Приоткрытая реанимация: как изменять допуск родителей в палаты к детям

25
11 травня 2016

Месяц назад Министерство здравоохранения Украины обнародовало проект приказа и порядка допуска родителей в детские палаты интенсивной терапии.

За это время лоббировавшие проект общественные организации проанализировали документ и подали в министерство свои замечания и предложения.

По мнению активистов, медиков и юристов, существующий проект МОЗ не может решить проблему закрытых реанимаций: в нем много неконкретных формулировок, возможностей для манипуляций и попросту невыполнения приказа.

Поэтому общественные организации настаивают на существенных изменениях в проекте, иначе приказ МОЗ станет очередной "отпиской" и необязательным документом для медиков, что не решит проблему закрытых реанимаций в стране.

В апреле проект приказа МОЗ был вывешен на сайте министерства для общественного обсуждения.

Цель документа: позволить родителям или опекунам постоянно находиться в реанимации с ребенком, соблюдая предусмотренные в Порядке правила.

Право родителей быть рядом с ребенком в реанимации предусмотрено статьями 9 и 23 ратифицированной Украиной Конвенции ООН по правам ребенка, а также 287-й статьей Гражданского кодекса, статьей 14 ЗУ "Про охрану детства" и статьями 6, 64 и 80 Основ законодательства Украины о здравоохранении.

Однако все это время большинство медицинских учреждений Украины игнорируют нормы законодательства и ограничивают доступ родителей в детские реанимации ("Українська Правда. Життя" подробно описывала эту проблему).

В прошлом году благотворительные фонды, активисты и общественные организации начали параллельные адвокационные кампании для решения проблемы закрытых реанимаций.

В частности, фонд "Таблеточки" разработал совместно с юристами компании "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры" Украина (ЕПАП) проект приказа МОЗ о допуске родителей в реанимации к детям.

А организация "Бути поруч: реанімації, відкриті для батьків" провела ряд акций в детских реанимациях (концерты тихой музыки) и составила брошюру для родителей о реанимациях и правилах поведения в таких отделениях.

Организация "Бути поруч: реанімації, відкриті для батьків" провела ряд акций в детских реанимациях. В частности, проводили концерты тихой музыки. Фото cо страницы Павла Сильковского в Facebook

Еще ряд общественных активистов, правозащитников, медиков и народных депутатов, неоднократно поднимали вопросы о необходимости открытых реанимаций на заседаниях МОЗ, в СМИ и т. д.

В итоге Министерство здравоохранения сделало первый шаг и разработало проект приказа и порядок доступа родителей в детские реанимации.

Предполагается, что такой приказ обяжет местные облздравы следить за выполнением приказа в больницах.

По словам руководителя практики фармацевтического права и охраны здоровья ЕПАП Украина Виктории Подворчанской, порядок доступа родственников к детям в реанимационных отделениях упрощенно сводится к трем основным принципам:  

1. Родители должны иметь круглосуточный доступ к ребенку и могут постоянно находиться рядом с ним в палате. 

2. Другим членам семьи предоставляется ограниченный доступ – с согласия родителей и в установленные отделением часы приема.

3. Как родители, так и другие родственники, обязаны соблюдать в реанимации определенные правила.

Например, быть в сменной одежде, уважать приватность других пациентов, не препятствовать работе врачей.

Если эти правила нарушаются, врач может, взвесив ситуацию и риски, перевести родственников в режим краткосрочного посещения в присутствии медицинского персонала.

Родители должны иметь круглосуточный доступ к ребенку и могут постоянно находиться рядом с ним в палате. Фото Кира Джафарова/Kharkiv Center of Cardiac Surgery

Это – ядро предложенной концепции доступа в детские реанимации, и то, что МОЗ Украины ее в целом поддержал, является безусловным позитивом, – отмечает Виктория Подворчанская.

За прошедший месяц общественные организации совместно с юристами и медиками проанализировали проект приказа МОЗ и пришли к выводу, что документ нужно существенно доработать.

Ключевые предложения подготовили две группы: фонд "Таблеточки" совместно с юридической компанией ЕПАП Украина; и "Бути поруч" совместно с юркомпанией "Юбикон" (документ, в частности, подписали представители ГО "Асоціація свідомого батьківства", "Вулик ідей", "Асоціація батьків передчасно народжених дітей", "Форум здоровья", БФ "Велвет хартс", детский врач-анестезиолог Павел Сильковский, заведующая Организационно-методическим мониторинговые центром "Охматдета" Лидия Романенко и другие).

Основные претензии групп сводятся к нечетким формулировкам в проекте приказа и порядка, которые позволяют обойти правила и не выполнять их.

К примеру, перечень отделений, на которые распространяется приказ, ограничен формулировкой "отделения интенсивной терапии", тогда как формально отделение может называться по-другому и не подпадать под действие приказа.

В проекте документа предусмотрено право на постоянное пребывание в палате с ребенком только одного родителя, а не двоих, как требует законодательство. Фото Кира Джафарова/Kharkiv Center of Cardiac Surgery

Также не прописан перечень медицинских манипуляций, при которых может быть ограничен доступ родителей в реанимацию.

Кроме того, в проекте документа предусмотрено право на постоянное пребывание в палате с ребенком только одного родителя, а не двоих, как требует законодательство.

Другим пунктом предусмотрено одновременное пребывание в палате не больше двоих членов семьи.

Формулировку предлагается изменить на "не больше двоих членов семьи каждого ребенка", чтобы на деле не оказалось, что в палате в принципе может находиться только двое посетителей.

Юристы также подчеркивают необходимость исключить требование брать письменное разрешение со всех родителей находящихся в палате детей на посещение пациента. А также прописать нормы, которые бы устанавливали ответственность сторон за невыполнение или нарушение приказа. 

"УП. Життя" попросило авторов предложений прокомментировать ключевые замечания, направленные в МОЗ.

Виктория Подворчанская
руководитель практики фармацевтического права и охраны здоровья ЕПАП Украина

Виктория Подворчанская, руководитель практики фармацевтического права и охраны здоровья ЕПАП Украина

В проекте Министерства есть несколько моментов, которые  могут усложнить реализацию общей концепции.

Остановлюсь на трех наиболее существенных:

1. Согласно проекту МОЗ, если ребенок находится в многоместной палате, то на постоянное пребывание рядом с его кроватью нужно письменное согласие родителей других пациентов. Мы считаем это требование чрезмерным.

Действительно, многоместные палаты – реальность украинской медицины. В то же время, это не вопрос выбора. Дети находятся в одной палате и у каждого из них есть право быть вместе с родителями. Оно не должно зависеть от желания родителей других детей.

Также представьте, что на практике родители будут вынуждены тратить время, которое они могут провести с ребенком, на получение этих согласий (которые другие родители могут просто не иметь физической возможности или желания оперативно предоставить).

А учитывая, что состав пациентов в палате может постоянно меняться, это в принципе может превратиться в бесконечный процесс. 

Мы предполагаем, что это требование могло быть сформулировано Министерством исходя из соображений приватности пациентов и конфиденциальности информации о здоровье. В то же время, в многоместных палатах в принципе говорить о приватности и конфиденциальности особо не приходится.

Также могут быть и другие способы их обеспечить, насколько это возможно. Например, тем же проектом Министерства уже предусмотрено, что медицинский персонал может попросить родителей временно покинуть палату, если нужно провести медицинскую манипуляцию или приватный разговор с другим пациентом или его родными.

И родители обязаны такое требование выполнить. Также в этом смысле хорошим подспорьем могут стать ширмы, о которых пойдет речь ниже.

2. Фонд Таблеточки предлагал, чтобы по желанию родителей для них оборудовалось мобильное место рядом с кроватью ребенка в палате.

Обратите внимание, что речь не идет о дополнительной койке или чем-то подобном.

Мобильное место включает только стулья для родителей и ширму, которая как раз и нужна для того, чтобы обеспечить приватность пациентов.

В редакции Министерства такие мобильные места оборудуются "при необходимости и возможности, с учетом действующих санитарно-эпидемиологических норм".

Есть вероятность, что при такой формулировке, стулья и ширмы в палатах могут никогда не появиться, поскольку больница всегда может сказать, что нет необходимости, возможности или это не соответствует санитарным нормам 1978 года.

Потенциально, с обеспечением стульев и ширм для реанимаций во многих случаях могли бы помочь благотворительные организации или даже сами родители. Фото Кира Джафарова/Kharkiv Center of Cardiac Surgery

Мы прекрасно понимаем, что обеспечить даже эти минимальные условия не так просто в условиях ограниченного финансирования, инфраструктуры и других факторов.

В то же время, без этого возможность постоянного пребывания родителей рядом с ребенком остается скорее на уровне декларации – ведь стоять у кровати 24 часа в сутки вряд ли кому-то под силу.

Потенциально, с обеспечением стульев и ширм для реанимаций во многих случаях могли бы помочь благотворительные организации или даже сами родители.

И важно, чтобы они не столкнулись с отказом в больнице из-за санитарных стандартов или по другим причинам.

3. Министерство предлагает, чтобы у кровати ребенка мог постоянно находиться только один из родителей. Эта возможность должна быть у обоих.

Юридически родители равноправны и не могут разлучаться с ребенком против их воли.

И речь может идти о последних часах или днях жизни ребенка, во время которых и мать, и отец должны, как минимум, иметь полноценную возможность просто быть рядом с ним. Это стандарт, на который ориентируются европейские системы здравоохранения.

Чаще всего, если нормативный документ утверждается, то изменить его после этого – процесс крайне сложный и длительный. Поэтому очень важно всем заинтересованным экспертам внимательно проработать порядок доступа в детские реанимации именно сейчас, на этапе проекта.

Это первый подобного рода документ для Украины, и все заинтересованы в том, чтобы на выходе он получился практическим и рабочим инструментом.

Анна Карашивская,
сооснователь Общественной инициативы "Бути поруч: реанімації, відкриті для батьків"
 

Анна Карашивская, сооснователь Общественной инициативы "Бути поруч: реанімації, відкриті для батьків". Фото c ее страницы в Facebook

Важливо, що в нашій редакції  Порядок допуску до дітей в реанімації не накладає на і так перевантаженого лікаря-анестезіолога чи молодший медичних персонал ніяких нових зобов’язань особливо займатися інформуванням відвідувачів.

Навпаки, ми самі запропонували МОЗ використати нашу інформаційну брошуру, яка в спокійному і дружньому тоні розповідає, що роблять з дитиною у відділенні інтенсивної терапії, як в ньому необхідно поводитися, як батьки можуть підтримати дитину в реанімації і як співпрацювати з лікарями.

Наша експертна група вирішила одразу ж підготувати аналогічний Порядок допуску відвідувачів для дорослих відділень інтенсивної терапії.

Зараз фіналізуємо цей документ.

Завдання-максимум – відкрити доступ і до дорослих пацієнтів реанімацій. Бо їхня ізоляція – це не менш драматична історія, ніж у випадку з дітьми.

Кожна людина –  і дитина, і дорослий – має право на підтримку рідних в найбільш критичний час боротьби за життя.

Павел Сильковский,
детский врач-анестезиолог Ровенской областной детской больницы
 

Павел Сильковский, детский врач-анестезиолог Ровенской областной детской больницы. Фото c его страницы в Facebook

Я б доповнив п.8, де про 2-х відвідувачів, словами: якщо інше не передбачене можливостями закладу.

У мене часто бувають випадки, коли батьки запрошують священика і хочуть бути разом з ним обоє, коли звершуються певні таїнства тощо. І, виходить, їх уже троє. А наказ забороняє навіть не їм, а мені виконати таке прохання батьків. 

Ще в наказі мені не вистачає пункту про заборону відвідувачам торкатися до будь-якої апаратури і робити без дозволу будь-що, що може вплинути на процес лікування.

У мене також бувають моменти, коли відвідувачі без дозволу натискають кнопки на апаратах і самостійно витягають у хворого зонди, катетери тощо.

Взагалі поява такого проекту на сайті МОЗ свідчить про те, що в головах людей наступили якісні необоротні зміни позитивного характеру.

Наше суспільство дуже повільно, але рухається від совкового уявлення про людину як малесенький гвинтик у величезному механізмі побудови якоїсь утопічної держави для невідомо кого.

Від радянських часів і до сьогодні лікарі стверджували, що вони турбуються про дитину, про її здоров'я і саме тому обмежують її контакти з рідними. Але насправді це була турбота лише про фізичні показники здоров'я.

Для радянської людини здоров'я означало відсутність хвороб, нормальне функціонування органів і систем. У той час, як ВООЗ давав визначення здоров'я як стану повного фізичного, психічного і соціального благополуччя, а не лише відсутність хвороб.

У нас ніхто не думав про психічне і соціальне благополуччя пацієнта. Саме тому їх розлучали з батьками, прив'язували (і прив'язують) до ліжка мотузками, безпідставно вводили в стан медикаментозного сну.

І нікого це не хвилювало. Головне, щоб фізичні показники були добрими.

Але суспільство дозріває.

Коли процес запуститься, він пройде через певний спротив медичної системи, але вже за деякий час ми побачимо, наскільки корисною буде участь батьків у лікувальному процесі. 

Подать или отправить свои предложения можно до конца дня 13 мая по адресу: ул. Грушевского, 7, г. Киев, 01601. Или же по электронному адресу tls@moz.gov.ua.

powered by lun.ua