"Строим здоровые клетки". Как переделать заброшенную ВДНХ и не сойти с ума

85
27 лютого 2016

Максим Яковер проработал в структуре Киевского метрополитена четыре с половиной года, прежде чем основать самый известный в стране коворкинг "Часопыс" (вошел в шорт-лист престижного C4F Davos Awards 2016) и заняться одним из амбициознейших и сложнейших проектов нынешнего Киева.

Вместе с Максимом Бахматовым он взялся за трансформацию ВДНХ из заброшенного госпредприятия в многогранную социокультурную платформу, приносящую городу доход.

Еще один проект-эксперимент, которому он помагает, – библиотека на Русановку, которая должна стать комьюнити-центром для всего района.

Опыт работы на 8-тысячном госпредприятии, признается Яковер, позволяет ему спокойно относиться к трудностям, возникающим в процессе "перестройки", и находить язык с доставшимся в наследство коллективом.

Трудностей, конечно, избежать не удалось. На днях депутат Киевсовета от партии "Самопомощь" Роман Марченко внес предложение о переводе ВДНХ в коммунальную собственность из государственной.

Это шаг, после которого объект может быть продан в частные руки и потерян для горожан навсегда.

– Но я убежден, что все будет хорошо, – говорит Яковер. – Мы зашли в июне 2015 года и изначально приняли решение, что строим публичную историю. Мы рассказываем, что мы делам, почему, как, и показываем результаты. Все это открыто и прозрачно, с вовлечением всех сторон, которым это интересно.

Я думаю, ты обратила внимание на реакцию соцсетей, когда стало известно про намерения депутата. Так вот, это результат нашей открытости: тебя будут защищать те, кто верит в это. И со стороны власти есть поддержка, потому что они понимают, что мы делаем важный кейс – как из госпредприятия сделать инвестиционно привлекательный объект.

– Давай поговорим про результаты. Я была в восторге, когда ты выложил отчет о том, как менялась прибыльность ВДНХ с 2002 года: от убытков вы за один сезон перешли в плюс. Чего удалось добиться помимо этого?

– Начнем с того, что это очень большой и сложный инфраструктурный объект. Изменения на таких проектах происходят медленно, к сожалению.

24 декабря 2015 года Максим Яковер написал в своем Facebook: "Утром главбух принес табличку с фин.результатами ВДНГ за последние 10 лет. Попросил поднять архивы и глянуть, что было раньше".

Есть какие-то видимые проекты: "Вартові мрій", "Зимняя страна". Мы запустили ремонт павильонов – седьмого, восьмого, девятого, – огромное количество павильонов начали реконструировать. Запустили тепло. На ВДНХ не было тепла последние шесть сезонов.

А также оказалось, что если все деньги от событий класть в кассу, то госпредприятие начинает становиться прибыльным.

Удивительно.

– Причем мы пришли в июне, а в июле у нас уже оборот увеличился на 30%. Первые весомые результаты стали появляться в сентябре.

Что вы сделали первым, чтобы деньги шли в кассу?

– Во-первых, мы сделали инвентаризацию текущих компаний и привели к рыночным условиям все, что нам казалось не очень рыночным.

 Максим Яковер і Максим Бахматов. Фото Facebook Максима Бахматова

Во-вторых, мы завели небольшую команду. Часть людей сама ушла, части людей мы помогли принять это непростое решение.

В-третьих, мы начали готовить несколько коротких проектов для того, чтобы показать первые результаты и самим их увидеть, это очень важно для мотивации команды.

Четвертое – мы начали готовить концепт всего комплекса.

Пятое – мы провели юридический аудит и возвращать то, что было продано незаконно.

Ты доволен тем, что вообще в это ввязался? Я же понимаю, что это ужасный стресс – общаться с людьми, которые там работали, менять систему…

– С точки зрения количества людей это небольшое предприятие – всего 150 человек. Я же работал в метрополитене с 8 тысячами сотрудников.

На каждом подобном предприятии есть часть людей, которые являются патриотами этого места, очень заряженные на изменения. Они ждут, когда придет кто-то, кто поможет им реализоваться, раскрыть их потенциал и дать импульс для движения вперед. Мы с этими людьми с удовольствием работаем.

А есть часть людей, которые неэффективны, нечистоплотны и немотивированы. С этими людьми мы расстаемся.

Фото lifehacker.ru

Как ты объяснял каждому из этих людей, куда вы двигаетесь, чем должен стать ВДНХ? Как ты их мотивировал?

– Мотивация происходит не только речами. Люди видят, как работает топ-менеджмент, что идет постоянный поток встреч. Мы привлекаем руководителей департаментов для того, чтобы они это видели, постоянно доносим им наше видение.

Каждый проект, который к нам заходит, мы стараемся делать так, чтобы он вписывался в визию. Люди это понимают и начинают в нас верить. А в результате начинают по-другому мыслить, работать и принимать решения.

То есть у них что-то меняется в сознании по мере того, как вы влияете на обстановку вокруг?

– Конечно. Они следят за нашими пресс-конференциями, участвуют во встречах с местной громадой, смотрят интервью. И самое главное, видят, что наша внешняя и внутренняя коммуникация одинаковы.

То есть что вы им не врете?

– Да. Ты ведь можешь оценивать работу по двум основным критериям: первый – как и какие принимаются решения, второй – какие назначаются люди.

Давай сравним момент, когда ты год назад за все это взялся, и сегодняшний день. Что изменилось? Ты же наверняка не верил, что получится? Или верил?

– Когда ты проводишь первый аудит и видишь аховую ситуацию, с одной стороны, конечно, у тебя есть природный инстинкт…

В апреле 2016 года состоится презентация нового названия, логотипа и фирменного стиля ВДНХ. Сейчас их разрабатывает агентство Banda. Фото Facebook Максима Яковера

Убежать?

– Нет, не убежать. Ты говоришь: "Господи, как же все запущено". Но, с другой стороны, рацио в тебе говорит: "Это же отлично! Это значит, что бы ты ни сделал, все равно будет лучше, чем то, что было до тебя".

То есть заходить в лидера рынка и перестраивать компанию намного сложнее, чем заходить в убыточное предприятие, на котором десятилетиями ничего не менялось. Тем более, когда у тебя есть поддержка, есть видение и когда ты в это веришь.

Ты все-таки предприниматель, а тут госпредприятие со своей спецификой. Разница сильно ощущается по сравнению с рыночной историей?

– Во-первых, у меня есть опыт метрополитена, я четыре года работал в коммунальном предприятии.

А во-вторых, это все-таки предприятие. То, что оно государственное, накладывает, конечно, определенные ограничения, но это предприятие, а значит, к нему можно применить большинство инструментов, которые ты применяешь в бизнесе.

Можешь описать то видение, к которому ты мечтаешь привести ВДНХ?

– Я сразу сделаю оговорку. Мы планируем в апреле представить концепт, который хотим согласовать со всеми стейкхолдерами: локальной громадой, киевскими властями, нашим органом управления, с потенциальными инвесторами и интеллектуальной общественностью.

Если коротко, то наше видение ВДНХ – это инновационно-культурный центр, в котором должно быть порядка семи направлений.

Первое направление – это то, что касается технологий и предпринимательства. Оно будет состоять из хабов, лабораторий, инкубаторов, акселераторов, шоу-румов и офисов.

Было - стало: хаб Kyiv Smart City на территории ВДНХ. Фото Facebook Максима Яковера

Второе – образовательное направление, центром которого должен стать университет на нашей территории. Получится еще и своего рода техкластер, поскольку у нас рядом университет Шевченко и Аграрный университет. Помимо этого, будут различные postgraduate-школы.

Третий блок – это культура, которая должна быть представлена в сферах музыки, театра, кино, визуальных искусств, музейной истории.

Четвертое направление – новый выставочный комплекс. Мы хотим вернуть ВДНХ выставочную функцию, поскольку он не выполняет ее с 2002 года – с тех пор, как открылись выставочные комплексы на Левом берегу и Нивках.

Пятое направление – мы должны работать как парк культуры и отдыха. Это самая затратная часть, мы ищем на это ресурсы.

Шестое – это спорт. Думаю, у нас одних в городе есть 5 км трассы в тени с ровной поверхностью, поэтому огромное количество спортсменов тренируются у нас. Есть инфраструктура для велосипедов и роликов, два конкурных поля. По этому направлению мы готовим отдельный концепт.

Седьмое – это дети. Дети должны входить в каждое направление.

Было - стало: павильон №8, бывший виноградарства, отдали в операционное управление ивент-агентству. Фото Facebook Максима Яковера

Вообще каждое направление должно усиливать все остальные, и они должны пересекаться. Например, если к нам заходит кинотеатр, то он будет размещен в блоке развлечений в парке культуры, но с обязательным требованием, чтобы он транслировал для образовательной функции фильмы на английском языке, театральные постановки и спортивные шоу.

Какие-то цифры ты уже представляешь в голове?

– Вопрос тут не в прибыльности… Я, конечно, подозреваю, что государство может хотеть получать всю прибыль от комплекса. Но проблемы накапливались десятилетиями, и все, что мы зарабатываем, мы реинвестируем в развитие парка. Допустим, в течение 50 лет не ремонтировались туалеты. Мы не можем говорить про культуру с убитыми туалетами.

На ВДНХ уже давно положили глаз разные культурные активисты и наверняка они хотели бы присоединиться к вашему reinvent – например, открыть социальный ресторанчик или детский комплекс. Насколько вы открыты, чтобы вместе с вами что-то делать?

– У меня в среднем 5-7 встреч в день, меня легко найти на Facebook, мы более, чем открыты.

Когда заходит проект, мы сразу должны понять, как его реализовать таким образом, чтобы он наиболее четко вписался, не конкурировал с другими, а дополнял общую площадку, которую мы строим.

Когда мы виделись с тобой год назад, ты, помню, был не очень доволен скоростью изменений в стране. А как сейчас?

– Я не в восторге от того, что происходит в городе и стране. Но я принял для себя принципиальное решение: мы либо уезжаем отсюда, либо на своем рабочем месте начинаем делать все от нас зависящее, чтобы показать, что изменения возможны, нужно только захотеть.

Чем больше будет таких позитивных кейсов, тем лучше для всех.

Я для себя решение принял: вперед, не оглядываясь.

Самое успешное мероприятие ВДНХ - "Зимова країна". Фото со страницы проекта в Facebook

 
"Зимова країна" триває до 28 лютого. Фото Facebook Максима Бахматова

В маленьких городах есть люди, которые видят мало изменений вокруг, но у которых подобные проблемы с теми же парками. Какая главная трудность, которую надо преодолеть, чтобы дальше было легче?

– Кто эти люди? Кому мы хотим дать совет?

Тем, кто хочет, чтобы у них тоже был свой ВДНХ.

– То есть мы говорим про горожан?

Про таких, как ты. Проблемы ведь типичные. Как стать командой, которая может прийти на госпредприятие и все поменять?

– Я сейчас скажу непопулярную вещь. Нужна поддержка сверху тех, кто принимает решения. К сожалению, в этой стране пока что так работает.

Но импульс все же исходил от тебя?

– Да. Надо делать проект, объяснять, почему это надо, договариваться об условиях, что тебе не будут мешать. У городов вообще сейчас появилась уникальная возможность в рамках закона о децентрализации.

В чем ты видишь его главную ценность?

– Сейчас несколько моих друзей, которые являются директорами средних компаний, серьезно рассматривают возможность перенести в какое-то село возле Киева, где есть вменяемый глава сельрады, регистрацию своего бизнеса.

Это существенно увеличит бюджет села, и можно будет наглядно показать, как могут происходить изменения.

Они – те люди, которые убеждены, что здоровый организм составляют здоровые клетки, и строят эти самые клетки.

powered by lun.ua