Живой "Уголек". Как два человека спасли 100 животных

11545
15 червня 2016

"У нас примерно 50 коров. Точную цифру вам сказать не могу. Мы их боимся пересчитывать", – улыбается Александра Гаврилюк-Левицкая, вынося на улицу по очереди 4 огромных ведра с обедом для животных. Сегодня это манная каша.

Шесть лет назад они с мужем организовали универсальный приют для животных "Уголек" в селе Бродки, Львовской области.

С помощью активистов они по всей Украине спасают зверушек от смерти. Пытаются отдать их на воспитание в семьи, а тех, кого никто брать не хочет, забирают к себе в приют.

За эти годы в их небольшом доме кроме полусотни коров собралось ещё около 40 собак, 15 котов, 4 лошади и 4 козы. И эти цифры постоянно растут.

ТАМ ГДЕ ЖИВОТНЫЕ, ПОРЯДКА БЫТЬ НЕ МОЖЕТ

На старой Ладе Самара мы подъезжаем к совершенно непримечательным зелёным воротам. Кажется, обычный сельский дом.

Ничего, кроме огромного стога сена, который выглядывает из-за забора, не говорит о том, что за ним кроме двух людей, обитают ещё около сотни животных. А ещё лай. Когда 40 собак синхронно лают, это приобретает долю музыкальности.

Саша мечтала организовать приют для животных ещё с детства, но родители не позволяли.

"Отец вообще считает меня сумасшедшей", – смеется Саша. – "Он очень любит чистоту. А там, где есть хоть одно животное, порядка быть не может".

Саша мечтала организовать приют для животных ещё с детства, но родители не позволяли

В 25 лет, будучи выпускницей кафедры английской-немецкой филологии Женского института Энвила в Минске, она "усыновила" двоих питбулей. Они живут в ее доме до сих пор.

Территория приюта небольшая. Там где у соседей грядки с огурцами и помидорами, у Саши конюшни и вольеры для собак. Практически все хвостатые спокойно гуляют по территории. На привязи сидят только самые агрессивные.

Там где у соседей грядки с огурцами и помидорами, у Саши конюшни и вольеры для собак

Много собак в "Уголек" попали с одиозного львовского коммунального предприятия "Лев". Раньше там практиковались жестокие формы эвтаназии для животных. Саше звонили и говорили: "Приезжай, и забирай собак, а то мы их поубиваем". Она ехала. В старенькой Ладе возила и псов, и козлят, и даже телят.

"Как-то так много собак перевезти нужно было, что пришлось их даже в багажник усадить", – улыбается девушка.

Мы гуляем по уютным коридорам конюшен. В них тепло, лампочки излучают желтый свет, приятно пахнет сеном. Коровы и лошади заинтересованно проводят нас взглядом. Некоторые пытаются лизнуть меня или уткнуться носом в плечо. Им очень нравится человеческое внимание.

Коров здесь называют индийскими именами – Нанди, Парвати и Гаятри. Фото Наді Єгорової

Всех коров здесь называют индийскими именами. По паспортам они Мала, Рябенька, Чорнява, а на самом деле Нанди, Парвати и Гаятри.

Вокруг ног вьются собаки. Лохматая Джолин веселится, пытается запрыгнуть мне на руки. Новых людей в приюте она встречает не так часто.

ПРИЮТ – ОПАСНАЯ ШТУКА ДЛЯ ЖИЗНИ

Деньги – одна из самых больших проблем. Недавно Саша провела ветеринарный осмотр коров. Пустомитская ветеринарная клиника выставила счет – 7800 гривен.

"Это очень большая сумма для подобной процедуры. Мой юрист говорит, что согласно законодательству, она вообще должна проводиться бесплатно. Но в Украине у нас же всегда так", – поясняет она.

Ветеринарный осмотр коров нынче стоит 7800 гривен

Паша пишет музыку и продает ее в интернете, у Саши небольшой бизнес в Трускавце. Обычные люди, со средним доходом, прокармливают семью в 100 ртов. Помогают меценаты и неравнодушные со всей Украины. Но сбор средств, в основном, происходит, когда нужно кого-то спасти от мясников или хозяев. С повседневными растратами часто возникают проблемы.

"Раньше, как минимум раз в неделю выезжали во Львов в кино, в ресторан. Сейчас, если раз в 3 месяца сходим куда-нибудь, это шикарно", – вздыхает Саша. – "Еще ремонт было бы классно сделать, проводку поменять. Но перед нами стоит выбор: облагородить дом или прокормить животных. Конечно, мы выбираем второе".

Саша: "Перед нами стоит выбор: облагородить дом или прокормить животных. Конечно, мы выбираем второе"

На вопрос, какие возникают проблемы с менеджментом приюта, Саша и Паша синхронно закатывают глаза.

"Приют – опасная штука для жизни. Очень на нервную систему плохо влияет", – говорит Паша.

Несколько месяцев назад питомцев "Уголька" лишили места для выпаса. Раньше Саша арендовала 4 гектара земли для того, чтобы скот мог гулять. Но арендодатель решил продать землю. Денег на ее выкуп у Гаврилюк-Левицких нет.

Пришлось согласиться на аренду всего 1 гектара. Этого едва ли хватает для выпаса 4 лошадей. Про прогулки для коров даже и речи не идет. Для этого Саша планирует разобрать теплицу, в которой раньше они выращивали овощи. Все равно, за уходом за животными, на огородничество времени не хватает.

Несколько месяцев назад питомцев "Уголька" лишили места для выпаса

"Вообще-то здесь уйма территории для выпаса. Все село могло бы пастись. Но она распределена. Даже та, которая предназначена для общего пользования. Однажды, привели туда лошадь пастись, так ее отвязали. Она выбежала на дорогу, ее чуть машина не сбила. Мы со всеми соседями из-за этого рассорились"

Саше сложно говорить о проблемах приюта. Она редко делится ими в социальных сетях. Пытается решить все сама, пережить невзгоды самостоятельно. Она сильная. Ведь руководить такой большой семьей – постоянный тест на стрессоустойчивость.

По хозяйству паре помогают наемные работники. До недавнего времени в "Угольке" их было трое.

"Ну, на самом деле их было полтора", – смеется муж Саши, Павел. – "Втроём утром придут. Один работает, двое наблюдают. А бывало, совсем не приходили. Праздник. Пьяные дома валяются".

Однажды наемные работники вынесли деньги, предназначенные для содержания животных

Двух из них Саше пришлось уволить. Найти приличных работников в деревне сложно. Предыдущие систематически воровали. Выносили топоры, мешки. Всё, что лежало на видном месте. А однажды вынесли и деньги, предназначенные для содержания животных.

– А почему вы не привлечете сюда волонтеров?

– Нормальный человек здесь не выживет.

Я осматриваюсь вокруг, пытаюсь хотя бы примерно подсчитать количество окружающих меня животных и сбиваюсь после десяти. Понимаю, что в какой-то степени она права.

Пытаюсь хотя бы примерно подсчитать количество окружающих меня животных и сбиваюсь после десяти. Фото Наді Єгорової

"Привлекать волонтеров сложно. Во Львове очень аморфная публика, в Киеве с этим проще. Мне для этого нужно написать кучу постов в соцсетях, спамить людям. А потом всех же нужно принять, накормить, чаем напоить. У меня нет на это времени", – поясняет Саша.

ЕСЛИ НЕ ВЕРИТЬ В ЧУДЕСА, НИЧЕГО НЕ ПОЛУЧИТСЯ

Саша приглашает нас в дом. Предлагает угостить супом. Я отказываюсь. Она настаивает. Мы ее гости, а значит она должна нас накормить. Такие в этом доме традиции.

В маленькой кухне царит беспорядок. Стол завален бумагами и кучами сломанной техники. Сверху на этом восседают коты.

В маленькой кухне царит беспорядок и восседают коты

– Это мое рабочее место, – говорит Саша, и иронически улыбается. Показывает мне ветеринарные паспорта для коров и заваривает чай.

– Сколько сахара?

– Я пью без. Так вкуснее.

Саша смотрит на меня поверх очков и улыбается:

– Гоцала бы целый день по хозяйству, пила бы тоже по 4 ложки сахара. У меня просто пониженное давление, так что если я еще чай без сахара буду пить, то вообще загнусь!

Саша и Паша вегетарианцы уже 9 лет. Они практически не употребляют продукты животного происхождения. Признаются, иногда пьют молоко, которое остается у коров после выкармливания телят. Поэтому веганами называться не могут.

Они не носят кожаные изделия. Занимаются кришнаитскими практиками. Выращивают в комнатах паутину.

Саша и Паша вегетарианцы, не носят кожаные изделия, занимаются кришнаитскими практиками и выращивают в комнатах паутину

В Бродках Гаврилюк-Левицких не любят. Они не похожи на односельчан, людям сложно к этому привыкнуть.

"Узнали, что соседи собираются сдавать коров на мясо. Попросил продать их мне. Предлагал такие же деньги, как мясник. Нет, не продали, отдали на забой. А бывает, узнают, что мы не для мяса хотим купить корову, а спасти ее, так завышают цену. Видят, что у нас эмоциональная связь с животным образовывается, и пытаются на этом навариться", – рассказывает Паша. Глубоко вздыхает. Отпивает из кружки чай. -"Мне с мясниками легче общаться, чем с такими обычными людьми".

8 лет назад пара пыталась материально содержать приют для собак в Нигерии. Из них там готовят национальные блюда. Отправляли деньги местным, по Facebook проверяли как у животных дела. В один день в приют забрались воры и убили всех собак. Для Саши и Паши это была трагедия.

Саша мечтает, что однажды сможет купить ферму с большой территорией

Саша мечтает, что однажды сможет купить ферму с большой территорией. И тогда пропадут все проблемы с выпасом, недостатком сена для откормки, нехваткой места в конюшнях.

Я смотрю на этих двоих чудаков и задумываюсь.

Зачем они занимаются этим?

Зачем отказываются от нормальной жизни, дни и ночи проводят в конюшнях, переживают, не заболели ли телята или жеребята?

Зачем неделями напролет ищут деньги для спасения, лечения, прокормления животных?

Зачем ссорятся с соседями, родителями, простыми обывателями, которые не понимают цели всего этого?

На прощание Саша говорит: "Я очень сильно верю в чудеса. Если бы не верила, никого бы не сумела спасти. Есть люди, которые думают, что они не смогут помочь животным, и поэтому ничего не делают. А у меня вот получается".

Зачем они это делают?

Потому что отчаянно верят – каждое существо заслуживает право на жизнь.

Реквизиты для помощи "Угольку" и его обитателям тут Facebook и Вконтакте.

Екатерина Мячина, специально для УП.Жизнь

powered by lun.ua