герчинский: Родители должны быть больше помощниками, чем контролерами

62
21 січня 2016

Продолжение разговора с польським экспертом Яном Герчинським об образовании в Украине.

Первую часть читайте здесь: "Эксперт Ян Герчинский: Качество образования начинается в отношениях между родителями, учениками и учителями"

Напомним, что Ян – известный эксперт по вопросам децентрализации в образовании. Он консультирует Министерство образования, Министерство финансов, Парламент и помогает украинским реформаторам понять, как эффективнее внедрять изменения, и какие ошибки лучше не повторять.

Ян Герчинский более 18 лет занимается вопросами финансирования и политики в образовании. В период с 1999 по 2001 год консультировал Министерство образования Польши, помогая выработать формулу денежной субвенции, которую государство направляло в органы местного самоуправления на обучение детей.

После этого Ян помогал реформировать систему образования в Македонии, Болгарии, Чехии, Грузии, Литве и других странах. Сейчас его цель — помочь Украине.

До того, как стать экспертом международных организаций, среди которых в том числе OECD, UNICEF, Ян 17 лет читал лекции в Варшавском Университете, обучая студентов прикладной математике.

ГЛАВНОЕ ДЛЯ УЧИТЕЛЯ – ЧУВСТВО ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ АВТОНОМИИ, А НЕ 20 РАЗНЫХ НАДБАВОК

– Вы сказали, что важная часть того, что реформы тормозятся, это отсутствие доверия – и вспомнили родителей. Но, в данном случае, они и вправду имеют все основания не доверять школе, и нет ничего странного в том, что они пытаются как-то повлиять на школьную систему.

– Да, в Украине родители не доверяют учителям, директорам, не доверяют органам местной власти, министерству. И поэтому первая реакция родителей – это взять на себя как можно больше ответственности.

Но, наверное, нет такой системы образования в мире, где родители всем управляют. Потому что родители не самые умные.

Конечно, есть образованные родители, которые в состоянии принимать умные решения относительно своих детей. Но даже они имеют очень ограниченное понимание того, что происходит в школе – в отличие от, например, директора, который видит всех своих учителей.

Мать или отец видит только одного учителя, и только глазами своего ребенка. Это очень ограниченная точка зрения. Особенно в ситуации конфликта, а в школе конфликты бывают очень часто.

С одной стороны, это очень важно, что родители чувствуют необходимость взять на себя ответственность. Но, с другой, это может очень легко привести к хаосу и к проблемам – потому что между родителями тоже нет согласия.

– Это очень важный вопрос – как использовать энергию родителей в Украине. Если есть некое ядро родителей, которые могут взять на себя ответственность и помочь экспертам посмотреть на учебные программы, на структуру учебников – почему не направить эту энергию в русло помощи образовательной системе?

– Я встречался с несколькими родителями в Украине, и почти все они повторяли примерно то же, что и Вы.

Разные негосударственные организации могут, на самом деле, сделать много полезного. И это развивается во всех странах.

Например, в Польше я участвую в организации "Otwarta Rzeczpospolita", которая несколько раз делала анализ учебников с точки зрения ксенофобии, антисемитизма, толерантности, открытости и равного отношения ко всем.

Но это совсем другое! И абсолютно не означает желания вручную управлять школой и "решать, какой учитель хороший, а какой плохой".

Для этого в хорошо организованных образовательных системах должны быть процедуры, определенные законы – как оцениваются учителя и кем. Это очень важно. Обычно это задача исключительно директора школы. Я говорю о работе индивидуального учителя, а не об оценке школы. 

Директор школы разговаривает с родителями. Правда, обычно только с теми, кто жалуется. Но именно директор имеет самые лучшие основания для того, чтобы оценить работу учителя.

В Украине считают, что деньги решают многое и говорят о новых надбавках учителям. Но есть очень много исследований, что на самом деле важно для них. 

Самое главное для учителя – чувство профессиональной автономии. Что учитель работает как профессионал, выбирает метод, подход, имеет свою сферу, где он может передать свой опыт. 

А мысль, что 20 разных надбавок увеличит мотивацию учителей, мне кажется немножко наивной.

– Фактор низких зарплат выталкивает людей из сферы образования, потому что они должны думать о выживании, а не о своей работе. Это и вправду большая проблема в украинских школах.

– Да, но все же, мне кажется, что новая надбавка этого не исправит. Украине было бы намного легче держать хороших учителей в школе, если бы они располагали автономией, могли самостоятельно использовать материал, если бы учитель мог сам регулировать, когда и какой урок должен быть в зависимости от того, что интересно и полезно ученикам.

Этим удержать хороших учителей намного легче, чем простой надбавкой к зарплате.

В Польше 25 лет назад у нас была такая же ситуация. Денег не хватало, зарплата учителя была очень низкой. В течение последних 8 лет мы намного повысили зарплату учителя. 

Сейчас они хорошо зарабатывают. Но увеличилась ли их мотивация от этого? Не уверен, я не видел доказательств.

Я НЕ РАЗДЕЛЯЮ ОЦЕНКИ УКРАИНСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ, ЧТО "ХУЖЕ БЫТЬ НЕ МОЖЕТ"

– Некоторые частные школы дают достаточно высокий уровень образования, дети мотивированы, они оживленно рассказывают о школе – родители видят, что ребенок не "потухает", и у них нет надобности контролировать процесс обучения. Почему мы и говорим о том, что сейчас родители – это важное звено. Кажется, что система настолько плоха, что сделать ее хуже уже невозможно.

– Я не разделяю такой оценки украинского образования, что уже "хуже быть не может".

Сказать, что хуже быть не может – это открыть путь для того, чтобы сказать, что "всякое другое будет лучше".

Нельзя так думать. Надо думать о том, чему должно служить образование, и что мешает сегодня учителям хорошо работать.

Ян Герчинский: "Меня спрашивают, что плохого в том, что родитель хочет купить парты. Ну, пусть купит, пусть в одном классе будут не поломанные парты. Но они не думают о том, что в другом классе парты будут поломанные, и школьники будут видеть эту несправедливость. Даже на этом уровне будет разница между детьми – а этого допускать нельзя"

– Давайте вернемся к школам. Если родители видят, что их ребенок получает хорошие знания, хочет учиться – им легче доверять школе. Речь не о контроле родителей, а об их более активном вовлечении, быть партнерами школы. В Польше родители совместно с педагогическим советом обсуждают программы, решают, что можно сделать. Это называется здоровой работой. Если родители неактивны – ситуация остается такой, как есть. Мы можем попытаться хоть что-то изменить.

– В Украине много фрустрации: очень быстро начинают кричать друг на друга. Это усложняет диалог и особенно – умное вовлечение родителей в работу школы.

Украинская образовательная система во многих случаях требует денег от родителей, считая, что государство дает недостаточно. Некоторые родители готовы платить. И это тоже дает им влияние на то, как работает школа.

Это не самый хороший путь вовлечения родителей в жизнь школы, потому что если родители платят деньги, они ожидают чего-то для своих детей.

Эти ожидания, конечно, будут совсем различными, и они могут привести к ситуации, когда самая главная точка, где в образовании рождается качество – отношения между учителем и учеником, – уже может портиться из-за ожиданий детей, родителей, связанных с деньгами, которые они платят.

Было бы хорошо вовлекать родителей в работу школы безденежно.

Меня спрашивают, что плохого в том, что родитель хочет купить парты. Ну, пусть купит, пусть в одном классе будут не поломанные парты. Но они не думают о том, что в другом классе парты будут поломанные, и школьники будут видеть эту несправедливость.

Даже на этом уровне будет разница между детьми – а этого допускать нельзя.

Я согласен, что в хорошую школу ребенок хочет ходить – это хорошо известно, в том числе, и по результатам многих серьезных научных исследований.

В Америке делали анализ пропусков занятий учениками. Пропускает занятие очень небольшой процент учеников – иногда это 0,5%, иногда 1,5%.

Но, оказывается, разница между 0,5 и 1,5% очень чувствительная, и очень точно связана с качеством образования данной школы. Те школы, которые хорошо работают – это школы, в которые ученики хотят ходить и пропускают меньше.

В этом нет сомнений. Но купить это при помощи договора на образовательные услуги невозможно. Речь идет даже не о том, понимает ли ребенок, как подсчитать 1/3+1/2 – но все проблемы связаны с мотивацией, с конфликтами между учениками и так далее. 

Это и есть суть работы школы.

Это нельзя контролировать при помощи договора об образовательной услуге.

– А если учитель приходит на урок и говорит: "Сейчас почитайте учебник, а потом мне перескажете", – что я, как мама, могу сделать с этим учителем? Он не дает предмет, не работает с этим.

– Это еще не контроль, это фрустрация.

Я скажу, что в таком случае делается в Польше. Хотя важно заметить, что любой конфликт, независимо от того, кто в нем побеждает, вредит. Если произошла драка – не столь важно, кто ее начал и кто виноват. Ведь все же произошла драка, и это плохо. 

В Польше первая вещь, которую делает родитель – звонит друзьям своего ребенка: "Вот, учительница математики ничего не делает, это ужасно".

Следующий шаг – разговор всех родителей класса, или группы, с классным руководителем. Они пытаются объяснить, что эта учительница приходит неподготовленная, ничему не учит.

В хорошем случае классный руководитель говорит с этой учительницей или обсуждает это с директором школы. А в плохом случае, который, к сожалению, часто бывает, школа защищается и говорит: "Мы лучше знаем, как учить математику".

И тогда родители идут к директору школы. Или непосредственно группа 6-7-10 родителей, или путем школьного совета. Во многих школах, но не во всех, есть школьные советы, которые могут это сделать. 

Я знаю очень много случаев, когда этого было достаточно. Потому что в хорошо организованной системе директор имеет инструменты работы с учителями.

Если родители все еще недовольны, они могут пойти в орган местного управления. И тогда уже разговор не идет на тему конкретного математического урока – это вопрос о том, как школа работает, как отвечает на вопросы и волнения родителей.

Это уже более связано с работой директора школы.

Если и это не приводит к изменениям, тогда они голосуют за совсем других политиков на следующих выборах – и изменяют исполнительный орган местной власти, который, может быть, будет по-другому относиться и к директору школы.

Это в идеале. А как в Украине?

– В Украине часть родителей критичные и активные, но в большинстве своем смотрят на учителей как на некоторое божество. Родители боятся даже жаловаться, потому что думают, что это повлияет на то, как учитель будет относиться к их ребенку.

– Мы не должны путать две вещи. Одно – смотреть на учителя как на божество, которое знает лучше, и другое – бояться что-то сказать, потому что можно сделать хуже.

В принципе, авторитет учителя в глазах родителей – это сильная, хорошая сторона образовательной системы.

Хорошие отношения между родителями и учителями – это сильная сторона, если она есть.

В Польше, например, авторитет учителя в сельских школах намного больше, чем в городских. И этот авторитет способствует процессу обучения.

ТО, ЧТО НАВЕРНЯКА НУЖНО ШКОЛАМ – ЭТО СОТРУДНИЧЕСТВО И НЕКОНФРОНТАЦИЯ

– Все же, что бы вы посоветовали родителям делать сейчас, чтобы дети получали лучшее качество образования?

– Это очень важный вопрос. Я не имею на него хорошего ответа, к сожалению.

Но могу сказать две вещи. Во-первых, то, что наверняка нужно школам – это сотрудничество и неконфронтация.

Контроль приводит к отношениям защиты и закрытия, а не к диалогу. Так что, скажем, на местном уровне, при школах родителям стоит думать о работе вместе со школой. Они должны быть больше помощниками, чем контролерами.

А второе, очень важно, чтобы те вопросы, которые относятся уже не к одной школе, но к системе (например, учебники) – поднимать на государственном уровне и профессионально.

Вместо того чтобы критиковать – лучше создать свои институты и передавать министерству, депутатам свои рецензии, сравнительный анализ.

На местном уровне, при школах, они должны пытаться разговаривать, искать диалог. Если этот диалог трудный – включать другую окружающую среду: районный отдел и так далее. И, соответственно, подходить к этому более профессионально: готовить рецензии, анализ, рекомендации.

В конце концов, если система вообще ни за что не отвечает, – создать альтернативный продукт, например, альтернативные учебники. Это, конечно, уже намного более сложно, чем написать критическую рецензию.

Я вообще верю в диалог.

– Где граница, до которой родители могут влиять на школу, а после которой – нет?

– Польский закон "О системе образования" не регулирует очень четко полномочия родителей.

По закону, окончательное влияние на то, что делается в школе, имеет: а) директор; б) те, кто его назначает, то есть местные власти. Они не могут заменить конкретного учителя, но они оценивают и нужды школ, и как директор работает, его работу и достижения.

Но все делается по-разному.

Взять, например, Лешноволю. Это место, где живут очень богатые люди, образованные. Они имеют выбор: "Или мы будем иметь хорошие школы на месте, или будем возить каждый день своих детей в Варшаву", – потому что все они работают в Варшаве. Они имеют общую цель: хотят иметь хорошую школу дома, а не возить в Варшаву. 

Родители готовы, чтобы их налоги шли на школу, они очень мотивированы. 

С другой стороны – власть отвечает на их требования, использует их налоги и много инвестирует в школы. 

В результате – все получают то, что хотят.

Но также есть много других мест, где этого не делается: нет школьных советов, родителей не включают в работу школы, а закон не говорит, что нельзя принять финансовый план школы без родителей.

В Лешноволе будут включать родителей, а вот в других регионах – скорее, нет, потому что не обязаны. Могут, но не обязаны.

Это очень зависит от местной власти и от активности родителей.

А вообще, границей родительского влияния на школу является оценка работы конкретных учителей.

В сферу автономной работы школы включается общая оценка работы учителей, зарплата и премии учителя, а также оценка, зарплата и премии директора школы. Это самые важные управленческие решения, которые есть в образовании – и в это родители уже не вмешиваются. Хотя они могут смотреть на бюджет, его использование, почему он меняется из года в год и так далее.

Так что мне кажется, что эти границы здесь. Их не разрешается родителям нарушать.

powered by lun.ua